LightPhoenix

Гиблоземье - Тур 4

Recommended Posts

Гиблоземье

Текст на момент окончания третьего тура.

 

 

Что ж, иного, ожидать и не приходилось. Только вот кому нужна была их смерть? Видя, что Джигару и братьям не терпится наброситься на Сильвера, Шквал решил пойти на цыпочках, тщательно выбирая слова:

- Ваш путь был долог и труден – вам пришлось ехать через всю пустыню в шумных железных монстрах, чтобы встретиться с нами. Более того, мы заставили себя ждать, пока вы коротали время за скучными играми. Так как же мы можем загладить те невзгоды, что приключились с вами по пути сюда?

Аяко показалось, это был сарказм от Шквала? Не… Судя по выражению глаз и морды, он говорил на полном серьёзе. А вот Сильверу, похоже, это понравилось, и он расплылся в сверкающей улыбке.

- Знаете, когда мы втроём были ещё новичками в этом деле, то заключили между собой договор. Ты прав, жить двумя жизнями действительно изматывает, на это нужно очень много средств и времени. Нам приходится следить за своей анонимностью в охотничьих кругах и много работать. Но только благодаря этому мы можем существовать в относительном комфорте и не бояться получить пулю в лоб. Работать охотником за головами не так просто, как кажется – поди попробуй найти добычу в здоровенной пустоши, кишащей железными тварями. Для борьбы с пустыней мы придумали автомобили. Для борьбы с железяками – собрали автомобили из их самих. Думаю, вы понимаете, через что нам пришлось ради этого пройти. Материалы, правда, довольно тяжёлые, из-за этого постоянно что-то отваливается, но твари не обращают внимания на тех, кто окружён каркасом из них, - чем дольше серебристый дракон чесал языком, тем более нервничали пленники. Аяко уже не слушала - она искренне хотела, чтобы её пристрелили и положили конец этому ужасу. Ноздри братьев раздулись настолько, что казалось, они надеялись втянуть через них обидчиков и съесть. Джигар трясущимися от ненависти лапами пробурил песок до самых кистей. И только Шквал старался сохранять спокойствие и внимал каждому слову. – И это я ещё не упоминал траты на расходные материалы, еду, и прочее. Я бы сказал, что эта работа приносит очень много денег, но в то же время и невероятно затратная. И именно поэтому мы втроём договорились, что если однажды нам представится возможность заработать столько денег, чтобы хватило, скажем, лет на двадцать не слишком активных растрат, мы бы покончили с охотой, и жили себе, занимаясь автомобилями. Пушки я, конечно, люблю больше, но ради спокойной жизни, готов ими пренебречь.

Когда Сильвер закончил свою речь, Шквал глубоко вздохнул.

- Полагаю, существам, постоянно борющимся с денежными трудностями, свойственно прикидывать свои расходы, а, значит, они без проблем смогут посчитать, сколько им хватит на двадцать лет.

Красный дракон заорал на обоих:

- Кончайте уже свой фарс! Надоело! - Он выпучил глаза на серебряного. - А ты говори цену!

Сильвер засмеялся, довольный произведённым эффектом.

- Так вот цена, ммм… достаточно сложный вопрос, даже я не уверен… - Чувствуя на себе испепеляющие взгляды пленников, он вмиг посерьёзнел. - Ладно, не буду томить. Три жизни, продолжительностью в двадцать лет мы оцениваем в пятьдесят миллионов дросселей.

Джигар, который, казалось, готов в любой момент взорваться, заговорил неожиданно спокойным тоном:

- А тебе не жирно будет, а?

- Либо так, либо до Мегассинии не доберутся даже ваши потроха, - отрезал Сильвер.

- Даже если и так, где мы сейчас достанем такие деньги? Из песка что ли!? Или ты думаешь, мы их с собой носим?

- А разве нет? Насколько я знаю, то, что вы носите с собой то, что стоит не меньше, а возможно и больше.

Аяко вопросительно посмотрела на помрачневших Шквала и Джигара. Уж не те ли странные стержни им нужны, подумала она. Нет, тогда бы охотники просто их застрелили и забрали, что им нужно. Драконочка встретила на себе взгляд серебряного.

- Дорогая моя, передай Леару, пожалуйста, все сумки этих высокопоставленных господ.

- А тумаков потрясных тебе не передать? – вмешался Борг, хлестнув тяжёлым хвостом. Драконочка зарычала на обоих, и близнецы успокоились.

В ней совсем не видят опасности, поняла она. Раз так, возможно, она сумеет застать их врасплох. Что там Шквал говорил про медальоны эльфов? Она краем глаза посмотрела на Леара, на шее из под одежды у него выглядывала цепочка. Это будет непросто.

Седельные сумки мага были довольно тяжёлые, так что пришлось их буквально тянуть, оставляя на песке глубокие дорожки. Ухмыляющийся эльф остановил Аяко в метре от себя.

