Sign in to follow this  
Platan

РПГ по первой мировой.

Recommended Posts

Мы сидели в окопах. Второй год. Грязные, вшивые, вонючие. Второй год в аду этой войны… Я, офицер его высочества, курил грязную самокрутку, зябко кутался в старую шинель, и вспоминал, как все началось…

«1 ремера Сикстония объявила войну Арутинии, в тот же день Сикстонцы безо всякого объявления войны вторглись в Ксембург.

Ритолия обратилась за помощью к Империи Трех островов, но имперское правительство 12 голосами против 6 отказало Ритолии в поддержке, заявив, что «Ритолия не должна рассчитывать на помощь, которую мы в настоящий момент не в состоянии оказать», добавив при этом, что «если сикстонцы вторгнутся в Арутинию и займут лишь ближайший к Ксембургу „угол“ этой страны, а не побережье, Империя останется нейтральной».

На что посол Ритолии в Империи, Камбо, заявил, что если Империя сейчас предаст своих союзников: Ритолию и Вариган, — то после войны ей самой придётся плохо, независимо от того, кто будет победителем. Правительство Империи, фактически, подтолкнуло сикстонцев к агрессии. Сикстонское руководство решило, что Империя в войну не вступит и перешло к решительным действиям…

2 Ремера Сикстонские войска окончательно оккупировали Ксембург, и Арутинии был выдвинут ультиматум о пропуске Сикстонских армий к границе с Ритолией. На размышления давалось всего 12 риров (около часа).

Того же 2 ремера Сикстония объявила войну Ритолии, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Сикстонии» и «в нарушении Арутинского нейтралитета».

3 ремера Арутиния ответила отказом на ультиматум. Сикстонии. Сикстония объявляет войну Арутинии.

4 ремера сикстонские войска хлынули через Арутинскую границу. Король Арутинии Ривард обратился за помощью к странам-гарантам Арутинского нейтралитета. Имперцы, вопреки прежним своим заявлениям направили в столицу Сикстонии, Фарагер, ультиматум: прекратить вторжение в Арутинию или Империя объявит войну Сикстонии, — на что в Фарагере заявили о «предательстве». По истечении ультиматума Империя объявила войну Сикстонии и направила на помощь Ритолии на континент 17 дивизий.

6 ремера Плиния, союзник Сикстонии, объявила войну Варигану.»

Так началась та бойня, в которой я участвую, учавствую уже два года. Я снова затянулся дешёвым табаком и сплюнул на дно траншеи. Как там дальше то?

«Перейдя Арутинскую границу утром 4 ремера, сикстонская армия легко смела слабые заслоны арутинской армии и двинулась вглубь Арутинии, обходя и блокируя хорошо укреплённые арутинские крепости: Льеж, Намюр и Риолат — сикстонцы гнали перед собой арутинскую армию и 20 ремера взяли Буссиол – столицу Арутинии, в тот же день выйдя на арутинско-ритолийскую границу.

14—24 ремера состоялось Пограничное сражение: в горах Аррха, у Руала и Монса. Имперско-ритолийские войска потерпели тяжёлое поражение, потеряв около 150 тысяч человек, и сикстонцы с севера широким фронтом вторглись в Ритолию, нанося главный удар восточнее, в обход Алитина – столицы Ритолии, беря таким образом ритолийскую армию в гигантские клещи.

Сикстонские армии стремительно шли вперёд. Имперские части в беспорядке отступали к побережью, ритолийское командование, не надеясь удержать Алитин, готовилось к сдаче столицы, а правительство бежало в Ордо

Но для завершения операции по обходу Алитина и окружению Ритолийской армии у сикстонцев просто не хватило сил. Войска, пройдя с боями сотни километров, вымотались, коммуникации растянулись, нечем было прикрывать фланги и возникающие бреши, резервов не было, маневрировать приходилось одними и теми же частями, гоняя их туда-сюда, поэтому Ставка согласилась с предложением командующего совершавшей обходной манёвр 1-й армии ау (приставка к дворянскому званию) Рапагом сократить фронт наступления и не совершать глубокий охват ритолийской армии в обход Алитина, а повернуть на восток севернее ритолийской столицы и ударить в тыл основным силам ритолийской армии.

