Jump to content
Новости
  • Форум обновлен до последней версии
  • Новая базовая тема оформления!

Recommended Posts

 

7c699c47c4b1.png

(с) russiandeadsoul

 

 
На старых руинах иногда заводятся крысы… Иногда они заводятся там где однажды в руинах оказался целый мир. И быть может насущные проблемы расскажут им о том о чём не помнят даже драконы и камни под их лапами. 
 
Комментарий.
 
У многих персонажей есть "свои" миры. Я же решился начать сей проект только сейчас. Наверное, я слишком долго ходил по чужим мирам и вселенным. Или творил те места, которые по определению уютны для других. Пора рассказать и "свою" историю. Это именно она.
 
 
Серая пристань. Пролог
 
 В тесном отсеке тускло светила прикрученная под потолком лампочка. Сквозь старую дощатую обшивку проникал пронизывающий ледяной ветер, несущий с собой острые чудом не замёрзшие брызги.
    О том, чтобы поговорить, не было и речи. Воющие на пределе двигатели захлёбывались, из последних сил отвоёвывая себе право продолжить путь сквозь несущийся с севера борей, да и трясло так, что разговор вполне мог закончиться откушенным языком.
    Галс с завистью покосился на сноровисто бегущего по узкому коридорчику штурмана. Ему каким-то образом удавалось не слетать с лап, когда фюзеляж в очередной проваливался вниз, тело пронизывало ватное ощущение полёта, а потом пол с силой бил по лапам. Вместо этого штурман, с пренебрежением глянув на вцепившихся в страховочные ремни пассажиров, уцепился одной лапой за скобу и начал другой морзянкой отбивать что-то пилоту. Закончив, он взглянул на лампочку, что тут же замерцала в ответ. Кивнув своим мыслям, а может, сообщению капитана, штурман сел на задние лапы и, дотянувшись до торчащего из переборки рычага, дёрнул его. Слабый дежурный свет лампочки погас, и её заменила тревожная синяя.
    Значит, пошёл отсчёт. Галс завозился, нервно поводя усами и пытаясь покрепче зацепиться. Неуютное жёсткое гнездо, успевшее порядком промокнуть от проникающей сквозь щели воды начало казаться почти родным. Затёкшие от холода и неподвижности лапы предательски отозвались слабостью и сотнями холодных злых иголочек. Рядом точно так же завозились остальные. Кто-то опустил на глаза очки с контрастными зелёными линзами. Кто-то быстро проверял ремни, кои держали нехитрый крысиный скарб.
    Тем временем тревожный синий свет сменился на жёлтый. Тут зашевелился штурман, быстро, привычно суетно пристёгивая себя многочисленными карабинами к удобным кольцам, спрятанным в углублениях в стене. Это позволит ему не улететь при ударе. Тем временем жёлтый сменился на слепящий зелёный свет, означающий тревогу и конец их путешествия.
    Посадка!
    Впервые за всё время полёта штурман дёрнул микрофон и, рискуя лишиться языка, проорал:
    - Посадка, голохвостые! Если удачно, то на землю… А если нет, то плаванье вам не поможет! Можете даже ремни не грызть! – явно издеваясь, закончил он.
    Галс раздражённо зашипел в тот момент, когда услышал… Нет, скорее почуял, что шасси первый раз ударили по гравию. Просто коснулись. Легонько так. Невольно закрыв глаза, он вжался в гнездо, не чувствуя лап и не видя, как штурман всё-таки ухитрился сунуть микрофон в гнездо до того, как последовал страшный удар о землю, от которого потемнело в глазах. Старый корпус отчаянно взвыл на пару с захлёбывающимися двигателями. Сосед с лева что-то завопил, когда его с размаху бросило вперёд, а страховочные ремни с силой впились в тело. Гул моторов изменил тональность, смолкая, а жуткая тряска, кажется, начала уступать место привычной земной тяжести. Наконец, последний раз дёрнувшись, машина остановилась, и штурман снова дёрнул микрофон.
    - На выход! Быстро-быстро! – разнёсся голос из многочисленных динамиков.
    Кто-то ответил ему едва слышным ругательством, кто-то тихо зашипел, расстегивая лямки. Однако никто не спорил. Ветер и так изменил направление раньше времени. А это значит, что они порядком припозднились и вполне могли очутиться на обратном пути в зимнем море без топлива, если ветер смениться ещё раз.
    Посему, встав на четыре ватные и плохо слушавшиеся лапы, Галс вместе с остальными бросился в сторону грузового отсека, где задняя часть фюзеляжа открылась, образуя своеобразный трап. Буквально скатившись вниз вместе с остальными, он отбежал от самолёта, занимая своё место в цепочке. Те, кто не успел далеко отойти или прийти в себя, оказались около самолёта и в начале цепи, сейчас принимая мешки с грузом. Не обращая внимания на водяную крупу, что впитывалась в шерсть и забивала нос и уши, застилая надвинутые на глаза очки, крысы быстро передавали мешки в сторону небольшого строения, где уже открыли грубо сваренные створы. Обвинить работников аэропорта в бездействии было нельзя. Они подхватывали мешки зубами и, закидывая их за спины, сноровисто несли куда-то вглубь, тем самым не загромождая проход вновь прибывшим. 
    - Твою ж за хвост… Яж хвоста не чувствую! – выдохнул сосед Галса, принимая от него очередной тюк.
    - Не чувствовал бы чего другого — переживал бы ещё больше, – ядовито заметил сосед с другой стороны. – Передавай быстрее и согреешься. Заснул?! — добавил он, клацнув зубами для острастки.
    Первый, пискнув, быстро сунул ему тюк и потянулся за следующим, а Галс недовольно пошевелил усами. Манеры у механиков были на том ещё уровне. Но в чём-то он был определённо прав... Лапы хоть и наливались свинцом, а лёгкие стремились выпрыгнуть через пасть, но проклятый холод уходил в сторону. В какой-то момент он понял, что получил последний тюк. Передавший его молчавший до этого крыс хлопнул Галса лапой по плечу и, встав на четвереньки, бросился к ангару. Галс повторил его жест и побежал следом в тепло, не оборачиваясь даже чтобы посмотреть, как заправившийся старый аэробот разворачивается для взлёта. Лишь бросил взгляд на море, где в сторону багровеющего закатного солнца уносилась водяная крупа, сливаясь в неясную серую хмарь, в которой угадывались огромные волны, похожие на косматых чудовищ, ведущих там бесконечную пляску.
    Не дожидаясь, пока его куснут за хвост, напоминая, что стоит пошевеливаться, он нырнул внутрь ангара. Здесь прямо вдоль стены шёл решётчатый пол, из-под которого из специальных рассеивателей выпускался пар. Сбросив с себя ранец и положив на него сверху контрастные очки, Галс улегся на одну из решёток мордой в сторону своих пожитков. Конечно, ничего ценнее бумаги с личным удостоверением, небольшого количества тряпья и куска сыра там не было, но привычка заставляла следить за багажом даже сейчас, когда он позволял теплу распространиться по телу.
    Это не было поблажкой или своеобразной рекреационной зоной. Просто возможность отогреться для крыс, самая крупная из которых едва достигла сорока килограммов, была жизненно необходимой. И вторая часть процедуры была не столь приятна: пришли дамы с довольно мерзкими частыми гребёнками, остро пахнущие вылитым на шерсть антисептиком, отпугивающим различных паразитов. Да и женской эта профессия была лишь из-за наличия у этого пола терпения и умения уговаривать большинство строптивых прибывающих. Для уговора остальных существовала далеко не такая миловидная охрана. Пропустить в поселение блох, а с ними какую-нибудь заразу никому не улыбалось.
    Багаж умыкнул на тележке один из служащих, так же наскоро спросив у Галса его инициалы и сообщив ему порядковый номер, пока крыс старался не выдать себя писком: крыска больно уж рьяно вычёсывала его шерсть, выискивая незваных гостей. 
Edited by Крыс
  • Upvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
 
 
Дантист, а что значит вели себя по человечьи?

Ballistic, спасибо... Постараюсь держать уровень!
 
