Jump to content
Arena V
Khael

LordGrey, мое графоманство)

Recommended Posts

Рассказ "Меч" стилем написания чем то похож на произведения Перумова, мне понравилось ::smile . И вот еще полу вопрос полу утверждение ::blush , LordGrey тебе нравится ночь?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Какой же негодяй посмел тебя ввести в такое состояние? Дайте мне его за горло подержать ::hot

А стих, доо, норм. Прочуствовал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо всем за коментарий) приятно что не полная бяка вроде получилась)

Виктор,

LordGrey тебе нравится ночь?

конечно) А кому-то может не нравится ночь?) Хотя мне нравится и день, ночью не бывает такого чистого, светлого голубого неба над головой) Хотя предпочитаю все-же темное время суток)

ЗЫ. к чему вопрос я не совсем понял)

ReDeemer,

Какой же негодяй посмел тебя ввести в такое состояние? Дайте мне его за горло подержать

приезжай...подержишь..токо не сильно) Потом пиво еще надо буде с тобой попить...)) Я сам себя введу в любое состояние, был бы легонький толчок(а бывает и без него получается обойтись) вот вывести- это посложнее будет)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ночью в ясную погоду звёзды хорощо видно. Правда, мне от этого сразу становится что-то хреново - начинаю мечтать, чтоб мы наконец встретились с внеземной цивилизацией... Так плохо быть одному во Вселенной.

ЗЫ: И чтобы иные разумные вели мирную политику. Создали контакт, подружились, языку выучились, познали то, что они узнали раньше нас... :roll:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хм...нечто скорее подходящее на зарисовочку или начало чего-то большего, что мне стало лень продолжать, пока что, а там хз)

Чужой

Вьюга кружила в хороводе снежинки, играла ими, выстраивала какие-то свои безумные и холодные узоры танца, а я сидел на холодных камнях и следил за ней. Может мы тоже как эти снежинки...кружимся в хороводе жизни, она играет нами, плетет из нас свой узор, а потом вот так же равнодушно бросает в какой-то момент о скалы. Только мы в отличии от снежинок ломаемся и нам бывает больно.

Достав десантный нож, я задумчиво принялся царапать им что-то на камне. Вышло блекло и едва заметно. Устремленная к звездам стрела едва угадывалась. Ухмыльнувшись про себя, затер рукой символ организации в которой служил и работал так долго...долгих 10 лет..теперь не работаю. Угнать легкий патрульный крейсер, пусть и списаный...думаю на меня обиделись и сейчас ищут.Врядли меня, скорее корабль. Но я же не дурак...отключил все системы по которым меня могли отыскать, причем некоторые блоки банально прожег лазерным буром. Да и корабль я не менее банально разбил при посадке. Вон посадочный модуль от него только и остался в целости и сохранности, приткнулся на краю плато, стоит в кругу оплавленого жаром ионных двигателей камня, слабо мерцая габаритными огнями и потрескивая остывающим на морозе корпусом. Не верю что найдут.

Кто я? Никто. Зачем я здесь? Это просто своеобразная разновидность самоубийства. Я добирался сюда 9 дней, за эти 9 дней спал урывками не более чем по 2 часа в сутки, вел совершенно не предназначеный для одиночного пилотирования военный крейсер с половиной неработающих систем через полгалактики, утопил его в море и сам не знаю каким чудом спасся на этом десантном Б-140 только для того, чтоб умереть здесь, в абсолютном одиночестве, на холодной, каменистой безжизненной планете с минимально допустимым содержанием кислорода в атмосфере. Почему я это сделал?

***

-Сэр, он очнулся.

-Извините, капрал, позже договорим, -высокий пожилой человек в белом халате кивнул молоденькой симпатичной девушке в синей форме военного флота Коалиции и нашивками капрала и обернулся к новому собеседнику, -что говорят приборы?

-Он слишком слаб, но думаю опасности для жизни уже нет. Но его мозг...думаю он может быть поврежден куда больше чем нам бы того хотелось

***

Молодой худощавый парень с глубоко запавшими глазами лежал на кровати и пытался ответить на задаваемые кем-то вопросы. Но ответов он попросту не знал. Имя? Не помню. Кто я? Не знаю. Звание? Вот это помню. Капитан первого ранга. Войска? Снова провал...Вопросы, вопросы, множество вопросов и на все один ответ- "не знаю"

***

-Он ничего не помнит, сэр. Я считаю что мы потерпели неудачу.

-Не мы, Симмонс, а эти гребаные конфедераты, мы же только выташили его с того света- в этом удача оказалась на нашей стороне.

-Что будем делать с ним дальше?

-А что с ним делать? Его амнезия носит избирательный характер, рассудком парень не двинулся, да и в конце-концов он капитан ВКС. Под тщательный надзор, дадим время на реабилитацию, переподготовка и вперед. Конечно военным кораблем ему никто не доверит командовать, но быть пилотом или даже первым помощником думаю вполне...