Но поворачивая на запад южнее Алитина, сикстонцы подставляли свои правый фланг и тыл под удар ритолийской группировки, сосредоточенной для обороны Алитина. Прикрыть правый фланг и тыл было нечем: 2 корпуса и конная дивизия, изначально предназначавшиеся для усиления наступающей группировки, были отправлены в Западную Мирию, на помощь терпящей поражение 8-й сикстинской армии. Тем не менее, сикстинское командование пошло на роковой для себя манёвр: повернуло войска на запад не доходя до Алитина, надеясь на пассивность противника. Но ритолийское командование не преминуло воспользоваться предоставившейся возможностью и ударило в неприкрытые фланг и тыл сикстинской армии. Началась битва на реке Ирста, в которой имперцам и ритолийцам удалось переломить ход боевых действий в свою пользу и отбросить сикстийские войска на фронте от Дена до Ушага на 50-100 километров назад. После этого произошёл так называемый «Бег к морю» — обе армии пытались окружить друг друга с фланга, что привело лишь к тому, что линия фронта упёрлась в берег Южного моря.

На западном фронте в это время произошло три крупных сражения между вариганской и сикстонской армиями: западно мирийская операция 2934 года, Линская операция и Тиаро-Парденская операция, в которых противники нанесли друг другу ряд чувствительных ударов, и Сикстонии пришлось перебросить на запад подкрепления из Ритолии, что стало одной из главных причин её поражения на Ирсте. Зато в битве при холме Армеган вариганская армия полностью разгромила единственного союзника сикстонии — Плинии, продвинувшись вглубь территории противника до 350 км. К концу года на востоке, как и на западе, установился позиционный фронт.»

Позиционный фронт… это когда ты сидишь в этом осточертевшем окопе, два раза в неделю (можно сверять часы!) идет вялая артиллерийская перестрелка, раз в месяц противник пытается прорвать фронт – долго месит из всех крупных стволов и кидается бомбами с дирижаблей (вон валяется на нейтральной полосе туша – пулемётами сбили) ряды колючей проволоки и окопов, поднимается в атаку… и повисает на рядах колючки, выбитый пулеметно-ружейным огнем. Иногда точно так же повисаем мы… Я, офицер его величества князя Плинийского, ходил в такую атаку уже три раза, дважды был ранен, имею медаль «За храбрость»…

Как же все осточертело!!! Хочу домой, в родовое гнездо, увидеть маму… Выкурить трубку с отцом… Черт, черт!

Что за рык? Что то гремит с той стороны фронта… И свистит… СВИСТИТ?!

- АРТОБСТРЕЛ!!! – орет кто…

Загудело и жахнуло, загудело и снова жахнуло… Огромные фонтаны земли вздымаются в небо, опадают обратно, засыпая нас, скорчившихся на дне окопов и блиндажей, молящих господа, чтобы все поскорее кончилось… Чем же они бьют?! Даже гаубица 152 мм не может достичь такого эффекта…

Странный рык усиливается… Мы неуверенно выглядываем…

- ГАЗЫ!!! – кричит ротный, я выдергиваю из подсумка противогаз, лихорадочно напяливаю, стёклышки тут же запотевают, а снять и протереть нельзя, потому что зеленое облако уже дошло до позиций, и надо вытаскивать из блиндадей орудия и пулемёты, пока враг не подошел близко…

Я выкатываю на позицию свой пулемет, верный и страшный «Гром» конструкции Ваиграу, и заряжаю ленту. Вот уже видно бегущие в ядовитом тумане фигурки… иии… и святая божия матерь, что это?! Огромные чудовища приближались к нам гремя, прихрамывая и качаясь. Это они издавали этот шум, и они ползли, ползли к нам…. Спаси господи наши души, спаси!!!

Спустя три часа, когда линия фронта была прорвана, и последние солдаты Плинии сдались, а газ рассеялся, к командующему вариганской армии подошел представитель особо отдела фронта.

- ну как вам наше новое оружие, мессир?

- Оно столь же чудовищно, сколь и действенно…. Распорядитесь, чтобы армия заказала ещё тысячу этих… танков. – Генерал-майор окинул взглядом усеянное убитыми поле. – А лучше – две…

Share this post


Link to post
Share on other sites

…Карлос сидел и смотрел на огонь. Вопреки распространенному мнению, это отнюдь не успокаивало. Нервы были натянуты, а в глазах стояла непередаваемая печаль. Впрочем, у многих теперь было похожее состояние. И винить их в черствости было сложно. Шла война. Рушились жизни и надежды не только отдельных людей, но и целых народов. Одному Богу известно, почему она началась и когда закончится. И какую цену она возьмет за свое прекращение.