Галс засыпал.
Даже сильный запах антисептика, сливающийся с запахом мокрого железа, не мешали блаженному забытью. Неумелые движения частым гребешком теперь лишь едва тревожили это блаженное состояние.
- И всё-таки, зачем ты прибыл к нам, Галс из гнезда Кольцовых? - неожиданно поинтересовалась крыска. - Прямо интересно узнать…
- Вот начальнице этого гнезда всё и расскажу… - расслабленно сообщил он. - Я тут, между прочим, по служебному делу…
Он услышал тихий смешок крыски, и гребешок чуть царапнул по коже, заставив пискнуть, дёрнувшись под её лапами.
- Семка из гнезда Астры… - она поудобнее уселась на его спину, сосредоточенно возясь с запутавшейся шерстью на левой лопатке. - Полагаю, ты вполне можешь начать рассказывать прямо сейчас… Это моё гнездо.
- А? - невольно пискнул он, пытаясь повернуть мордочку.
Смотреть на вычесывающих шерсть девушек считалось неприличным. Многие из них могли оказаться замужем или быть намного младше. Посему заводить знакомство за подобной процедурой было не принято.
Это оказалась белая крыска с поднятыми на уши красноватыми очками, какие обычно использовали в обиходе или при газосварке. И сейчас, остановив работу, она насмешливо смотрела на Галса.
- Неприлично знакомится во время, да? - ядовито заметила она. - А знаешь, кто ввёл это правило?
- Кто? - осторожно спросил Галс, на чьей спине сейчас сидела самая главная в этом гнезде крыса.
Хихикнув, она снова принялась за работу, вытаскивая из шерсти ссор, который было трудно вычистить самостоятельно и который мог привести к ране, инфекции и, соответственно, болезни.
- Сама Королева и ввела. Дворцовые дамы то и дело задирали носы и пытались отказаться от работы, так что пришлось поставить перед фактом собственным примером… Да-да… - она снова хихикнула, что-то вспоминая. - Впрочем, это уже наши, женские истории. У вас, мужчин, свои. Так что рассказывай, зачем прибыл, Галс.
- Что я из ищеек ты уже знаешь? - ядовито уточнил он, решив выбрать крайне неформальный вариант общения. Да и трудно было соблюдать этикет с собеседницей, сейчас проводящей твою санитарную обработку.
- Не знала бы - догадалась бы по шрамам, - сообщила она. - Такие обычно у солдатни всех мастей бывают… Но на шерсти нет следов от доспехов. А для моряков, любящих повыяснять отношения, у тебя слишком уж целые уши и хвост. Ни одного укуса. Будь ты техником - с таким набором давно бы вся шкура в проплешинах от ожогов была. Или лапы обожжены… - с явным удовольствием перечисляла Семка. - Но даже если бы я не чистила твою шкуру, я бы определила это по твоему рюкзаку, с которого ты, конспиратор розовохвостый, видимо только вчера нашивки спорол, даже пылью не замазав. Для дезертира непростительная глупость. Да и слишком уж ты уверенный для такого. Не находишь?
- Вашу за хвост… - пробормотал себе под нос Галс, прижатый фактами и словоохотливой Семкой.
Та, чуть опустив мордочку, клацнула зубами над самым его ухом.
- Не слышу? Повтори? - потребовала она.
- Всё так! - быстро отрапортовал он. - Но не стоит ли это говорить без лишних ушей?
Семка, хихикнув, кивнула на соседей, что сейчас напоминали мохнатые мокрые щётки, иногда тихо пищавшие от неудачных движений её коллег. Но даже писк был слегка заглушён гулом труб под ними и шумом дождя, стучавшего по натянутому брезенту. Видимо это гнездо было совсем новым, и санитарный блок был собран на скорую лапу, потому что шумящий и стучащий на ветру ангар представлял собою одну большую палатку. Подслушать здесь можно было лишь двум соседям, кои по старому крысиному правилу услышав, кто есть Семка, вряд ли решили бы совать нос в столь не своё дело.
- Нет их… А появятся - лично пообкусываю, - спокойно сообщила она. - Так что не стесняйся.
- Говорят, у вас ищейка пропала, а вы не сообщили… - осторожно сказал Галс.
Семка замерла у него на спине, раздражённо дёрнув хвостом.
- Не сообщила? - в голосе послышалась стальная нотка. - А ты откуда знаешь?
- От ведового нашего звена… - Галс покосился на неё. - А откуда он - не знаю. 
Крыска рассеяно кивнула, расчёсывая шёрстку у него на загривке.
- Мы его вчера нашли… Замёрз… Только-только с аэроботом хотели отправить, чтоб нового слали. А тут видим: крадётся….Только-только пушок появился, а уже под рыжего притворяется, - она неодобрительно фыркнула.
- И… Что ты им отправила? - холодея, спросил он.
Семка хихикнула.
- Что старого проводили, а нового встретили. Передала привет вашему мастеру маскировки… - по-свойски сообщила она. - А вот кто заранее подсуетился сообщить, что я промолчала - очень интересно… Интересно… Неделю назад ушёл. А так и до двух пропадать мог.
- Наверное…  - поддакнул пристыженный Галс.
Хотя ему последнее было совершенно неинтересно. По-видимому, кто-то спал и видел, чтобы этой самой Семке намяли холку за недобросовестное управление гнездом, вот и поторопился с анонимкой. Такое случалось сплошь и рядом, и если и представляло интерес, то не для его отдела.
Закончив, крыска слезла и помогла ему подняться на лапы, протянув кусок сухой мешковины, заменяющий здесь полотенце.
- Как обсушишься - поспи в норе, а потом сразу ко мне, - Семка толкнула когтем ключи с биркой, висящие на том крючке, с которого она стянула кусок мешковины, - а я пойду поищу, кто у нас столь нежную переписку ведёт.
- Хорошо… - быстро кивнул Галс, покосившись на вытирающуюся от собравшейся на шерстке влаги крыску, и занялся тем же.
Ищейки.
Они бывали не только у крыс. Один раз видел даже ищейку-дракона, пытающегося что-то раскопать на южном массиве.
Объединяло их всех одно и то же: умение разыскивать спрятанное… Что бы это ни было, старинная ли, затерянная в древних норах библиотека или же незаконная бойцовская арена.
В новом гнезде всегда должна была присутствовать одна или несколько ищеек. Рыжие, коими именовались все чернорабочие за счёт цвета лямок перевязи, помогающих увидеть их с большого расстояния, вполне могли от греха подальше разровнять найденное в земле наследие прошлого, вырыв на месте старых тоннелей сортир. Или же ищейки могли вовремя опознать какую-нибудь гадость, решившую обустроиться там, куда не падает взор королевы. Именно поэтому, прибывая на новое место, они были обязаны какое время скрываться, пытаясь вызнать, можно ли доверять главе гнездовья.
Тем более такого гнезда, как эта самая Астра. Рыжие здесь пересказывали услышанные от ящериц сказки о божественном металле, что лежит где-то под землёй и, без сомнения, окажется у них в лапах. А уж подобные байки до добра не доходят. Хорошо, если просто найдут и друг другу уши пооткусывают, решая, чья в этом заслуга больше.
Так ещё те же ящерицы богов чтут как-то странно, утверждая, что их кости шевелить нельзя. Или драконы, у коих вовсе неясно, что на уме…
Галс зябко передёрнулся, косясь на нумерацию тоннелей-коридоров. Наконец, свернув в нужное ответвление, он безошибочно отомкнул дверь собственной норы, простенькой, но даже с отдельным закутком, отведённым под удобства. И самым настоящим матрасом, а не просто кучей ветоши.
Он, затая дыхание, потянул небольшой рубильник - и под потолком закраснелась, а потом неохотно разгорелась старая лампа.
Определённо, жить было можно. Заперев дверь, Галс упал на матрас, погрузившись в сон.
Edited by Крыс

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

- И… Что ты им отправила? - холодея, спросил он.
Семка хихикнула.

Мне нравятся семки, только не хихикающие) Слишком часто повторяется "самка хихикнула".

 

Насчет поведения... Ну не знаю, не кажутся они чем-то далеким от людей. Обычаи да, интересные, но поведение почти аналогично. Интересно будет узнать про драконов, насколько они похожи на драконов из Мира тумана.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Дантист, она бы такое наименование не поняла... Её зовут Семка. И по традиции женщин именуют там именно женщинами.
 
Драконы там... Думаю удивят. Но будут чуток позже.
 