***

Я смахнул наметенный на нарисованную мной эмблему снег и резкими движениями нацарапал поверх нее схематическое изображение сжимающей звезду когтистой лапы с крыльями по бокам. Да. Поначалу я ничего не помнил. А потом...это пришло. У меня хватило ума скрывать. Я старался не выделяться, хоть это было трудно...мои сослуживцы становились все более чужими с каждым днем, да что там сослуживцы, мне все более чуждыми становились представители той расы среди которой я жил. Я стал копать...неспеша, незаметно...да, я действительно был когда-то капитаном первого ранга Джеймсом Доу. Но в самом начале войны тот попал в плен, над ним ставили эксперементы, ему стерли память и он там умер...А на койке в госпитале очнулся уже кто-то другой. Там очнулся я. Но я тоже был мертвецом. Последний представитель исчезнувшей куда-то рассы? Возможно. Они переписали в это тело его...мою память, подробности- до них так и не удалось докопаться. Но память стала оживать. Сначала сны...они были такими реальными...я просыпался от боли в сведенных судорогой мышцах спины, мне снились крылья, которые не были предусмотрены для этого тела природой...мне снилась война...нездешняя и другая, мне снилась смерть. Моя смерть. И я скрипя зубами и стараясь не кричать, открывал глаза и извивался на кровати в холодном поту, потом не мог уснуть до утра от фантомных болей в крыльях и хвосте, от ярких картин стоящих перед глазами, непривычно родных, но совершенно не похожих на все то что я успел "вспомнить" за период реабилитации мыслей...10 лет...они убрали надзор через 6. Но я так и остался лейтенантом во вспомогательной службе. Кто бы знал чего мне стоило выкрасть этот проклятый крейсер, подготовить все, подгадать момент...кто бы знал чего мне стоило найти в реальности то место, куда звала меня моя, чужая этому миру память. И вот теперь я здесь. Оно совсем не похоже на то, что приходило в снах, и тем ни менее это именно оно. Пятая планета из десятка крутящихся вокруг синего карлика, в безымянной солнечной системе в галактике Млечный Путь...Сколько должно было пройти времени, чтобы она так изменилась? Я устало поднялся с холодных камней, отряхнул десантный комбинезон, поправил дыхательную маску и рюкзак, забросил на спину штурмовую винтовку AGR, не самое лучшее оружие если честно, устаревшее и ненадежное, неоправдано высокая мощность и при этом низкая точность стрельбы...сняты с вооружения 15 лет назад...но это и неважно. Это лучшее из того, что было. И я сам не знал зачем собирался тащить с собой эту 5-килограмовую бандуру, я даже не знал куда иду и зачем. Да и неважно это было...что я надеялся найти? Только смерть. Я хотел избавиться от страшных снов, одиночества, памяти. И я знал лекарство. Но ведь умирать можно лежа и трусливо закрыв глаза, а можно стоя к ней лицом к лицу и с оружием в руках...я выбрал последнее и стал неторопливо спускаться вниз, прыгая с камня на камень, оставляя позади сиротливо мерцающий огнями кусочек цивилизации и цепочку заметаемых ветром следов. Я не вернусь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Давай! Не ленись) Продолжай. Хотя уже то, что ты это отдельно выложл, а не в зарисовки уже, конечно, вселяет надежду.

Так что жду с нетерпением продолжения и развития событий ::bouncy

Share this post


Link to post
Share on other sites

Безымянный стишек

***

Я вижу прошлое далеких миров

смотрю в равнодушную бездну Вселенной

пылает там призрачный свет звездных костров

Холодным мерцанием искры нетленной

Вопросам моим уже множество лет

Надеждам никогда не суждено было сбыться

Я столько веков искал свой ответ

Но бился в когтях судьбы пойманой птицей

Я чую вдали жизнь далеких планет

их кажется можно коснуться рукой

Но там пустота уже тысячи лет

И прошлое звезд забрало мой покой

Я слышу в ночи зов нездешних миров

Миров для которых я не был рожден

Рев плазмы из дюз боевых крейсеров...

Как жаль. Для Вселенной я- просто сон...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Просто рассказик. Ну пускай рабочее название "Новый огонь")

Повелитель неба был еще жив, хоть кровь уже и не текла нескончаемым потоком, как пару часов назад. Было понятно, что осталось ему уже недолго. Через ужастную рану на левом боку белели осколки ребер. При каждом выдохе рана пузырилась кровавой пеной, а вдыхая крылатый хищник порой судорожно прогибался и царапая когтями камни, откашливая затем свою кровь. Агмарр смотрел на дрэкона, как его называли старшие, широко раскрытыми глазами и почему-то испытывал мучительну боль..будто это он сейчас лежал на прибрежных камнях с изломаными крыльями и сорваной чешуей, будто это он рычал и резко хлестал хвостом в сторону столпившихся падальщиков...Почему-то трепета и восхищения которые он испытывал к старшине и его дружинникам у мальчика сейчас не было никакого, они жадно ждали пока хищник издохнет, боясь подходить, после того как тот двоих убил насмерть хвостом а неповоротливого здоровилу Боргайла перекусил пополам и выплюнул то что осталось от силача в море. Воины решили, что тварь издохла и полезли обдирать бесценную чешую. А Боргайл хотел отрубить голову и повесить ее в своем доме...как он намеревался это сделать так и осталось тайной, ведь голова дрэкона размером с самого силача-дружинника. Была. Пока того хорошенько не пожевали.

-Да когда ж он издохнет-то? Вот же живучий зараза. Полдня тут торчим как дураки.