Но Карлоса это волновало далеко не в первую очередь. В мирное время он был преуспевающим торговцем и отлично знал, как следует крутиться, чтобы не попасть впросак. Вот и сейчас он сидел в теплой комнатке и смотрел в огонь, когда остальных поголовно вербовали в армию, где каждый неизбежно должен был увидеть совершенно иное пламя. Неуправляемое и всепожирающее. Пламя самой преисподни.

Он думал и не об упущенной выгоде, которую вполне можно было бы выторговать за это время. Не о доме и лавке, потерянной в суете эвакуации два месяца назад. Не о родственниках, которых, вполне возможно, уже и нет в живых. Нет. Его беспокоило нечто совершенно иное.

Уже ровно месяц, как он сидит на этом складе, исполняя роль сторожа. Местность глухая и тихая, вдали от ожесточенных боев, в стороне от суеты и мирских забот. Однако расплодившиеся, в условиях безнаказанности, бандитские группировки, уже давно стали бичом местного населения. На случай встречи с ними у Карлоса была винтовка. Смехотворное оружие. Но и не они беспокоили его. На язык он парень подвешенный, поэтому договориться всегда сможет. Тем более ему плевать на склад – своя жизнь дороже. Но всеже одна вещица занятная здесь имелась. У него просто чутье на подобные вещи. И поэтому Карлос сразу понял – эта штуковина явно не просто так. И стояла она на третьем этаже этого склада, который местные именовали не иначе как «Сарай», причем с большой буквы.

Сколько раз он уже набирался смелости и осматривал ее, трогал, пытался понять, что это такое. Безуспешно. С виду – большой гладкий черный камень. Вот только не камень это. Карлос твердо знал, что это не камень. Готов был спорить на что угодно, лишь бы после этого ему сказали, что это на самом деле. И было в нем нечто притягательное. И пугающее одновременно. Прикосновение к нему вызывало странные внутренние чувства – душа успокаивалась, все вокруг замирало и прекращало беспокоить. Время растягивалось. Вот только рука начинала жутко болеть. Сначала зудеть, а потом и вовсе жечь. И приходилось отступиться. И тогда гнет окружающего мира вновь набрасывался, давил на нервы. Хотелось кричать и биться головой об стены, прыгнуть в окно, просто вскрыть себе вены. И только знание того, что это не поможет, останавливало смельчака, дерзнувшего прикоснуться к священному камню предков, как его нарек кто-то из духовенских верхушек…

Но те пять минут покоя стоили этого. И Карлос, подкинув дров в маленькую печку, чтобы не потухла, вышел из комнаты, отправляясь в обход территории, который включал в себя и осмотр помещения со старым научным оборудованием, где стоял Он…

*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Приближалась ночь. Солнце давно уже спряталось за близкий горный кряж, и его лучи едва освещали небо, а на востоке уже появились первые звезды. Скоро мрак окутает поселок, давая короткую передышку перед следующим безумным днем. Днем натянутого спокойствия, в ожидании падения занесенного меча...

Несколько мелких облаков неспешно плыли на север. Там, за заливом, развернулось жуткое, кровавое действо и видимо, тучи желали на него посмотреть поближе. Прощальные отблески светила окрасили их в соответствующий цвет, будто заранее подготавливая для них подходящее одеяние. Сами же облака никуда не торопились – война затянулась и скорая развязка ей не грозит, а значит и некуда спешить, успеют еще насмотреться…

На краю поселка стояло крупное трехэтажное здание. На первом этаже одиноко светилось окошко, все остальные оставались темными и мрачными. Раньше это был продовольственный склад для шахтеров. Потом выработка в шахтах понизилась, и рабочие перебрались в иное место – более богатое углем. За ними потянулись и их семьи. Теперь же некогда процветающий городок, превратился в ветхую деревушку. На склад же свезли и бросили те вещи, которые было сложно и необязательно тащить с собой.