Сон - хорошая штука, но, по наблюдениям Галса, никоим образом не заменявшая обеда или ужина. И именно поэтому его сон был достаточно чуток, чтобы подняться с первым же сигналом сбора, в мирное время обозначающим наступление перекуса.
К его удовольствию гнездо Астры мало чем отличалась от его родного гнезда. Бесчисленные переплетённые меж собой туннели с кучей лесенок и ответвлений, скудно освещённые слабым зеленоватым светом ламп выглядели почти уютно. Да и ориентироваться пока не было нужды. Лапы сами запоминали дорогу, а серая река из таких же как он сама принесла в столовую, где тут же образовалась всклоченная со сна или, хуже того, вернувшаяся со смены очередь. За стойкой в компании двух скучающих солдат, один из которых сейчас с самым сосредоточенным видом грыз неведомо где раздобытую ветку, стоял кашевар, выдающий не только полагающийся рацион, но и взятую на санобработку ручную кладь, отобранную у вновь прибывших.
Когда очередь дошла до Галса, мрачный черно-белый крыс плюхнул в миску порцию похлёбки и кинул рядом принесённый одним из шустрых поварят-помощников ранец, на котором взамен споротой уже красовалась совершенно новая нашивка, явно появившаяся там по личному распоряжению Семки.
- Как слопаешь - бросай миску где угодно, но только в этом зале. Приклеится к лапе - отклею с помощью чего потяжелее, - дежурным бесцветным тоном предупредил кашевар. - И кстати, конкретно тебя, морда, ждёт Семка в сборочном цехе.
- Прекрасно… - пробормотал Галс. - А сборочный - это где?
Кашевар ткнул когтём в направлении стены, где висел общий план уровня, подсвеченный специальной дежурной лампочкой. Сзади самым деликатным образом наступили на хвост, напоминая, что очередь не любит задерживаться, а ещё больше тех наглых морд, что её задерживают. Быстро забросив ранец за спину и привычно схватив край миски зубами, Галс юркнул в сторону, дабы и в самом деле не дождаться менее деликатного напоминания о том, что он слегка охамел.
К счастью, план оказался более-менее подробным и даже снабжённым синим крестиком, обозначающим то место, где он сейчас находился. Так что под конец трапезы, быстро облизнув мордочку, Галс уже точно знал, сколько поворотов и куда нужно было сделать, чтобы попасть на официальную встречу.
По пути предстояло миновать шлифовальные и рыбные цеха. Выдохнув запах подгорелой, но всё-таки аппетитно пахнущей столовской пищи, он побежал по полупустому в этот момент коридору, прямо на жуткий заводской гул и бьющие в нос запахи перегретого машинного масла и горячего, как из печки, воздуха.
В первом цеху он, не глядя, сорвал один из висевших прямо около входа респираторов и спешно натянул его на морду. Затянутые в мешковатые комбинезоны рабочие сейчас очищали от наросшей за годы морской дряни дно огромного судна, в то время как другие, стоя по колено в металлической стружке, трудились около станков. Сдвинув на глаза очки и проклиная всё на свете, когда его лапы попадали на очередную острую стружку, Галс кое-как выбрался из цеха, оставив противогаз на выходе и искренне считая, что большинство суровых наказаний нужно заменить пожизненной ссылкой на подобные работы.
В коридоре ему пришлось вжаться в стену, чтобы не быть раздавленным огромной паровой телегой, что, обдавая его сажей и гарью, медленно катилась в цех, увлекая за собой очередную покрытую наростами лодку.
Рыбный цех, полный бессмысленных рыбьих морд и их требухи, Галс миновал, оскальзываясь на дурно пахнущем полу, подчас нервно косясь на уверенно сверкающие заточенные ножи, которыми его сородичи потрошили свой улов.
Зато в сборочном он вздохнул спокойнее. Здесь, среди мешанины труб и проводов совершенно не узнаваемых механизмов, Галс чувствовал себя несколько уютнее. Да и деловито сновавшие сородичи, перекидывающиеся жаргонными, присущими техникам словечками, казались ему куда роднее ни на что не похожих, затянутых в кожу рыжих из шлифовочного цеха. Семку он нашёл около крана, где она сидела на хвосте, потрясая каким-то свитком и что-то втолковывая технику, который отчаянно огрызался, упирая на нехватку сил и деталей.
- Мне сказали, что я найду тебя здесь, - сказал Галс, садясь рядом.
- Правильно сказали, - важно кивнула крыска и быстрым движением сунула чертёж в пасть пытающемуся что-то возразить технику. - А ты пересоберёшь эту чушь как миленький, или эта бумага у тебя окажется в совсем другом месте! Да-да… Ты меня знаешь…
И, быстро повернувшись, дёрнула хвостом, предлагая Галсу следовать за ней.
В углу цеха был отгорожен закуток, служившим ей небольшим кабинетом.
- Значит так… Прошлая ищейка был тем ещё болваном и утверждал, что работать лучше всего в одиночку. Утверждать это поныне ему мешает метр грунта и перманентно мёртвое состояние, - она обогнула стол и, зубами выдвинув какой-то ящик, зарылась в него мордой, что-то там выискивая. - А потому будешь работать не один…
- Но наша работа строго секретна и не подлежит разглашению, - попытался возразить Галс.
Семка повернулась к нему и буквально выплюнула на стол стопку отобранных ею папок.
- Под страхом смерти? Ну что ж, эти тебе в самый раз, - она толкнула когтем одну из папок. - Ознакомься.
- Хорошо… - скрипнув зубами, сказал крыс, открывая протянутую папку.
Это было личное дело. В специальном конвертике был пучок шерсти, который он быстро понюхал, поняв, что имеет дело с одиноким мужчиной средних лет. После чего быстро взглянул на заполненные каллиграфическим почерком строчки.
Штык, пятнадцати зим от роду. По профессии священник-проповедник. Дисциплинарное взыскание за несанкционированное посещение большого архива на Твёрдой Земле и скрытие имеющихся там артефактов. Отсутствие раскаянья и попытки протолкнуть свои идеи привели к тому, что его с пометкой «Доброволец» и без профильной подготовки спихнули в Астру, где Семка от греха подальше запихнула подарочек в шлифовальщики. Там Штык чуть было не отпилил себе лапу в первый же день и, после долгого лечения, занимался подсобными работами.
Подняв глаза и столкнувшись со стальным взглядом Семки, Галс, всё же набравшись мужества, тоскливо уточнил:
- Мне его на носилках таскать? 
- Хоть на загривке, - отрезала Семка. - Он хоть и развлекает всех своими байками, но толку от него - что из твоего хвоста молот. Читай дальше.
Уже холодея, он открыл следующее дело, быстро понюхал конвертик, опознав крайне агрессивного, замкнутого и одинокого крыса тех же лет. Взглянув на записи, Галс понял, что не ошибается. Трут был типичным дезертиром, судя по всему, успевшим спеться с поклонниками Головы Последнего Бога, чей белый круглый череп всегда скалился с их чёрного знамени. Но, вовремя поняв, чем это для него грозит, Трут раскаялся и под видом беженца ушел сюда, где находился на должности постового.
- Он же постовой? - удивился Галс.
- Безоружный… Ибо ему я оружия давать не намерена.
Галс почувствовал, что невольно вскипает.
- Зато мне давать намерена? - поинтересовался он, смотря, как Семка умильно подпёрла мордочку лапами. - Вместе с тем идиотом?
- И нянькой… - она толкнула третью папку.
Галс уже на чисто автоматически приоткрыл пакетик и втянул воздух. Невольно замерев, он подозрительно посмотрел на хитро улыбающуюся Семку и вдохнул ещё раз. Крыса. Совсем молодая и ни с кем не бывшая. Сильная. Взглянув на бумаги, он увидел, что ей одиннадцать и зовут её Шуйца. Блестяще пройдя полную  подготовку на Твёрдой Земле, имея ряд благодарностей, она добровольно подала прошение о переводе сюда, где не раз бывала в дозоре и охране экспедиций.
- Почему? - только и нашёлся он.
- Потому, что ду-ура, - спокойно ответила Семка. - А не будь ею - держалась бы от нашей дыры подальше. Будь умнее - укатила бы на Тёплые Источники или Синие Скалы, где жить удобнее. Так нет. Сюда. И с каждым днём всё восторженнее. Итак…
Галс сел на хвост, растерянно смотря на собеседницу, и быстро расчесал шёрстку на морде.
- Я… подумаю, - сообщил он.
- Что им сказать? - уточнила Семка. - Они тебя ждут, вместе со снаряжением и прочим, включая бумаги твоего предшественника.
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

А я думал, это опечатка, тогда все нормально.

 

На мой взгляд несколько затянута завязка. Знакомить читателей с миром крыс можно и по мере развития сюжета. В том же Мире Тумана или Феррусе все было нормально с этим.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ballistic, это крысы...) Сидеть на месте не в их природе

 

Дантист, сиё не затягивание - а необходимое вступление. Иначе будет трудно понять кто все эти крысы и что они тут делают.

 

Галс стоял, притаившись в тени двери, ведущей в тренировочный зал, и невольно любовался.

Те, кто не был рождён крысами, почему-то считали запах чем-то неприличным, а запах противоположного пола — так и вовсе единственным сигналом к известному действу. А, между прочим, запах мог говорить о состоянии и настроении владельца.

Сейчас вид крыски, ведущей тренировку, дополнялся её запахом, повествующим об упоении движением, радостью сильного и ловкого тела. Глаза же созерцали точностью движений и увёрток. Казалось, она ведёт бой с двумя или сразу с тремя невидимыми противниками, то высоко взмывая над полом, то наоборот припадая к нему, чтобы пропустить над собой чью-то атаку.

Удары лапами, передними, задними, а то и всеми четырьмя. Даже укусы. Всё это сливалось в один естественный танец.

В какой-то момент Галс стряхнул с себя оцепенение. Под конец, это была всего лишь тренировка солдата. Пусть и куда более профессионального, чем он. Оторвав взгляд от крыски, что вовсю пользовалась пустым тренировочным залом, он с трудом сдержал смешок и про себя тихо поблагодарил Семку, назначившую их встречу прямо в малой каптерке напротив зала, чьи двери лишь по чистой случайности были не закрыты. В итоге ему сейчас открывался шикарный вид на замерших двумя столбиками с навострёнными ушами крысов.

Бесшумно стелясь по полу, Галс скользнул в зал. Потом что было силы схватил их за загривки, резко распрямляясь и слыша испуганный придушенный писк и стук лап крыски, которой пришлось неловко приземлиться, обрывая упражнение.

— Где добровольцам была назначена встреча?! — рявкнул он. — Отвечайте! Быстро-быстро!

— Добровольцам? — осторожно пискнул, судя по всему, Трут.

Штык прижал уши, пытаясь при этом оглянуться.

— Напротив?

— Эй... Эй... Я просто зашла тренироваться! — начала Шуйца.

Встряхнув обоих для острастки, Галс разжал пальцы, позволив крысам брякнуться на пол, а заодно давая отдых перенапряжённым лапам.

— Тихо там... — сварливо сказал он. — Вы трое... За мной, пока кандидатуры не рассмотрел.

— Х-хорошо, — пискнул Трут.

Судя по изменившемуся запаху и прижатым ушам, оставалось только догадываться, что ему пообещала Семка, если придётся отклонить его кандидатуру. Впрочем, и Шуйца, принявшая было воинственный вид, словно получила по ушам и теперь выглядела куда более скромной и слегка пристыженной, не говоря о Штыке, явно решившем, что лучше иногда делать что говорят без лишних слов. Удовлетворившись произведённым впечатлением, Галс вошёл в каптёрку.

В ней за столом сидел старый крыс, быстро посмотревший на нашивку Галса.

— Галс? Ищейка-наставник? — уточнил он.

— Он самый, — важно кивнул Галс и дёрнул хвостом. — А это мой выводок.

Не спрашивая более ничего, крыс вынул из-под стола четыре небольших, но забитых доверху вещьмешка с нашивками ищеек. Галс не глядя цапнул тот, на котором был поставлен дополнительный шеврон. И тут же понял, что не прогадал. На ощупь он отличил тубус с картой и твёрдый переплёт папки, прятавшей какие-то записи, принадлежавшие его предшественнику. Быстро закинув мешок в ранец, с которым он никогда не расставался, Галс покосился на остальных, быстро надевающих вещьмешки за спины. Выдохнув, он решил провести небольшую проверку на вшивость, искренне сожаления, что понятия не имеет, что конкретно наплела им Семка.

— Почему ты вызвался? — поинтересовался Галс у священника.

— Возможно, так я смогу коснуться орудий богов... — с достоинством ответил Штык.

Галс невольно выдохнул.

— Ты бы ещё их погрызть возмечтал... Наша цель — обнаружение и изучение, потому что есть предметы, от которых у тебя шкура вся запаршивеет, и сам ты дольше недели не протянешь. Но об этом есть в ваших методичках, которые должны быть в ваших же вещьмешках, — он покосился на с любопытством следящего за ними каптёра. — Должны быть, ведь так?

Тот с неохотой кивнул, явно жалея, что пропускает зрелище суетливо оглядывающихся на собственные спины крыс, и картинно возвёл глаза к решётчатым фермам потолка, на которых весела тускло светящаяся зелёная лампа.

— А ты, Трут, чего вызвался? — поинтересовался Галс.

— Скажем так... Сиё место было наилучшим выбором, — ядовито ответил крыс.

Глас невольно согласился с ним. Хотя лучший выбор для подобной публики, по его убеждению, был на метр вглубь грунта. Потому, кивнув, он посмотрел на Шуйцу.

— Шу! Я хочу знать, почему ты находишься здесь? — крыска, чуть было не прижавшая уши, села на хвост, с независимым видом посмотрев на него.

— А что не так-то, ведовой? — она почесала за ухом. — Я никогда в норе засиживаться не любила...

Он медленно кивнул, отмечая про себя, что ни один из них даже не попытался открыть пасть, чтобы рассказать что-нибудь, хоть как-то отражающее их реальную биографию.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дерущаяся крыса - забавное зрелище) Не думаю, что они существа способны на движения, аналогичные человеческому.