Это в который раз возмутился Кархэн. Шустрый и непоседливый гуляка-развратник, которого не выгнали из дружины только потому что он был племянником старосты. Он тоже полез было вместе с другими по чешую, но благодаря своей ловкости, хотя скорее тому что трусливо держался позади всех, умудрился от хвоста отскочить и потом долго трясся, прикладываясь к фляжке. Пить на службе было строго запрещено, потому воевода Каратай презрительно морщился глядя на такое непотребство, но сказать ничего не посмел, рядом стоял староста.

-А ты пойди да добей, -хохотнул кто-то.

-Вон и топор Боргайла рядом с ним еще валяется. Если конечно тебе его силенок хоть с места хватит сдвинуть.

Последние слова были добавлены несколько тише но все их все-равно услышали и захохотали. Агмарру было жутко. Что-то неправильное во всем этом. Умирающий хищник, смертельно раненый при драке в небе с чудовищем и возможно спасший их деревню, обступившие его благодарные шакалы, хохочущие рядом со свежими трупами своих же собратьев... Он еще раз посмотрел на дрэкона и застыл. Тот смотрел прямо на него. Глаза в глаза. В его взгляде сквозь боль можно было разглядеть печаль и понимание. В его взгляде был разум. Ибо только разумный может грустить и улыбаться в лицо смерти. А губы зверя были растянуты в презрительную улыбку. Агмарр мог поклясться в том своей душой. Неужели кроме него никто этого больше не видит? Неужели больше никто не испытывает благодарности и не замечает красоты дрэкона? Почему эти трусы вместо того чтоб пытаться ему хоть как-то помочь, ждут пока он умрет? И Повелитель неба, будто читал его мысли, его взгляд проникал куда-то глубоко-глубоко, причиняя почти физическую боль, меняя что-то в нем, в голове стали звучать странные, не его мысли, с рычащими интонациями, их невозможно было разобрать, но они были понятны, близки, впечатывались в саму его суть, по жилам будто плеснуло раскаленным пламенем и Агмарр застонал, огонь стремительно заполнял его всего, смешивался с кровью, выжигал разум. Он готов был упасть от боли прямо тут, кататься по земле в судорогах, ломая себе кости и рвя жилы, но тело парализовано замерло, только из глаз текли слезы. Односельчане ничего не замечали. Они громко о чем-то спорили и ругались. Делили бесценную добычу, радовались в прямом смысле свалившейся прямо с неба на голову удаче, костерили на чем свет стоит живучесть крылатых гадов и на него не обращали внимания. Да и слыл он пареньком "со странностями", задавал слишком много неправильных вопросов, больше любил бродить в одиночку в лесу или смотреть на небо, чем играть со сверстниками, работать или таскать в стог подружек, благо оболтусу давно стукнуло 15. А еще он умел читать. На двух языках. И был не здешним. Говорят мать оставила его его у тетки Марфы, а сама затем умерла...но главное не претендовал даже на единственную чешуйку, а потому был неинтересен...

...вдруг подул ласковый ветер и пламя перед глазами медленно опало, затаилось, вместо того чтоб вспыхнуть ярче. Но никуда не ушло, а вдруг вновь вспыхнуло с новой силой, но уже не обжигая, а затягивая душу в сладостный танец двух стихий. И он присоединился к танцу. Будто так и должно быть. Ни страха, ни вопросов. Только счастливый восторг. В этом мире не было ни времени и измерений. В этом мире не нужны были крылья чтоб летать. Пламя, ветер, и он...он был и тем и другим, и он был собой...

-...эй заморыш, брысь отсюда я тебе говорю. Чего вытаращился? Да-да. Это я тебе говорю. Не слыхал чтоли что порешили поставить стражу возле трупа этой ящерицы и разойтись. Чего ты так таращишься, будто гмырха перед собой увидел? Марш домой.

Агмарр с непониманием смотрел на дядьку Потапа. Тот стоял напротив него, тряс одной рукой за плечо, а в другой сжимал старое копье. Он едва сдержался чтоб не бросится на Потапа, хотелось рычать и рвать когтями это безмозглое отребье... Уже в летах но еще дюжий и по сути не злой дядька, иногда учил мальца обращению с оружием, когда брага уже закончилась, но он еще не храпел и чем-то хотел разбавить свою скуку. Служил он когда-то десятником у самого тана, а затем ушел на покой в родной городишко, быть бы не Каратаю воеводой, а ему, абы он не пил так много. Говорил что старые шрамы болят. Кто знает, может и не врал. Шрамов у него и вправду было множество...Все эти размышления промелькнули где-то на краю сознания мальчика и позволили удержатся от безумного поступка, а перед взором все еще стояли глаза дрэкона... если бы перед ним стоял Кархен он бы врядли сумел взял себя в руки и даже не зарычать вголос. Агмарр сместился чуть вбок и поглядет на умирающего. Тот лежал все так же как и раньше, только подогнув измятое крыло и прикрыв глаза. Что с ним только что было? Страх приходить не спешил. В нем что-то изменилось, но это казалось правильным и не пугало. Агмарр больше не был Агмарром...или только что им стал? Откуда-то пришло знание значения своего имени в языке драконов. Огненный.

-Да, дядько. Уже ухожу.