Третий этаж старого, деревянного здания ничем не отличался от других. Нет, отличался. Пыли здесь было на порядок больше, а пауки толще. А хлам лежал практически один и тотже. В добавок к прочему мусору, здесь были старые ящики с никому ненужным оборудованием, принадлежавшее когда-то некоему химику. Где сейчас этот ученый муж – неизвестно. Скорее всего, трудиться в какой-нибудь правительственной конторе.

Особое место среди всего этого хаоса, занимал каменный блок черного мрамора, непонятно зачем сюда затащенный. Пыли на нем было на удивление мало, а пауки категорически избегали его оплетать паутиной. У основания камня лежала бумажка, видимо когда-то приклеенная к нему. Выцветшая надпись гласила: «Х.З. Тиррикс. Доктор химических наук Вариганского университета. Объект «Монолит» не поддается кислот и щелочей едких воздействию, посему изучение дальнейшее его прекращаю. Перевезти его необходимо в место более спокойное, для …», остальное прочитать уже невозможно, так как протекающий потолок усердно и добросовестно создавал в этом месте зону с повышенной влажностью, размочившую бумагу и оставившую в тайне дальнейшие намерения почтенного господина Тиррикса.

Впрочем, им и не суждено было исполниться. Внезапно камень исчез. Растворился в воздухе. Из пустоты, возникшей на его месте, на пол с грохотом посыпались обломки и куски какого-то странного оборудования – провода, полупрозрачные пластинки, разноцветные кристаллы. Из самой середины, вывалился кусок непонятной конструкции, напоминающей кресло, закованное в решетку. В кресле находился человек. Как только решетка упала на пол, он тут же выбрался наружу. Бегло оглядевшись вокруг, он нажал что-то на своей руке, и помещение осветилось легким голубоватым светом. Несколько мгновений он разглядывал нечто, одному ему видимое, а затем, нахмурившись, еще раз огляделся вокруг, на этот раз неторопливо. Заметив у дальней стены дверь, осторожно и быстро, словно скользя в воздушных потоках, практически не издавая шума, оказался возле нее, прислушался. Снаружи послышались торопливые шаги. «Существо одно, ходит на двух ногах, некрупное, явно торопится. Грохот услышало? Да, точно. Что делать? Обезвредить? Ликвидировать? Я не знаю, на что оно способно. Уйти незамеченным. Принято» - эти мысли пронеслись в голове у странного пленника Монолита за то время, пока сторож успел занести ногу для очередного шага.

Таким же неуловимым движением, человек оказался у закрытого окна и осторожно выглянул наружу – почти стемнело, никого не видно. Высота метров десять, приемлемо. Не оглядываясь на дверь, он выдернул старый ржавый крючок, распахнул окно и выбрался наружу. Зацепиться не за что, до края крыши не дотянуться, поэтому он повис на руках на краю окна и, оттолкнувшись ногой от стены, совершил плавный прыжок в сторону, завершившийся мягким перекатом, после чего растворился во тьме, будто его и небыло…

*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Карлос ожидал увидеть все что угодно, но только не то, что увидел. Камень исчез. Распахнутое окно и следы ног в пыли, еле видимые в свете тусклого масляного фонаря – «украли!». Но встряхнув головой, он сообразил, что глыбу таких размеров просто невозможно украсть. «Следы!» сторож внимательно осмотрел помещение –ни души, следы ведут от дверей к окну и все. Выглянув наружу и никого не увидев, Карлос остался в замешательстве, которое постепенно переросло в бешенство. «Камня нет. Камня нет. КАМНЯ НЕТ!!! – руки его задрожали мелкой дрожью, рот приоткрылся в беззвучном крике. Только сейчас он понял, насколько для него была важна эта глыба. Насколько он от нее был зависим – камня нет… - безучастно подумал он и поставил винтовку и фонарь на пол, подошел к призывно скрипящему несмазанными створками окну, выглянул наружу, - Это абсурд! Я не должен! Это ничего не изменит!» – говорил он сам себе, а сам поднялся и встал на подоконник.

– Всего один шаг вперед. Один шаг, и все закончиться. Никакой войны, никакого страха, только покой и умиротворение, ни этого ли ты хотел? Ни этого ли тебе сейчас не хватает? Ни за этим ли ты шел к Монолиту? – соблазнительно шептал внутренний голос – Ну же? Чего ты боишься? А? Тебе есть что терять?

– Нет… – прошептал вслух Карлос, сам того не замечая – Нет! НЕЕЕТ!!!

После чего шагнул вперед…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this