 

Тогда ждем начала самих приключений.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дерущаяся крыса - забавное зрелище) Не думаю, что они существа способны на движения, аналогичные человеческому.

 

Тогда ждем начала самих приключений.

крысы способны на весьма занятные движения и ужимки-выкрутасы! :) они куда более гибкие и подвижные. :)

и да ждём что-же будет дальше . . .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, на самом деле то что она делает аналог капуэра. Очень удобный стиль боя если ты на четырёх лапах. И в случае людей это выглядет слегка коряво. Но вот в случае крыс это очень органично.

 

donger9, всё правильно! Вот видео. Легко переложить на крыс.

 

 

 

Галс с любопытством посмотрел на Шуйцу. Крыска, до сих пор не снявшая с лап и хвоста эластичные бинты, намотанные для тренировки, вздёрнула носик и сложила лапы на груди для пущей убедительности.

— Плохо... Могли бы и поубедительнее придумать, — он перевёл взгляд на Трута, что тут же распушил шёрстку, пытаясь казаться больше и явно борясь с желанием угрожающе щёлкнуть зубами. — Потому будем знакомиться по ходу дела... Дядька каптёр! Не подскажешь, где-когда автоколонна отходит?

— А чего ж не подсказать? Сейчас солдатики с сапёрами погрызут чегонить и погрузятся... — каптёр почесал за ухом. — В сущности, в малой столовке и найдёте, что у ангара.

Галс покосился на команду. Так и есть: Шуйца мало что не засветилась, навострив уши, зато Трут явно приуныл, как-то уменьшившись в размерах. А вот Штык выглядел странно невозмутимым и сейчас сидел на хвосте, хрустя сухариком, извлечённым из кармашка на перевязи.

— Ищейки, бегом! — рявкнул Галс. — Быстро-быстро!

— Мог бы и просто дорогу спросить... — буркнул Трут, всё-таки покорно падающий на четвереньки, вместе с остальными устремляясь к двери. Галс невольно ухмыльнулся, про себя решив, что шибко догадливый крыс только что стал вечным «добровольцем» вне очереди в его выводке, даже если тому суждено было расшириться.

И снова вереницы туннелей и переходов. Но сейчас было куда проще. Ведь в кои-то веки он находился на настоящем месте крысиного ведового: в самом безопасном месте строя, откуда только требовалось отдавать соответствующие распоряжения.

Как он и ожидал, «малая столовая» оказалась небольшим закутком в ангаре, где стояла готовящаяся к выходу колона гусеничных вездеходов. Со всех сторон к ним тянулись кабеля и шланги, а рыжие мало что не ползали по машинам, что-то спешно заклёпывая и загружая. Чуть поодаль, расположившись кто где, сидела затянутая в лёгкую броню солдатня, нервно косящаяся на уже успевших позавтракать сапёров, теперь надевших маски с перчатками и аккуратно копошащихся в своём оборудовании. Кашевар тут был собственный, подающий усиленные пайки, положенные всем готовящимся к выходу.

— Шу... Бери этих обормотов и к кашевару, — Галс сел на хвост, высматривая ведового автоколонны. — Скажете, что мы с ними едем.

— Прямо с сапёрами?! — фыркнул Трут, но Штык наступил ему на хвост, за что услышал тихое шипение, быстро оборвавшееся от короткого, но мощного тычка Шуйцы. Быстро глянув на Трута, она побежала в указанном направлении. К облегчению Галса, жизнь начала налаживаться хотя бы в том плане, что двое крыс безропотно последовали за ней — а значит, в команде начинало выстраиваться некое взаимопонимание... Он выдохнул и быстро побежал вдоль автоколонны, высматривая ведового. К счастью, сделать это оказалось довольного легко: искомый крыс ругался с ведовым рыжих, чёрным крысом в оранжевой перевязи, взяв того одной лапой за лямку и притянув морду поближе. Отчасти чтобы сподручнее было перекрикивать царящий вокруг шум и гвалт, отчасти чтобы его ухо оказалось поближе к щёлкающим зубам серого ведового.

— ...а я тебе говорю, что если они у меня до порта не доедут — ты у меня сам с канистрой в зубах побежишь! — заметив Галса, он, для острастки встряхнув чёрного, повернулся к нему, не выпустив, правда, свою жертву из лап. — Что?!

— Я ищейка-наставник, — быстро сказал Галс. — Мне нужно четыре места на вашей автоколонне.

Серый мрачно посмотрел на Галса, судя по всему, втайне мечтая, чтобы на него слетел один из погружаемых на платформу боксов.

— Ищеек только не хватало!!! Без разрешения Семки не возьму! — рявкнул он.

— Дырка в ухе от неё сойдёт, если без нас поедешь? — в свою очередь поинтересовался Галс.

Серый разжал пальцы и чёрный, воспользовавшись долгожданной свободой, тут же растворился среди суетящихся подчинённых.

— Ищейка, твою за хвост! Солдат видишь? Трасса новая! — он махнул в сторону рыжих, наваривающих на вездеход листы брони. — Шаг до неприятностей...

— То, что надо. Мы как раз хотим осмотреть окрестности... — согласился Галс.

Ведовой автоколонны несколько секунд ошарашено созерцал его. Потом махнул лапой.

— Пойдёте запланированными потерями... — он дёрнул хвостом и, уже забыв об ищейке, покосился на сапёров. — Эй! Сапёры! Шевелитесь! Одна лапа тут, одна там!

— Хпфф... — донеслось из-под маски, когда ближайший сапёр прервался, аккуратно отложив упакованный запал, чтобы показать ведовому неприличный жест.

Хихикнув, Галс направился в сторону, где заметил обедающую тройку. Им определённо стоило поспешить. Правда, оказавшись около разломанного ящика, служащего им столиком, он не успел открыть пасть: Шуйца толкнула в его сторону специально припасенную миску с похлёбкой. Не сдержавшись, Галс быстро и подозрительно понюхал её, с удивлением не найдя никаких примесей. Похоже, крыска и в самом деле озаботилась его пропитанием.

Похлёбка оказалась густой и тёплой, отлично прогоняющей надвигающееся чувство голода, что от неё и требовалось перед длительным походом. Шуйца выглядела гордой и довольной, и даже одной из первых достала из вещьмешка укомплектованное туда оружие: простейший кинжал, который уже красовался на привязи, и тускло поблёскивающую медным отливом складную винтовку, которую крыска мало что не обнюхала. Штык, вопреки опасениям Галса, сообразил самостоятельно подглядеть, как собирала оружие крыска, и теперь пытался приткнуть винтовку у себя за спиной. Чем-то по варианту крепления она напоминала кинжал, вот только вместо лезвия был ствол, сидевший в длинной кобуре и не дававший оружию вылететь во время бега на четырёх лапах.

Наконец истошно рявкнул паровой свисток, заглушив всё вокруг, и они бросились к ближайшему вездеходу, где по хлипкому трапу солдаты один за другим взлетали в зеленоватый полумрак машины.

Галс тут же направился в хвост машины, где было достаточно свободных мест, и залез в гнездо, неожиданно почувствовав себя дома. Сколько он себя помнил — он постоянно куда-то двигался. На спине матери, будучи крысёнком, рядом с вечно жалобно пищавшей сестрой. Потом самостоятельно, уже на подобных гремящих железных одрах, мчащихся по смертельно опасным землям.

Вот и сейчас, едва взревел мотор, где-то снаружи раздался отчаянный писк кого-то из рыжих, отцеплявших в последний момент какой-то инструмент и, судя по всему, не придумавшего ничего лучше, как махнув на всё прыгнуть с ним прямо на лапы товарищей. А потом всё потонуло в рёве двигателей под полом, когда вездеход устремился в открывшиеся ворота, и все крысы невольно прижались друг к другу, насколько это позволяли гнёзда.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Насчет холодного оружия крыс. А почему именно кинжалы и штыки? Я понимаю, что идет аналогия с криговцами, но у них не обязательно будет аналогичное людям оружие. Это может быть что угодно, от надеваемых на лапы и хвосты лезвий до железок, надеваемых на зубы и превращающих их в клыки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, кинжал именно что является отомкнутым штыком. Который не примыкается пока крысы находятся в транспорте в целях безопасности. 

Есть общевоесковая броня. Она ко всему прочему позволяет большее количество времени ходить на задних лапах распределяя нагрузку и защищая наиболее уязвимые места.

 

И вообще они ближе к солдатам конца 19-го начала 20-го века когда бронирование практически отсутствовало. В силу того что устоять перед пробивной мощью большинства оружия могла лишь слишком тяжёлая броня которая сильно снижала эффективность бойца.

 

В рукопашном бою предпочтение отдаётся "вязкой" броне в которой могут запутаться клыки и ножи врагов. Вроде наручей с кольчужными вставками. Или аналогичным образом усиленная перевязь. Кстати говоря крысиные зубы сами по себе являются весьма серьёзным оружием.

 

P.S.

 

Вообще по просьбе моего сородича с ФН начинаю работать над концепт-артом по сеттингу. Думаю проясню ситуацию.

 

P.P.S.

 

Спасибо за вопросы и замечания. Они помогают двигаться. 