Свой голос показался чужим и непослушным, губы пересохли и язык прилип к нёбу и едва ворочался, сделав шаг в сторону деревьев, он понял что его шатает от слабости. Перед глазами заплясали темные мушки а ноги предательски подкосились. Не упасть стоило огромных усилий. В таком состоянии только на вооруженных воинов бросаться, ехидно хмыкнул он про себя и неторопливо-тщательно, ровно, словно перебравший медовухи, пошел прочь, в сторону ставшей чужой деревни...

Мальчик... Не знаю правильно ли я сделал...может быть проще ему было умереть среди людей не просыпаясь? А теперь он изгой, если не сумеет найти себя. И его Путь определил я. Вернее задал его направление. Не знаю. Но что сделано- то сделано. К тому же это забрало много сил. Плевать, я и так не надеялся выжить, а растягивать агонию на радость этим неблагодарным мразям не хочу...(провал)...Шшорх оказался слишком силен даже для меня. Демоны такого уровня очень редко прорываются сами. Его кто-то призвал. И маленький городишко, названия которого я даже не знал, в последний раз когда летал над этой землей его еще не было, был просто пробой сил и возможностей неизвестного мага. Скорее всего. Но это неважно. Скоро Вечность заберет себе обратно мою душу. А кости, чешую и рога растащат эти падальщики. Стоило ли за них умирать? Не уверен. Но я не умел иначе. Да и вообще драконы не умеют иначе. Эх...даже хвост уже не чувствую...теперь меня заживо руби- даже не пикну. Обидно. Ксчастью мне недолго осталось. Ночью уйду...(провал)...Как больно...аррр...и холодно...почему так холодно?..разве может огонь испытывать холод?..Как тяжело ворочаются в голове мысли...как одиноко...некому согреть огонь своим теплом...глупо вышло...надеюсь это все было не зря...боль уходит...Здравствуй Тьма. Укрой меня своим крылом...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Печально, вот и вся благодарность за защиту. Ну как говорят "От добра - добра не ищут". Агмарр, в нем дракон пробудил магию огня? Показал путь мага, или дракона?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Печально, вот и вся благодарность за защиту. Ну как говорят "От добра - добра не ищут". Агмарр, в нем дракон пробудил магию огня? Показал путь мага, или дракона?

Нууу...маги тоже ведь люди) Не думаю что просто маг был бы дракону интереснее просто крестьянина или хотевшего отрубить ему голову дружинника) Маг просто опасней но редко интересней) и уж перед смертью паренек со спящим даром но с иными мыслями и взглядом на мир точно был бы безразличен сам по себе) А там...я не знаю что он разбудил :wink: я просто написал рассказик) Мб напишу проду...еси будет желание)

Share this post


Link to post
Share on other sites

И эту обновим.

 

Когда-то не спалось. Как результат- какой-то бред на стыке пересмотренного недавно Облачного Атласа, какой-то мутной банальной космодрамы и слегка азеркинистости. Возможно просто поток сознания. Без названия.

***
Я порой задаю себе вопрос: «А что было бы если бы всё сложилось иначе? Если бы кто-то из участников спектакля решил отойти от предписанной ему роли в пьесе под названием «Жизнь» и поступил как-то по-другому, сделал что-то не по сценарию? Как бы всё повернулось тогда?» Забавно думать над вариантами того, как могло бы быть, размышлять о сделанном выборе и совершённых кем-то или тобой самим поступках. Поступках и событиях, благодаря которым сегодня мы именно те кто мы есть. Поступках, повлиявших на судьбу тех, кто нас окружает.

***

Яркая звёздочка скользнула вниз по небосклону и упала куда-то за горизонт. Если бы на этой планете существовала такая традиция- возможно кто-то загадал бы сейчас желание. Эта звёздочка была лишь первой, вскоре за ней потянулись собратья, которым стало тесно на небесах. Это было очень красивое зрелище, величественное и вдохновляющее. Для тех кто не сгорал сейчас в падающих в атмосферу спасательных капсулах, не выполнял противоракетных манёвров, не стискивал до скрежета челюстей от запредельных перегрузок, с которыми не способны были справиться гравикомпенсаторы. И уж тем более красивым это перестало казаться жителям крохотной деревушки, на головы которых небо извергло дождь из расплавленных обгоревших обломков.

***

Война это всегда страшно. Мы знали эти слова, когда шли во флот, мы почувствовали эти слова на собственной шкуре, когда пришёл Враг и мы из мыслящих и чувствующих созданий превращались под залпами его орудий в то чем были изначально- облака заряженных частиц и волновое излучение, очищаясь от наносной скверны плоти и сознания. Но всю суть этой фразы я понял только сейчас, сидя на почерневшем от гари закрылке своего разбитого перехватчика посреди того что ещё недавно было туземной деревушкой. Я не знаю кто одержал победу там вверху, связи не было, не было и поисковых отрядов, ни своих ни чужих. Но мне было на это плевать. Я смотрел на девственную зелень леса, освещённого закатным солнцем и испятнанную чёрными проплешинами рухнувших со стратосферы обломков и модулей, обожжённые и исковерканные трупы птицеподобных существ вокруг, с немым укором пялящихся в мою душу. Они были даже похожи на нас. Те же четыре лапы, два крыла, хвост, но гораздо мельче, пернатые, без чешуи, вместо пасти-клюв. Каково это быть героем? Защитник или убийца? За что ты сражался? Перед тобой бессмысленные жертвы чужой и далёкой войны. Стоят ли сотни их жизней моей одной? Никто не выжил…хотя постой, там вроде что-то шевелится, в канаве, у ручья. Я хватаю полевую аптечку и бегу туда. Не время сейчас думать поможет ли наша медицина и не будет ли метаболизм этих существ настолько чужд, что вместо спасения я принесу ему смерть гораздо более мучительную чем всем его сородичам…