 

 

 

Не обращая внимания на тряску, Галс привычно полез в рюкзак и невольно поблагодарил про себя Семку, когда фонарик оказался в положенном кармане, как и запакованная в твёрдый непромокаемый пенал карта. Вытянув её, он с удивлением заметил, что пенал заботливо перевязан ремешком хронометра со светящимися зелёным стрелками. Быстро прицепив его на перевязь, крыс сунул фонарик в лапы Штыку.
    — Подсвети... — буркнул он. — Посмотрим, где выходить будем...
    — Поближе к гнездовью? — поинтересовался с другой стороны Трут.
    Но Галс не обратил на его слова внимания, смотря на карту. Дорогу он нашёл сразу, благо порт тут был пока один-единственный. На линии трассы через равные промежутки заботливо стояли разноцветные метки проходимого в час расстояния, для транспорта и для пешехода. На бездорожье виднелись белые пятна с примерными контурами высот, составленными, судя по всему, по наблюдениям с аэроботов. Ими же была отмечена пара «горячих» мест, видимо опасных для лётного транспорта.
    По любому выходило, что при нормативной скорости вездехода, которую водитель ни в жизнь не стал бы превышать, рискуя наткнуться на какой-нибудь нежданный сюрприз, им предстояло ждать около часа. Если проделать этот же путь обратно единым марш-броском — получиться минимум часов десять. По руинам должно было получится и того больше. Но, в любом случае, сейчас в гнездовье Галсу делать было нечего. А привычный разведывательный рейд вполне подходил, чтобы собраться с мыслями.
    — Обормоты, сюда, — привлёк внимание своего отряда он, и трое крыс зашебуршались, подвигаясь поближе. Шуйца и вовсе перегнулась через соседа.
    — Высаживаемся примерно тут. Это метка пилотов, означающая «божью свечу», место, где постоянно долбят молнии. Нам туда не надо, но не заблудимся, просто следя за ней. Вот здесь наша цель. Для гор слишком правильные формы и расположение. А вот это вообще на дорогу похоже. Не видел русла, чтобы по прямой по склону шло да ещё само себе мосты строило. Цель простая: осмотреться. Уточнить карту. И доставить данные Семки. Крестик видите? Там наш предшественник спёкся. Не хотите как он — идите рядом.
    — Там борзых полно, — заметила Шуйца. — Видимо, кролей гоняют...
    Прозвище «борзые» давно приклеилось к длинноногим красноглазым северными волкам, стаями бегающими средь руин. Кролем же звалась овцеподобная тварь, жрущая абсолютно всё. Единственная схожесть с кроликами с Твёрдой Земли заключалась в лапах и несколько отдаленно в строении морды.
    — Отлично, Шу, — кивнул Галс. — Есть ещё что-нибудь?
    — Чешуйников видели... — начала вспоминать она. — Ребята гоняли, когда они на блокпост попытались полезть.
    Чешуйниками звались ящеры, говорящие ничуть не хуже Галса, но от того ни капли не понятней какой-нибудь борзой. Причём, если последняя была обычной зверюгой, и хотела то, что зверюге полагается, то про этих ходили совершенно дикие слухи. Рассказывали, будто бы своих больных они не лечат, а заражают грибами, после чего те выздоравливают, но вот делают лишь то, что им скажут. Хорошо хоть заразиться таким можно было только после специальной диеты. А так хоть горстями ешь — ничего не будет... И вера у них, говорят, даже есть, причём в тех же богов, только с чёрной кожей. Странные они. И называли себя странно: трикстерами.
    Но крысы особенно не любили, когда вместо нормального языка начинали пользоваться каким-то непонятным. Да и кто, собственно, знает, что за боги это такие, что на их собственных не похожи?
    — Борзые крыс боятся... А вот для чешуйников, если что, и винтовка найдётся, — спокойно сказал Галс, убирая карту в пенал и косясь на часы. — Пока отдыхаем.
    — Всегда мечтала на «божью свечку» поближе глянуть, — тихо вздохнула Шуйца.
    Сидящий поближе к ним солдат неодобрительно пошевелил усами.
    — Эй, ведовой, — он покосился на Галса, прячущего в карман рюкзака карту. — Оставил бы девку с нами. Красивая да ладная, хоть и ищейка. Пропадёт же с вами.
    — А меня спросить забыл? — поинтересовалась Шуйца, тут же распушившись и тихо зашипев.
    — Да ещё и с характером, — поддержал другой солдат и, увидев неприличный жест, хихикнул, — да ещё каким.
    — Подойди ближе — узнаешь точнее, — посулила та.
    Галс про себя выругался. Похоже, на крыску уже давно косились, пытаясь, без особого успеха, завести знакомство. И теперь же, когда она оказалась в его выводке, вот таких вот «героев-спасителей» можно было ожидать на каждом шагу. А значит, выходить лучше пораньше, пока перепалка не переросла в долгосрочные обиды с обеих сторон.
    — Штык, связь с водителем, — спокойно велел Галс.
    — Сейчас... — священник быстро вылез из гнезда на качающийся пол вездехода и подал ему закреплённый на переборке аппарат, за которым потянулся кабель.
    Галс щёлкнул едва светящимся зеленоватым рычажком.
    — Это ищейка-наставник Галс. Запрашиваю остановку, — сухо доложился он, ожидая порцию «искромётного» юмора от недолюбливающей ищеек солдатни.
    — Оправиться, что ли, собрался? — грубо поинтересовались с той стороны. — До порта потерпеть не мог, или теперь под каждым кустом сральник устраиваться будем?
    Галс обратил внимание, что солдаты с любопытством косятся на него, явно ожидая перепалки. Однако, он отлично понимал, что давать лишний повод заявить о том, что ищейки мешают работать остальным, отвлекая ненужными разговорами и склоками, не стоило.
    — Запрашиваю остановку. Вроде бы помех не было, — повторил он. — Так что ты машину сам остановишь, или нам через аварийный выход выйти?
    — С ними там девка... Ей брюхо об землю бить никак нельзя, — влез один из доброхотов.
    Шипение крыски только добавило солдатам хорошего настроения.
    — Кой она с ними забыла-то? Ладно, по тормозам! Расчёты по постам! Передать по звеньям! — в эфир посыпались ворчание и проклятья в сторону ищеек, а где-то над головой послышался дробный топот лап.
    — И это... Не дури, — заметил другой крыс снова обращаясь к Шуйце. — И в самом деле, не стоит девке с ищейками связываться. Не знаю, о чём Семка думает... Не соплячка же розовокожая уже.
    Шуйца молча смерила его взглядом и проверила лямки. Посоветовавший от всего сердца крыс лишь дёрнул хвостом, видимо и в самом деле горюя, что столь многообещающие дамы выбирают столь подозрительное общество. Тем временем вездеход лязгнул траками, и их сначала бросило вперёд, потом назад. Двое солдат одновременно дёрнули рычаги, открывая шлюз, и тут же, как на учениях сдёрнув винтовки, застыли, целясь в открывшийся проём, за которым виднелись серые, покрытые редкой травой холмы.
    Шуйца прыгнула первой, словно боялась, что её силой попытаются запереть в транспорте, если она пойдёт последней. Следом спрыгнул Галс. Зла на солдат он не держал. За счёт того, что в ищейки очень часто попадали такие вот кадры, как Трут, слава у них оставляла желать лучшего. Да и морду его скорее всего признали, после чего судили о них не лучше, чем о поклонниках Последнего бога. Благо, чёрного флага с черепом не нацепили — и ладно.
    За ним шел Штык. Когда из люка спрыгнул Трут, судя по возмущённому писку, получивший для ускорения удар прикладом, шлюз с натуженным скрипом захлопнулся, и транспорт, взревев, поехал дальше по разбитой колее.
    

Share this post


Link to post
Share on other sites

Крысы еще и друг с другом воюют?

 

Крыса, как существо, перемещающееся, преимущественно, на четырех лапах, скорее смонтирует себе турельку на спине, чем изобретет человеческую винтовку и будет, как земной солдат сидеть в окопе. Биология подразумевает свои технические тонкости.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, Крысиная Королева не допускает подобных крупномосштабных конфликтов. За то мелкие пикировки. И даже разборки "стенка на стенку" ещё как бывают. Но без оружия и не в ущерб основным обязанностям. Да и загреметь на доп работы за нанесение увечий а то и вовсе попасть под перевод в тьму таракань ещё как можно.

 

RatQueen.1398905019.png

 

Как целиться из турели на спине - я не совсем понял. За то в отличии от "земных" солдат даже не тренированная крыса развивает скорость 10 км час. И легко находит укрытие.

 

Ballistic, Самую малость... Мне вообще вопросы нравятся. Помогают найти брешь в логике. Или на оборот убедится что её таки нет!

Но спасибо)

 

  Отбежав с дороги под прикрытие холмов, Галс почувствовал себя спокойнее, после чего, быстро глянув на небо, потянул из мешка свёрток с плащом. Удобный, крепящийся на перевязи дополнительными ремешками, он спасал шкуру от мелкой влаги и ветра, позволяя дольше сохранять тепло. Да и сам плащ был не прост, одновременно серо-зелёный с коричневыми разводами — и серо-чёрный с чуть более светлыми вкраплениями. Перевернул другой стороной — и готово.
    Сейчас крыс надел плащ зелёным внутрь. Серо-чёрный идеально подходил для местной земли. Покосившись на остальных, спешно и без команды следующих его примеру, Галс громко щёлкнув зубами и показал, как правильно крепить винтовку. Убедившись, что все справились, он, по-прежнему ничего не говоря, побежал по склону холма к поросшей чахлым кустарником груде обломков. Она давала неплохую точку для обзора, да и плащ должен был идеально слиться с камнями и сухой травой.
    Внезапно со стороны дороги послышался громовой раскат и гулкая очередь. Не оглядываясь в ту сторону, Галс ещё быстрее полез наверх, пока не оказался меж камней. Сзади слышался шум осыпающейся щебёнки и тяжёлое дыхание спешащих за ним крыс. Сейчас, когда ведовой, оказавшись наверху, сел столбиком и, сдёрнув винтовку, посмотрел в прицел на дорогу, они сгрудились вокруг, мало понимая что делать.
    А на дороге тем временем кипел бой. Судя по всему, чешуйникам надоели непрошенные поселенцы, и они решили для начала попробовать свои силы на автоколонне. Выбрав для атаки самое узкое место, ящеры сейчас с двух сторон методично расстреливали транспорт, подорвав идущий во главе вездеход, откуда прямо под пули выскакивали уцелевшие. Опустив винтовку, Галс устроился поудобнее и, накинув на голову капюшон, прислонился затылком к какому-то камню.
    — Что мы будем делать?! — пискнула Шуйца, нервно подёргивая хвостом.
    — Мы? — он достал из небольшого кармашка на перевязи сухарик и закинул в пасть, захрустев им. — Ничего...
    Крыска, кажется, онемела, неверяще смотря на него. Галс покосился на неё.
    — Там порядка полусотни солдат, не считая экипажа... Бежать до них по незнакомой местности минут пятнадцать... За это время всё так или иначе кончится. И если не в их пользу — то это даст гнезду ещё четыре трупа, — он покосился уже на Трута, — а возможно и какого нить подранка, охотно болтающего о чём знает и о чём только догадывается...
    — Но там же... — крыска быстро глянула на ведового, потом подняла свою винтовку и посмотрела в прицел.
    Галс отлично знал, что она там увидит. Уцелевшие орудия по инструкции должны были вести огонь на подавление, в то время как пехота бежала на одну из высот, которую полагалось занять. В какой-то момент огонь полностью переключался на противоположную высоту, а на первой завязывался мало что не рукопашный бой.
    Крысы растерянно смотрели на грызущего сухарь Галса, который пытался представить, что им делать дальше. Ящеры могли прознать о высадке, и в этом случае лучше было уходить от места боя как можно быстрее, чтобы сообщить о нападении. Как пойдут дела у военных, и удастся ли им вырваться из окружения, было не известно. Он покосился на Штыка. Тот сидел неподвижно, навострив уши и вслушиваясь в раскаты далёкой канонады. Шуйца то и дело дергалась, явно борясь с порывами прийти на помощь. На морде Трута, получившего от этих самых солдат, застыло мрачное выражение.
    — Отъездились... — пробормотал он. — А ещё тебя хотели с собой взять.
    — Уходим, — не давая ответить Шуйце, велел Галс. — Если дела у наших пойдут неважно, то чешуйники могут заинтересоваться неожиданной остановкой и, соответственно, нами. Да и Семке стоит знать.
    Все крысы невольно подобрались. Бой протекающий где-то, не важно, вдали или вблизи, был прост, понятен и скоротечен. Но вот древний инстинкт, от которого твердел хвост и напрягалось брюхо, подсказывал, что подобный противник, живущий за соседним углом или лишь в разыгравшимся воображении, был не менее опасен и одновременно с тем более растянут во времени.
    Закинув винтовку обратно в крепление и более не прислушиваясь к канонаде, Галс осмотрелся. Божья Свеча ослепительно сверкала над вершинами дальних холмов, посылая в небо гигантские столпы молний. Там дрожала земля, и даже сюда докатывался тихий рокот. Он знал, что ближе будет пахнуть вечным озоном, а шерсть вставать дыбом. Но именно этих мест смертельно боялись ящеры и, главное, именно там можно было срезать путь до гнездовья. Рядом уходили в облака нереальные брошенные дома богов. Говорят, когда-то они сверкали ослепительно белым. Теперь же, истёртые и выщербленные временем, они напоминали высокие цилиндрические горы. Местами они обрушились, открывая миру нечто ребристое. Галс знал, что богам было всё равно, где строить дом. Такие горы могли подниматься из глубин океана или же стоять посреди болота. И лишь спустя века они начинали медленно крошиться, уступая натиску стихий.
    Он первым встал на четыре лапы и быстро запрыгал вниз по склону. Следом за ним последовали остальные, не решившиеся ничего возразить.
    — Куда мы... Ведовой? — спросила поравнявшаяся с ним Шуйца.
    — Даже если военные отобьются, то добираться им придётся до порта. А оставшиеся ящеры всё равно могу заинтересоваться малой группой... то есть, на нами... — он перепрыгнул с одного валуна на другой. — Потому сократим путь по земле, близкой к Божьей Свече.
    Шуйца чуть не оступилась, а Трут придушено пискнул.
    — Им страшно... А нам нет?! — поинтересовался он.
    — Божий промысел и в самом деле может послужить нам, отпугивая чешуйников, — наставительно сказал Штык. — А если он пугает их... Значит они не добирались до руин и не осквернили их.
    В голосе крыса прозвучали странные, почти мечтательные нотки. Галс же не стал замечать, что его желание прикоснуться к вещам Богов может выйти боком. Сам он видел такие не раз. Ладони у Богов были совсем другими, и размерами они значительно превосходили крыс, так что воспользоваться их наследием вряд ли бы вышло.
    Шуйца молча бежала рядом с ним. Крыска явно чувствовала себя не очень хорошо. Ведь последнее, что видел от неё экипаж, вряд ли можно было назвать достойным прощанием.
    

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не ожидал я открытой войны между крысами и прочими существами, думал скорее настороженность и недоверие, а не пальба во все стороны.

 

Как бы обычный человек спокойно идет со скоростью в пять километров в час, увеличить скорость вдвое и для нетренированного человека не очень сложно.

 

Я могу, в принципе, ничего и не говорить, если занудствую.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, крысы бегут на четырёх лапах. Большими прыжками почти как собаки. Ну почти как обычные крысы.

 

Некоторые расы союзные. Тем более тут конфликт вызван не ими. Ящеры по психологии ближе к жителям африки времён колонизации. Как итог у них нет центрального руководства. Нужного уровня развития. И им не удалось заселить все терретории. Изначально крысы взяли себе самые "негодные земли" выкупив их у племён и основательно закрепилось. Часть племён заскрипела зубами но торгует. Часть считает что их нагло обманули. А одно собрав все силы решило попытаться напасть на караван что бы напугать чужаков. Кстати примерно так и делали африканцы против англичан.

 

Занудство, педантичность, дотошность, внимание к мелочам - называй как хочешь. С моей точки зрения это очень помогает мне. И я даже чуть позже попрошу "позанудничать над своим концептом" как залечу руку и смогу рисовать...

 

 

 

 

 

Галс быстро бежал меж холмов, выбирая удобный путь. Сейчас он был впереди, впервые за долгое время чувствуя себя спокойно. Всё было просто. Как в детстве. Беги. Прячься. Ищи. И не думай. А на разговоры времени нет... Да и дыхание сбивают.

Тем временем тихий рокот Свечи перерастал в оглушительный рёв, забивающий уши и пробирающийся в самые поджилки через всё усиливающуюся дрожь земли. Глаза выхватывали привычные для этих мест картины: не растащенный нержавеющий металл богов вблизи от Божьей Свечи закручивался в непонятные петли, и иногда слово стекал к земле и покрывал напылением обломки. Когда под лапами заскрежетал пепел, Галс остановился.

— Маски, — и первым потянул из рюкзака респиратор.

— Заведёшь ты нас, ведовой... — пробурчал Трут, следуя его примеру.

Теперь бежать стало тяжелее. Дыхание сбивали фильтры, но снимать их не рекомендовалось. Уже в скором времени возникла необходимость останавливаться, чтобы протирать стёкла, на которых оседал поднятый ветром прах. Грохот вечной грозы становился всё невыносимее, хотя до самой Свечи было бежать и бежать.

Галс оглянулся на выводок. Так и есть. Штык едва плёлся вслед за ними, с трудом переставляя лапы и заметно отставая. Трут держался немногим лучше, судя по тихому бурчанию, матерясь на выдохе. Бодрой пока была только Шуйца, с беспокойством оглядывающаяся назад. Галс притормозил, резко хлестнув хвостом по воздуху, тем самым давая знак остановиться. Бежать напрямую к Божьей Свече было самоубийством. Он слышал немало историй о том, что там убивала даже вода, пропитанная током. С другой стороны, они уже были среди божьих домов, высящихся вокруг. Чуть выше безумствовало небо, постоянно озаряемое вспышками Свечи.

Покосившись на остальных, крыс прижал уши. Штык, не стесняясь никого, повалился ничком на землю и загнанно дышал. Рядом на подрагивающих лапах стоял Трут, более опытный и знающий, что камень под лапами отлично пьёт тепло. Пожалев, что пасть закрыта респиратором, Галс быстро шагнул к Штыку и за шкирку вздёрнул его на лапы.

— Будешь лежать — помрёшь, — быстро сказал он, невзирая на хриплый писк. — Понял?

— Конечно, ведовой, — с трудом выдохнул тот.

Встряхнув его ещё раз для острастки, Галс понял, что бежать дальше просто нельзя. Он взглянул на ближайший божий дом. Снизу всё было усыпано упавшими с вершины плитами и кусками конструкций, превращавшими подступы в самый настоящий холм. Чуть выше виднелись проломы и трещины, образовавшиеся из-за не до конца вывернувшихся из своих гнёзд плит.

Не говоря ни слова, он пошёл в том направлении, чувствуя, как уже медленно начал прокрадываться холод, незаметный раньше при столь бешеном темпе бега. Это значило, что придётся разжечь костёр, который словно маяком выдаваст их присутствие. С другой стороны, попытка отказаться от него означала бы более верную смерть.

Галс первый начал карабкаться по осыпи, про себя надеясь, что сейчас откуда-нибудь с вершины обманчиво медленно не сорвётся какой-нибудь гигантский каменный блок.

Божий дом.

Достав из рюкзака фонарик и щёлкнув выключателем, крыс укрепил его на лямке и первый перелез через разбитый край стены, перед этим внимательно рассмотрев пол. Он был усыпан толстым слоем праха, в котором тонули лапы. Судя по всему, здесь все не засыпало окончательно лишь потому, что время от времени прах сносил ветер. Но главное Галс увидел: ни следов, ни каких-либо признаков иных гостей. Вдохновлённый этим, он подхватил Штыка, которому Шуйца без подсказок помогла влезть внутрь. Потом так же принял Трута и помог залезть ей самой, в которой раз про себя похвалив эту девочку. Было совершенно непонятно, что заставляло её находиться здесь, с ними, но пользы от неё пока было вдвое больше чем от остальных двоих по отдельности, да и вместе взятых тоже...

Зеленый свет фонарика скользил по когда-то белоснежным стенам. Подумав, ведовой решил показать это новичкам. Клацнув зубами, он обратил на себя их внимание и провёл лапой по праху, оставляя белую полосу какого-то непонятного гладкого материала. Остальные замерли, недоверчиво смотря на него. Довольно кивнув сам себе, крыс быстро зашагал по уцелевшему коридору. Троица, забыв об усталости, последовала за ним.

Здесь слой праха был поменьше, а вскоре и вовсе сошёл на нет. Знакомая картина лабиринта странных прямоугольных коридоров и открытых дверей. Не думая, он направился в одну из комнат. Здесь не было ветра, а значит, была вполне реальная возможность согреться просто самим по себе. Благо то, чем были отделаны дома богов, не проводило тепло, хотя по твёрдости не проигрывало камню. Обстановка тоже была странная. Виднелось нечто, напоминающее кровать без ножек, на которой могло расположиться около десяти крыс, и большое неудобное гнездо напротив совершенно пустого стола. Чуть поодаль в стене виднелись какие-то двери и тёмные прямоугольники, о значении коих оставалось только догадываться.