***

-Кельгар,- он неправильно выговаривает моё имя, но я уже привык и не поправляю, -расскажи мне о своём мире.
Я задумчиво подымаю вверх голову и чешу себя за рогом. Как рассказать ему, не видевшему ничего кроме леса и деревни, что такое корабль- город? Что такое космос? Что такое машины? Наверное наш мир тоже когда-то был ребёнком, но он вырос. Сильно вырос.
-Это трудно, Хэл. 
Да, а я зову его Хэл, его имя- это вообще набор свистяще-шипящих, как и весь их язык, я так и не сумел нормально освоить его без переводчика в комме. Поэтому для меня он Хэл. Так звали когда-то давно одну самку…правда он не самка, да и не дракон. Но думаю он тоже привык.
-Ты же помнишь, что я рассказывал тебе про космос? Так вот, эта холодная пустая бездна давно стала нашим домом. Когда-то мы тоже жили на планете, очень похожей на вашу. Наверное. А потом наше Солнце стало умирать. И мы построили огромные стальные корабли и отправились искать себе новый дом. Но искали слишком долго. И когда нашли планету, пригодную для жизни, уже не видели смысла её колонизировать. Построили станции, гиперврата, генераторы и полетели дальше. Наш искусственный стальной мир был полон жизни, как и космос, который оказался совсем не таким пустынным, как представлялось вначале. Он давал нам всё необходимое- энергию, ресурсы. Не было даже неужды их экономить. По большему счёту не нужно было даже работать, можно было просто жить. Но сидеть совсем без дела- это чересчур скучно. И каждый подыскивал занятие себе по душе. Кто-то занимался ИИ и роботехникой, кто-то выращивал новые виды растений и животных. 
Клюв моего собеседника раскрылся в широком зевке, недвусмысленно выражая всю его степень заинтересованности рассказом.
-Вот зараза, извини, я всё время забываю, что ты ничего не понимаешь. Нууу…если просто- мы летали от мира к миру, искали что-то новое, занимались своими делами, тащили в дом разную живность и вообще пытались его облагородить. Вроде как вы выращиваете тьяку и содержите хвыров, не получая от этого никакой явной практической пользы. А потом мы встретили Врага. И всё изменилось.
Грифон (как условно лингвотрансивер обозначил эту расу) склонил голову набок и мрачно сверкнул на меня уцелевшим глазом. 
-Да…как в моей деревне после твоего падения? За что вы дрались? Ты же говорил, что космос огромен и пуст только при взгляде издалека, а так там полно еды, света и жизни. Что же не поделили?
Стиснув зубы, я хлестнул хвостом по камню, на котором мы лежали
-Я не знаю. Мы пытались сначала установить контакт. Затем сбежать. У нас ничего не вышло. Да и по-вашему я был охотником, а не шаманом или старостой. Защищал дом. Умел управлять стальной птицей. И всё. Я родился до Встречи, но был слишком маленьким, когда она произошла, чтобы найти себя, определиться со своими желаниями и вкусами. Затем почти всё время тратил на оттачивание навыков пилотирования лёгких кораблей. Можешь считать, что я умер незадолго после рождения, стал живым придатком к керамлитовой оболочке перехватчика и его бортовому компьютеру. Многие тогда умерли, вместе с беззаботным миром казавшегося вечным Пути, стали не живыми, но и не мёртвыми. Сейчас возможно уже никого не осталось. Пятьсот стандартных единиц времени прошло. Возможно я- последний живой дракон. Почти как и ты. Только ты последний со своего племени, одного из многих на этой планете, а я вообще из всех-всех в бесконечной пустоте где эти планеты обитают…
Закончив говорить, я с удивление уставился на свои когти, пытающиеся расцарапать камень. Из-под основания выступила кровь, кончики двух или трёх сломались. Странно, но боли не было
-Извини. Я не хотел. Когда ты меня выходил…я сначала желал твоей смерти, считая что это ты во всём виноват. Затем своей. Это было будто насмешка. Все мертвы, а я- жив по воле убийцы моего рода. А затем… а затем я начал понимать. Мы оба- как эти поросшие травой осколки. И нет здесь ни правых ни виноватых. Есть только жертвы. 
Его белоснежное крыло легло поверх кроваво-чёрной перепонки моего и только тогда я почувствовал боль в пальцах и постепенно меня стало отпускать
-А вы не умеете изменять прошлое? 
-Нет…

***

В глазах двоилось, слух уже отказал мне. Я откашлялся и сплюнул что-то горячее и вязкое. Вкуса тоже не было. Но я и так знал что это кровь. Паршиво. А ещё мне не давала покоя мысль о запахе. Нюх тоже не работал, поэтому я его не чувствовал, но мне казалось что от меня жутко воняет и от этого было очень стыдно. Аптечка наверное помогла бы. Но у меня была только одна, когда-то давно. Тут мысль самопроизвоизвольно перескочила на другое, так бывает во время бреда, а может я терял сознание- не знаю. Но ведь можно считать что мне сильно повезло. Дважды ха-ха. Мало того что выжил сначала в бою, затем во время аварийной посадки, так и прожил на неизвестной планете почти две тысячи циклов, без курса иммунизации и аклиматизации. Не знаю, что меня сейчас пожирает, но думаю совсем скоро это кончится. Кто-то обнимает меня тёплыми мягкими крыльями. Мама? Нет, не дракон, наши тоже тёплые, но не такие мягкие, у нас нет пуха и перьев. Хоть что-то я ещё чувствую. Хэл… он так больше и не смог летать. Аптечке всё же далеко до биорегенератора и кибердока. Но он лёгкий, я мог брать его туда с собой. Как он теперь без меня?.. Интересно, там за чертой что-то вообще есть? Может другая жизнь, может шанс прожить её иначе? Наши учёные так и не смогли ответить. А может просто не успели, времени не хватило. Если бы не война…я бы никогда не встретил Хэла. Он дрожит. Что-то острое царапает основание уха…клюв? и там влажно. Он плачет? Они умеют плакать, надо же, я и не знал. 
Темнота.

***

Свет. Корабельные прожекторы неприятно слепят глаза
-Привет, ты новенький? 
Кадеты постепенно растекались по залу, образовывая небольшие группки, кто-то с кем-то знакомился, кто-то уже был знаком раньше и держался товарищей. Я же растерянно смотрел на всё это и чуть не подпрыгнул, когда меня окликнули сзади. Нелепо взмахнув крыльями, я резко развернулся на задних лапах. Напротив меня стоял белый грифон и нагло пялился, явно насмехаясь.
-Говорю новенький? Прибыл на этом корабле?
Грифон показал пальцем в сторону лайнера на котором мы прилетели на Эдер.
-А может ты немой?
Я глухо зарычал. Это начинало откровенно злить
-А ты кто такой? Какое тебе вообще дело?
-Сам не знаю. Обычно я не встречаю первокурсников. Вы скучные. А сегодня такая прекрасная погода, солнышко светит, и меня что-то точно на привязи потянуло сюда. И ты выглядел таким потерянным. Что, совсем никого знакомого? Тогда давай знакомиться. Можешь звать меня Хэллассэ Тьен, можно просто Хэл. Геология и планетообразование, третий курс.
Злость куда-то исчезла, словно её и не было. Кто-то совершенно чужой ответил за меня:
-Кэлл-Гарр, косморазведка, первый…

 

ПС .хм. откуда выделение белым в тёмной теме и как это поправить?

А теперь лирика чёрного дракона

***

Скрывая раны за улыбкой
И одевая чьи-то маски
Я стал считать мечту ошибкой,
Хотя во сне всё жаждал сказки
 

Цинизмом ограждая душу,
Как чешуей драконье тело,
Желал я чуда, но послушай
Ломать мне крылья надоело.
 

Устал сражаться я с судьбою
Мечтам устал я строить склепы
В чем смысл погони за звездою?
Мои фантазии нелепы
 

Мои слова все неуклюжи
Моя мелодия сломалась
Я бы попробовал еще раз...
Но сил уж больше не осталось.


Смерть

Я отведу тебя в твой сон
Забыть позволю страх и боль
Усни, мой друг, прикрой глаза
Пойдём со мной
 

Ты знаешь, я не вру тебе
Ты знаешь, что хочу добра
Зачем противишься, прошу
Закрой глаза.
 

Тебя там ждёт твой новый мир
Там будут горы и гроза
Я дам всё то что ты искал
Дом среди скал.
 

Зачем противишься судьбе?
Что держит здесь?
Ты же хотел летать во сне
Иди ко мне.
 

Отбрось сомненья и печаль
Отринь судьбу
Пусть сбудутся твои мечты
Стань ветром ты.
 

Стань королём пустых небес
Возьми мой дар
Ты будешь там не одинок
Одно лишь "да".
 

Не хочешь? Что ж, тебе решать
Но знай, мой друг
Однажды встретимся мы вновь
Болезнь, недуг...
 

А может сам ты позовёшь
Меня в бреду
Я терпеливо буду ждать
И знай, прийду.
 

И повторится всё опять
В который раз…
Последний сердца стук и вновь
Жизнь, боль, соблазн…


           ***


Я тихий шёпот, блеклая лишь тень
Того чем был. Или того чем стану
К концу подходит жизни моей день
А в сумерках я дымкою расстану
 

В чём смысл того что был и что дышал?
О чём-то думал, чем-то воссторгался...
Мой миг прошёл, а я и не узнал
В чём смысл того, что я ему попался.
 

Ответов так и не увидел я.
Вопросов-мыслей мошки промелькнули
Чтоб сгинуть в тёплых языках огня
Свечи, которую зачем-то не задули
 

Я ещё тень, хоть вечер за окном. 
Но свечи гасят, не случиться чуду.
Так кем я стану новым-новым днём?
И вспомню этот, или вновь забуду?..
 

Скорей забуду. То, что был, дышал.
Мечтал о чём-то, с кем-то там смеялся
Забуду всё, что сам же написал
В тот краткий миг которому попался.

Edited by Khael
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Само по себе написано неплохо, но история этого мира и его обитатели так и остаются не раскрытыми для читателя.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, для истории мира и обитателей объём нужен куда больше. У меня никогда длинные произведения не получаются, лишь импульсивные короткие зарисовочки, пока перед глазами стоит картинка и ситуация, а идея не потеряла свежести.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

На тему снов и сергалов. Зарисовочко по мотивам одного из сегодняшних сновидений.