— Здесь... жили... Боги... — выдохнул стоящий на дрожащих лапах Штык.

— А теперь переночуем мы. Падай на этот пол. Он как дерево, — посоветовал Галс, первым подавая пример. — Дамам как всегда отдельное место, — добавил он, заметив, как Шуйца пощупала лапой кровать и вопрошающе посмотрела на него, а потом запрыгнула туда, получив утвердительный кивок. Галс чётко знал, что чем бы ни были эти мягкие сверху прямоугольники, но как кровати они подходили просто прекрасно. Другое дело, необходимо было дать Шуйце выбор места. И Галс, положив фонарик на пол, устроился рядом со Штыком, позволив Труту найти место поудобнее. Ведовой с любопытством следил за подопечной, радуясь, что стёкла скрывают глаза. Крыска тем временем пару раз фыркнула, чихнула и, блеснув стёклами маски, некоторое время смотрела на них. После чего, соскользнув с кровати, выбрала неожиданный для Галса вариант: свернулась прямо на них, решив, что они теплее и роднее неизвестной кровати, пусть и в божьем доме.

— Дежурим по очереди, — сказал Галс, — первым не сплю я.

— А потом? — уточнил Штык, наконец-то разобравшись с дыханием.

Галс невольно хмыкнул.

— Как почувствуешь удар по рёбрам — знай... Или враги или твоя очередь не спать. Спим четыре часа. Так что не советую сейчас много болтать, — угрожающе закончил он.

— Как прикажешь, ведовой, — ядовито ответила Шуйца, словно случайно заехав ему в бок остреньким локтём, от чего крыс едва сдержал сдавленный писк. Впрочем, очень скоро они все угомонились. Тепло накапливалось даже через разделявшие их плащи, а дом совершенно не вытягивал его из тел.

Когда они заснули, Галс буквально превратился в слух, сживаясь с раздававшимися вокруг звуками. Безумным, но сейчас каким-то приглушенным рокотом Божьей Свечи. Воем ветра. И мерным дыханием крыс, иногда пищавших и вздрагивающих во сне. От провала в сон его удерживало искусственно накручиваемое напряжение и стремление уловить малейшую странность, на этом фоне обозначавшую бы погоню. Или оголодавших борзых, пошедших по их следу. Временами он поглядывал на часы, отлично понимая, что без сна они могут и не дойти.

Edited by Крыс

Share this post


Link to post
Share on other sites

Галс не успел поспать и получаса, как его разбудил Штык, молча сжавший лапой плечо. Мигом навострившиеся уши отлично уловили хриплые голоса чешуйников, похоже решающих у входа, что им следует предпринять.

Уже парой секунд спустя все крысы проснулись, напряжённо прислушиваясь. Галс же отстегнул от пояса единственную на их выводок гранату. Ищейкам полагалась минимальная экипировка, в отличие от тех же убийц и даже обычных солдат. Зажав ребристый цилиндр в лапе, он наклонился к уху Шуйцы, стянув с морды маску.

— У неё трёхсекундная задержка... Сможешь метнуть так, чтобы у ящеров не было возможности отбросить? — когда крыска утвердительно кивнула, нервно дёрнув хвостом, он повернулся к Штыку и Трутню. — Вы двое — со мной. Мы засядем у начала коридора, где ещё есть пыль. Когда она кинет, мы нападём. Ясно?

Все трое одновременно кивнули, он погасил едва теплящийся зелёный фонарик и первым нырнул в коридор, надевая маску. Они миновали заваленные прахом параллельные проходы, куда раньше не сворачивали просто чтобы не перегружать лишний раз фильтры. Теперь же пыль могла сыграть на их стороне. Пробежав еще пару поворотов к внешнему коридорному кольцу, крысы уперлись в стену. Бежать дальше не стали. Галс просто на ощупь нашел одну из открытых дверей и, молча схватив за шкирки Трута и Штыка, затащил за собой, замерев, слушая переругивания ящеров.

— ...ихссс всссего лишшшь четверо... Нассс ссс десссяток... И вошшшдь хошшшет их головы... — услышал он шипение одного из чешуйников.

— Мыссс ссслышшшали... Но мошшшет просссто подошшшдём, пока они выйдут отсссюда? — предложил другой.

В ответ раздалось тихое раздражённое шипение.

— А есссли они найдут другую дыру? А есссли потеряем, как тех, кто прорвалссся?! — шипение становилось всё более раздражённым. — Инашшше сссами ссснаете!

— Хорошшшо, большшшой! — поспешно отозвались сразу несколько голосов.

Галс застыл, стараясь лишний раз не дышать, пытаясь представить, справиться ли Шуйца. Тем временем снаружи слышался шорох, и из коридора в комнату упали отсветы белого света, чем он и воспользовался, чуть коснувшись Штыка и Трута и аккуратно показав на кинжал у себя на груди. Они одновременно кивнули, поняв.

Ящеры шли по пыли, тихо шипя и явно не очень-то скрываясь.

— Крысссы... Неушшшели вы только бешшшать горасссды? Трусссливые голохвоссстые... — он не договорил, услышав звяканье, — ахссс... Так сссначит...

— Свой не отбрось! — послышался голос Шуйцы.

Трое крыс одновременно зажали уши лапами, широко, насколько это позволяли маски, открыв пасти. Казалось, их ударило со всех сторон одновременно. По лапам. Ушам. Головам. Со всех сторон. Галс плохо запомнил взрыв. Скорее странное звенящее беззвучие, в котором он сейчас метнулся вперёд. Туда, где в непроглядном тумане многолетнего праха виднелись белые лучи фонарей. Он перескочил через окровавленного ящера и ненадолго встал на задние лапы, чтобы, выхватив кинжал, ударить им в шею закрывшего морду противника и тут же, не останавливаясь, всадить клинок в глаз другого, держащего в лапах фонарь.

Третий попытался направить на него винтовку, садясь на хвост, и Галс прыгнул чуть вбок, метнул кинжал, попав в сгиб лапы. В последний момент крыс почувствовал, как бок обожгла странная боль от беззвучного выстрела, и он навалился на изукрашенного странными узорами ящера. Кольца и выгравированные на чешуе татуировки были привычным для этого племени, но сейчас воспринялись неожиданно остро.

Сцепившись, они упали на пол. В перевязь вцепилась уцелевшая лапа и потащила крыса к полной зубов открытой пасти. Галс упёрся в шею противника и, одновременно вытянув кинжал, с размаху ударил. Потом снова, и снова, пока хватка не ослабла, и ящер не обмяк. Выдохнув, Галс резко развернулся. В свете фонаря стал виден Штык, лежащий на боку со сдёрнутой от удара маской. Похоже, ему прилетело прикладом. А вот Трут лежал на спине, в то время как уцелевший ящер, навалившись сверху, пытался втолкнуть отнятый кинжал в грудную клетку крыса.

Не медля ни секунды, Галс прыгнул вперёд, сбивая ящера на землю, и, тут же оставив на волю Трута, замахнулся на последнего стоящего на лапах, но не успел: голова чешуйника разлетелась на куски. Обернувшись, он спокойно сел на хвост. Ящер не успел подняться, потому что Шуйца выстрелила ещё раз.

Трут пытался встать. Видно он пропустил один удар кинжалом, отчего и оказался прижат, да и перевязь была в крови. Бок Штыка поднимался и опадал, что являлось весьма обнадёживающим признаком. Подойдя к нему Галс натянул маску крыса на место, после чего прислонился раненым боком к стене, чувствуя подкатывающую слабость. Перед ним возникла мордочка Шуйцы, сорвавшей маску и что-то ему кричащей. Звуки начинали возвращаться одновременно с болью.

— Ведовой!!! Надо уходить! Если они придут снова... — начала она.

— Уходить должны только здоровые, — медленно сказал он, — Семка должна знать, что случилось...

Крыска осеклась, не веря смотря на него.

— Да как ты... Бросить их здесь? — выдавила она, кажется, собираясь просто ударить его.

— Только здоровые... — повторил он, чувствуя, как слабость в лапах нарастает, и медленно лёг на пол, стараясь не шипеть от боли.

Сознание скользнула в полузабытье, из которого его периодически вырывала боль. Видимо, крыска тратила принесённую ящерами воду, промывая рану и стягивая её бинтами. Пару раз мелькнул пошатывающийся Штык. Только сейчас Галс понял, что всё это время что-то зло вопил. В нос ударил резкий запах какой-то выпивки, взятой у одного из убитых, а в пасти оказалось горлышко. Против воли он сделал большой глоток, после чего по телу прокатилось огненная волна, а потом пришло приятное забытьё.

В себя он пришёл учуяв запах готовки. С трудом открыв глаза, он увидел мрачную крыску, что что-то помешивала в небольшой банке-кастрюльке, стоящей прямо на таблетке химического костра. Галс встречал такие. С кисловатым запахом. Почти не дымящие. Знай только подсовывай новые, когда предыдущая погаснет. А горели они почти с минуту. Рядом лежал Трут, обхвативший себя лапами. Судя по ознобу, ему было немногим лучше, чем Галсу.

— Шу... Я лично попрошу Семку о твоём переводе в ассенизаторы... — с трудом выдавил ведовой. — Я же сказал, твою за хвост...

— Лежи и не пищи, — посоветовала она, убирая кастрюльку с огня. — Штык сказал, что военные ушли. Вот пусть и думают... А я без вас не пойду.

Галс зло посмотрел на крыску. Трут с трудом открыл один глаз и ехидно покосился на него.

— Не стоит ругаться в божьем доме, ведовой... — он закашлялся. — Боги же смотрят на нас...

— В самом деле? — зло поинтересовался Галс.

Тот кивнул и указал куда-то за спину. Обернувшись Галс увидел мёртвого бога, прислонившегося к стене. Его тело давно превратилось в мумию. Странное, бесхвостое и приспособленное для ходьбы на задних лапах. Круглая высушенная голова, упавшая набок, словно бы и в самом деле с ухмылкой смотрела на него. Эффект создавали обсыпавшиеся за века щёки, обнажившие вечно улыбающийся божий череп. Галс невольно чихнул и с благоговейным любопытством посмотрел на тело. Оно было затянуто во что-то белое, а на груди с правой стороны в отсветах огня темнела красная пятиконечная звёздочка.