Лечебница, камеры, охрана-люди, я-пациент. похоже сергал. я почти ничего о себе не помню, всё тело изуродованно шрамами, но постепенно отрастающая шерсть их скрывает. Ко мне в камеру почти не приходят, только раз в день приносят пищу, просовывая её в специальный приёмник в двери. я слышу как говорят охранники в корридоре, обычно это какая-то чушь, но иногда удаётся выудить что-нибудь любопытное. Например в камере по сседству со мной тоже кто-то есть, туда ходят часто, какой-то профессор(доктор? врач?), по 5-6 раз в день. Но пленник (пациент?) в ней бес сознания, я ни разу не слышал чтобы он шевелился или говорил. Порой Профессор приходит с тележкой, та тарахтит какими-то приборами и инструментами. О том что он делает я могу только догадываться. Со мной он тоже это делал? оттуда и шрамы? Или они появились до того как я сюда попал?
Я нашёл в своей камере камеру. За мной наблюдают, но часть камеры не просматривается, тот кто её устанавливал был профаном. И именно в той части которая не просматривается находится вентиляционная решётка. Она очень узкая, не уверен что смогу в неё пролезть но я попробую, как только придумаю как выкрутить болты.
Прошло 2 недели, с болтами я справился при помощи когтей, три обломал, пока сумел их отвинтить, но всё же сумел. Сегодня ночью я поробую залезть в вентиляцию.
Я не мог протиснуться пока не вывернул лапы из плечевых суставов по очереди. Было жутко больно, хуже всего что я не мог их вставить обратно находясь в самой вентиляции. Короб давно не чистили, от забился пылью, грязью, паутиной, трупиками дохлых тараканом и мумифицированными тушками мышей, вентиляторов на выходах в камеры к счастью не было, но где-то вдаеке слышался шум лопастей. Выбраться наружу может оказаться таким путём трудно. Но я прополз до конца, заглядывая в камеры. Большининство были пустыми. В некоторых находились пациенты, кто-то казался сумасшедшим, кто-то искалеченным уродом, встречались неподвижные "обрубки" тел на каталках окружённые кучей непонятной электроники. И через решётку я увидел её. Мой сосед оказался сседкой. Тоже сергал, правая рука ампутирована выше локтя, но подключена к какому-то прибору проводами, рядом лежит побескиваюий хромом протез, он подкючён к тому же оборудованию, его пальцы подрагивают, грудная клетка пленницы вскрыта, на месте сердца- какое-то металлическое приспособление, куча трубок, глаза открыты и смотрят прямо на меня, она не может пошевелиться, но в сознании. Глубоко внутри меня начинает пробуждаться что-то обжигающее. Память подсовывает казавшиеся до этого бессмысленными определения "ненависть", "ярость", "злость". Мне пора возвращаться. И план побега становится из трудновыполнимого практически неосуествимым. Я не уйду без неё.
Ждать. Я не находил себе места, то обжигаюее и рвущееся наружу ощущение никуда не ушло, оно требовало действий, звало рвать глотки и убивать всех кто встанет у меня на пути. Мне в кошмарах снились её глаза. И каждый приход Профессора в горле что-то клокотало. Она же всё чувствует. но я обязан был ждать. Иначе ничего не выйдет. Он должен был закончить то что начал и лишь потом можно было пытаться бежать. Сегодня впервые за долгое время ко мне приходил псетитель. В сопровождении двух охранников в полной боевой броне и со штурмовыми "Фьюжн-14" в руках. Возможно они и не были аряжены боевыми, но я решил не дёргаться. Один вошёл в камеру и взял меня на прицел, второй остался в корридоре, контролируя происходящее и пропуская впереди себя худощавого лиса в кожанной одежде. Тот окинул взглядом моё жилище и моча не проявляя ни малейших признаков страха подошёл и начал оупывать укрытыми в перчатках из тонкой кожи пальцами мои мышцы и шрамы. Я заскрипел зубами стараясь никак не выдать своего недовольства, но он что-то всё же заметил, посмотрел на меня, наклонился к уху и провёл по щеке языком. А затем развернулся, махнул рукой охранникам и ушёл. Псих, и какой-о голосок внутри добавил "профессионал, опасный". В ту же ночь я не смог удержаться и снова полез в вентиляцию, проверить как там Она. Она всё так же видимо не могла двигаться, трубок стало меньше, протез был присоединён на место ампутированной руки и подключён к монитору, но пальцы теперь не дёргались, кусок пластика, металла, керамики- не знаю чем он там являлся, лежал смирно. Вдруг послышался шум, кто-то шёл, по грохоту инструменов я догадался, что это Профессор. Дверь открыл охранник, на этом брони не было, только лёгкий полицейский бронежилет и тупорылый пистолет у бедра. "Скорее всего 38й"- снова шепнуло что-то в подсознании. Пропустив Профессора, охранник остался за дверью и запер её снаружи. Впервые я видел его вживую. Тоже человек, сухощавый, руки-веточки, движения немного дёрганные но на удивление точные, как противник он мне не был угрозой, но от перспективы оказаться на месте его подопытной меня передёрнуло. Завершив какие-то приготовления, он принялся зашивать грудную клеку, сначала скрепив рёбра стальными скобами, затем натянул поверх них шкуру и принялся сшивать как кусок ткани, будто не живое существо быо перед ним, не обращая никакого внимания на расширенные от боли и подкатившися вверх глаза. Кто бы только знал чего мне стоило сдержаться. Но вдруг старый жестяной короб подо мной заскрипел и пошатнулся, почувствовав что падаю, я рванул вперёд. Древняя источенная ржавчиной конструкция не выдержала моего веса, и рухнула прямо на столик с инструментами,  опрокидывая его. Профессор расширенными от уивления глазами смотрел на моё появление. Я бросился вперёд, вывихнутые в суставах лапы почти не слушались, поэтому я ухватил эту мразь за горло пастью и сжал зуби. На язык потекла тёплая солоноватая кровь, я человек захрипел и воткнул мне в бок скальпель. Бритвенно острое лезвие неприятно царапнуло по рёбрам и сломалось. Если бы не разница в росте, снова подсказал мне голос, он бы неглядя вскрыл тебе подключичную артерию. И затем "не убивай, он нам ещё нужен". За двер послышался шум ключей, я ударил доктора по голове локтем и отбросил на опрокинутую тележку, он ещё дышал, хорошо. Парой уже отработанных резких движений я наконец вправил свои руки в суставы и как только распахнулась дверь перехватил пальцами запастье охранника, ломая кости и выворачивая направленное на меня оружие, одновременно второй лапой ломая его кадык. Когти- это хорошо и удобно, но у меня всё же не кинжалы на лапах, а мы не в дешёвом блокбастере, заставить замолчать или мгновенно убить ими не выйдет. Подобрать оружие, выглянуть в коридор, посмотреть сначала в одну сторону, затем в другую, никого, отлично, проверить пистолет, иногда приятно ошибаться, вместо куцего гражданского "38го" у меня в лапе лежал серьёзный армейский "44" с укороченным стволом, такой даже боевую броню с расстояния в 20-30 метров прошьёт как картон. Теперь вернёмся к Профессору. О всё ещё сучил ногами по полу, пытаясь подняться и кашлял, ну пусть скажет спасибо что я ему шею не перекусил, в отличии от когтей зубы были куда более серьёзным оружием ближнего боя. Примерно это я и сказал. Впервые за всё время что я тут я сам услышал собственный голос. Чуть хрипловатый и тихий, он показался мне чужим.
-Скажи спасибо что я тебе шею не перекусил. А теперь слушай сюда, сука. Заканчивай с ней, приводи её в порядок, быстро. Я хочу чтобы она могла передвигаться.
Профессор осклабился не хуже иного хищника и посмотрел мне за спину, там где миг назад никого не было стоял уже знакомый мне лис в кожаном плаще, в его руках был жутко понтовый иглоавтомат. Я такие только на инструктаже видел (?), они ещё в серию не пошли, но уже производились для некоторых спецслужб. Совершенно бесшумная и абсолютно смертельная машинка Бесполезна против серьёзной брони, но фактически приговор для меня. Лис улыбнулся и нажал на спуск. Голова и грудь Профессора менее чем за секунду превратились в решето, а иглы весело и уже совсем неопасно застучали рикошетя о противоположную стенку.
-Привет. Он нам больше не нужен. Я помогу тебе выбраться, не задавай вопросов. Просто поверь что если бы я хотел тебя убить-уже убил бы Если бы хотел взять- просто прострелил бы колени. У тебя нет выбора, сам ты отсюда не выйдешь, ты же даже не помнишь нихрена, правда? Так вот, все вопросы- потом. Пошли
Я действительно нихрена не понимал, но у меня не было выбора. Пальцы крепче сжали рукоять пистолета, но я уже знал что стрелять в него не стану.
-Без неё я не пойду.
Лис посмотрел на тело на столе, что-то словно прикидывая а затем просто кивнул головой.
-Хорошо. Она может быть тоже очень полезна. Ты прав, риск того стоит. Сейчас я активирую импланты и отключу её от системы. Но Двигаться она пока не сможет. У тебя хватит сил чтобы протащить груз весом в две трети центнера около 10 километров?
Я не был в этом полностью уверен, но кивнул, бросить её тут одну меня бы теперь не заставила даже собственная смерть.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Добрый утренний стишок.

Коробки из стекла-бетона
Серость асфальта, шум машин
Дверей проёмы, бельма окон
Как заебала эта жизнь
Сплошных ошибок повторенье,
Цикличность дней и воскресенье
И понедельник и суббота
И эта блядская работа
Всё заебало хуже редьки
Бессмысленны наборы слов,
Их бесконечны поворенья
Ослами или для ослов.
Достал начальник и соседи,
Достали шум и мишура
И философские теченья
Вся жизнь-говно, а не игра.
Как заебали депутаты
Политики и дерьмократы
И коммунисты, и фашисты
И фемистки-активисты
И даже ебля заебала

Мне словом вам не передать
И нет тому конца-начала...
Достали фильмы для дибилов
И книги для тупых мадам
Достали паблики «для умных»,
Хоть застрелись…а вот хуй вам.
И хоть дышать и жить нет смысла
И хочется послать всё в зад
Все так и рвут друг другу глотки 
За место в злоебучий ад.
 

  • Upvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...