— Вот это я понимаю, божий дом... — заметил Трут и снова кашлянул.

— Говорят, когда-то этот мир был совсем иным... — тихо сказал подошедший Штык, ложась на пол, — звёзды были ближе, а боги живы... Они творили чудеса, поднимая из пучин целые земли и населяя их.

Трут скептически посмотрел на него.

— Что-то живее вон того я богов не встречал, — скептически заметил он. — Чудеса кончились?

— Нет... Их чудеса живут и поныне... — все неожиданно поняли, что сейчас Штык вспоминает свою работу до того, как он попал в Астру.

Они невольно затихли. Даже Галс. Крысы всегда любили истории и сказки. А особенно сейчас, когда они лежали в тёмном зале, в круге света от костра около мёртвого бога. Очень хотелось знать, как тут было? Что? И почему? До тихого писку хотелось. И Штык, давно понявший это, повёл рассказ, который они знали с детства, но который сейчас просто нужно было услышать снова.

— Говорят, Боги жили на звёздах... Это неправда. Они жили в мирах обогреваемых ими. Говорят, что когда-то они жили всего лишь в одном из них. Но потом огонь творения позвал, и они пошли по пустым, едва оформившимся или гибнущим мирам, изменяя и заполняя их жизнью и своими твореньями. И были они разные. И не было меж ними согласия. И тогда решили они собрать самых искусных из богов в одном из миров, и этот мир стал нашим. Они вместе построили его по образу и подобию того, что породил их. И принесли сюда пламень творения. Каждый свой. Надеясь, что он сольётся в их руках в единый, примерив их, — Штык пошевелил усами и продолжил.

— Ведь было немало врагов средь них. Боги из Советов не любили Богов Объединенных. Не верили они жёлтым Богам Из-под-неба. И опасались чёрных Богов Республики. Были и другие. И здесь, среди лучших своих мастеров, работающих плечом к плечу, они проводили советы, надеясь, что их вожди устыдятся разногласий при виде того, как переплетаются языки пламени творения, горящих в разных руках. Но вышло по иному. Говорят, что Боги уже не раз давали жизнь мирам. Но, наконец, решили дать и разум. Первыми из их рук вышли мы, — крысы, и так внимательно слушавшие, затаили дыхание.

— Королева помнит те времена. И говорит, что крысы всегда, ещё до того как стали собой, с незапамятных времён прощупывали дорогу богам в их лабораториях. Были мы сотворены Советами. И не пожелали отставать и другие... Те что Из-Под-Неба позвали великого Торговца, что воплотил прекрасных драконов, своими красками и гибкостью призванных развлекать богов и служить им, живя рядом. Тогда Республика воплотила ящеров, что своим упорством и живучестью должны были проторить им дорогу в новых совсем молодых и неприспособленных мирах. Объединенные сотворили воронов, кои могли летать лучше драконов, видеть дальше ящеров и быть привычными к холодам лучше крыс. Говорят, они думали отдать некоторым из нас пустые брошенные миры, чтобы мы взросли там и показали тем самым кем мы были сделаны лучше... — он усмехнулся.

— Королева не знает точно, были ли ещё творенья других богов, кроме этих четырёх. Наш мир сильно ранен войной, и многие землю до сих пор сокрыты безумными морями... Но, в любом случае, хватило и этого. Боги-священники, служившие чему-то высшему, что мы не можем представить, сказали, что мы есть грех. Ведь лишь то высшее, чему они служат, должно давать разум... Их поддержали и некоторые другие боги, говорившие, что мы не принесём им пользы, а лишь отнимем время и миры. Королева знает, что сюда были стянуты вожди всех богов. Всех, которые только были. И за одну ночь их не стало. Уцелели и цветы, и звери, и рыбы. Уцелели даже их дома и вещи. И даже мы остались. Но в один день умерли все боги в этом мире. И мы стали его хозяевами... — он замолк, смотря на химический огонь, который Шуйца подкормила ещё одной таблеткой.

— Готово. Сейчас по котелкам разолью, — деловито сказала она. — С таких историй пустое брюхо иметь не стоит.

 

Галс невольно хихикнул, вытягиваясь на полу.

Edited by Крыс

Share this post


Link to post
Share on other sites
a_1417460125_russiandeadsoul_-_krys_.png
 
Боги не хотели, чтобы их творения подолгу болели. Поэтому раны затягивались довольно быстро, но есть от того хотелось ещё сильнее. Припасы мёртвых ящеров истаяли с пугающей скоростью.
Сами тела очутились снаружи силами Шуйцы и Штыка, по общему молчаливому решению. Под конец, ведь даже временное отхожее место было снаружи. Не стоило ни ему, ни чешуйникам марать божий дом.
Галс, воспользовавшись моментом, аккуратно достал записки своего предшественника. Звали его Скоба. Крыс оказался весьма скупым на описания и, хуже того крайне, неряшливым. Описания местности, ориентиров, высот и особенностей рельефа носили на себе отпечатки разлитой похлёбки и грязных лап. А то и вообще прерывались записками о том, сколько консервов надо с собой взять и напоминалкой о порванной лямке или клинящей винтовке. Суть записей заключалась в том, что все крысы и ящеры испытывали явный страх перед домами богов и оставшимися от них строениями, когда самое интересное как раз было в них, а вернее под ними.
Оказывается, часть строений находилась под землёй, прочная и по большей части сохранившаяся. Именно поэтому много строений богов выглядывали из-под воды, подобно гигантским скалам. По мнению Скобы, боги подобно крысам чувствовали себя уютно под землёй. Галс невольно фыркнул, услышав такую формулировку. Огромные прямоугольные коридоры намекали на обратное. Как и любовь к просторным квартирам и большим помещениями. Даже подрасти крыса до размера одного из богов, ей было бы всё равно неуютно.
Оказалось, что этот молчун не раз проникал в самую глубь древних руин, в одного, вооружённый лишь фонарём и винтовкой. Последнюю ему, по его словам, не приходилось использовать ни разу, потому он и отказался от мысли набрать группу ищеек, вопреки советам Семки. Галс с искреннем весельем заметил краткую, но очень красноречивую характеристику крыски, изобилующую высказываниями по поводу её любви совать свой носик в чужие дела. Далее шло интересное. Скоба рассказывал про уровни, находящиеся глубоко под землёй. Про странные огни и непонятные звуки. А ещё целые коридоры, заполненные мёртвыми богами, распадающимися в пыль от одного лёгкого прикосновения. Он отмечал, что воздух вовсе не был затхлым. А ещё его волновали странные звуки. В какой-то момент Галс почувствовал, как к здоровому боку прижалась крыска, с любопытством смотрящая на пролистываемые им записки.
— А что это? — она ткнула когтём в странную корявую зарисовку. — На коробку похоже...
— Ну или он слегка ошибся про свежий воздух... — проворчал Галс, складывая журнал. — Тебя спрашивать разрешение на чтение не учили?
Шуйца улыбнулась и протянула другую лапу с вытянутым пальцем, на котором весела извлечённая из рюкзака аптечка. Галс невольно прижал уши, чувствуя, как в животе холодеет. Это означало, что снова время менять повязки и обрабатывать рану. И испытал постыдное желание спросить, не пора ли менять повязки Труту, который чувствовал себя похуже, да и рана была посерьёзнее. Более того, на языке вертелся совсем уж жалкий вопрос про нагретую воду и прочие бессильные попытки оттянуть неприятную процедуру.
Вздохнув, крыска положила повязки на расстеленный запасной плащ и, порывшись в рюкзаке, достала флягу с выпивкой чешуйников. Благодарно кивнув, Галс сделал небольшой глоток. По телу разлилось приятное тепло, а сам он расслабился. Слабость позволяла пьянеть быстрее и переносить подобное лучшее.
— Завтра сможем идти, — наконец сказал он.
— Ага... Ты уже почти освоился на трёх лапах, а Трут почти прекратил просить его добить после пары кругов по залу, — согласилась она. — Лучше ляг...
Вытянувшись на боку, он привычно сжал зубы, пока она аккуратно меняла повязку и наносила на рану мази, ускоряющее заживление и снимающее боль. Когда она закончила, Галс почувствовал почти настоящее блаженство. Крыска же, воспользовавшись его состоянием, подобрала журнал и сейчас листала его.
— Это же журнал Скобы... — выдохнула она.
— Ты его знала? — Галс открыл один глаз, нехотя смотря на неё.
Шуйца кивнула.
— Да... Странный он. Неразговорчивый. Всегда в одиночку сидел. И всё что-то скрывал... — она замолчала. — Не раз Семка просила его учеников набрать... И ведь не утаил.
— Там половина страниц выдрана... Судя по пятнам грязи, его лапой, — он потянулся, ударив хвостом по полу. — Причём последних... Видимо нашёл что-то. Под водой.
Шуйца недоверчиво покосилась на него. Потом быстро сунула нос в журнал, пытаясь найти хоть что-то, указывающее на это.
— Почему ты так решил? — наконец сдалась она.
— Грязь... Значит, вымок. И не дождь. Иначе бы просто постепенно отогрелся бы химическим огнём да и добрался потихоньку. Ведь дождь с одной стороны капает, и шёрстка под плащом сухая, — пояснил он. — А тут, значит, оказался целиком в воде, без укрытия и в одного. Видимо, решил добежать до своих, да так бегом и согреться. Сбил лапы, а потом и вовсе свалился и замёрз...
Шуйца невольно прижала уши и испуганно посмотрела на него.
— Страшная смерть... — заметила она.
— Дурная... Его никто не гнал. Был бы с напарником — сделали бы палатку из плащей и обогрелись бы... Или ещё чего на пару сообразили, — Галс замолчал. — Интересней что он скрывал и почему.
Крыска кивнула, осторожно положив журнал, принадлежавший мёртвой ищейке. Её явно пугала вещь, видевшая столь неприятную смерть своего владельца.
Edited by Крыс

Share this post


Link to post
Share on other sites
Набросок концепт-арта. Униформа убийц.

 

Охуманивание крыс продолжалось называется...

Экзоскелет, мини-арбалет имеются. Винторез тоже. Двойные выдвижные клинки на лапы только забыл :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...