- А теперь развернись и шагай обратно, - мягко сказал он, направляя на неё винтовку. Аяко поняла, какую расу она теперь ненавидит больше всех. Только когда она вернулась к остальным, Леар решился подойти к сумкам. Он долго рылся в них, перебирая провизию, травы, и неизвестные драконочке приборы, пока не достал гаситель. Вопросительно повертев его в руках, он сунул его обратно и вытянул два продолговатых тряпичных свёртка.

- Зараза… - пробурчал Джигар.

Эльф бросил оба свёртка Сильверу. Тот довольно поднял один с земли, отряхнул и развернул. Увидев сверкающий ромбовидный клинок, он изумлённо выдохнул.

- Да, не думаю, что даже ваши кузнецы смогли бы выковать такое. – Сильвер дёрнулся, когда лезвие случайно резануло ему чешую на пальце, откуда тут же пошла кровь. - И ведь не скажешь же, что им несколько веков.

- Откуда ты знаешь, что это за клинки? – прищурился Шквал.

- Птичка нашептала. Полагаю, сделку с ними заключил наш многоуважаемый принц, так что ему же её и расторгать.

- Что ещё за сделка? – спросила Аяко.

Джигар проигнорировал её слова, тупо уставившись на клинки.

- Ну, так что вы думаете? – Сильвер попытался крутануть пальцами клинок, но тот выпал из лап и зазвенел, ударившись о другой. Шквал тонко улыбнулся.

- Думаю, мы встретились с весьма проницательными и дальновидными господами. Только вот ведь какая штука - если постоянно всматриваться вдаль, можно и не заметить того, что происходит прямо у тебя под носом. – Песок под лапами шамана вдруг взорвался густым клубом пыли, застелив всё вокруг. Шквал вскочил с места и проревел. - Врассыпную!

Раздалась тяжёлая пулемётная очередь, к которой подключились ещё две, кажущиеся по сравнению с ней петардами. Но там, куда целились охотники, уже никого не было. Джигар, протер глаза от набившегося песка и набросился на эльфа, запрыгнув задними лапами ему на грудь, а передними выворачивая руки, держащие автомат. Братьям потребовалось одного хорошего удара, чтобы впечатать в землю гнома, испустившего стон. Увидев через дымку нависающий над ним тёмный силуэт, Сильвер прицелился в Борга и Горга. Его вовремя остановила Аяко, нацепившая гаситель, подкравшись и ударив дракона в солнечное сплетение. От резкой боли все его жилы натянулись, и он выронил пулемёт, а драконочка обвила хвостом его шею, стиснув, и свалив на землю. Эту хватку Аяко ещё никому не удавалось побороть.

Выстрелов больше не было, они лишь стоны да болезненные выкрики. Шквал разогнал крыльями клубы дыма и облегчённо вздохнул, убедившись, что никто не пострадал.

- Ой ей, мои уши… - помотала головой Аяко, только сейчас заметившая, как пулемётная очередь надавала ей по перепонкам. Она посмотрела на братьев, которые свалились на хвост, державшись на голову.

- Ну и как долго ещё ты собирался чесать языком, Шквал!? – Джигар со злости ударил эльфа по голове, от чего тот потерял сознание с перекосившейся челюстью. Дракону показалось, что он расколол её надвое. Дракентавр спокойно завернул клинки и упаковал обратно в сумку.

- Собирать воздух под землёй - непростое дело, Джигар. Тебе стоит попробовать.

- А он и правда знает, что это за клинки?

- Знает.

Принц одарил эльфа ещё одной трещиной в челюсть. Затем отряхнулся от пыли и подобрал пулемёт, лежавший около задыхающегося Сильвера.

- Итак, засранцы, не знаю, что вы о себе возомнили, но теперь пушка у меня, а значит, всё будет по-нашему. И первое, что я сделаю – задам вопрос: откуда вы знаете про клинки? – Дуло пулемёта упёрлось под грудь Сильвера, куда ударила Аяко.

- Я в-видел их в книге. Дело в том, что я люблю читать…

Красный дракон вопросительно посмотрел на Шквала.

- Врёт, – ответил тот. Аяко напрягла хвост, отчего у Сильвера вылезли глаза и он начал хватать пастью воздух, трепыхаясь во все стороны. Когда драконочка ослабила хватку, он вдохнул так, что закашлялся.

- Я… я всё скажу! Это гном! Гном, на которого мы охотились три недели назад неподалёку от Малахитового Дельфина. Он всё сказал!

- Что он вам сказал? – прогремел шаман.

- Сказал, что знает, как мы можем разбогатеть, лишь бы мы его не убивали… Он рассказал нам про вас, про то, что у вас есть артефакт, который стоит миллионы. Эти клинки. Но их нельзя просто отобрать, или убить и забрать. Ведь если хозяин умирает, то вместе с ним уничтожаются и клинки. А не убивать, то в чужих лапах они станут тупее ржавой спицы. Так нам сказали! Поэтому единственный выход – чтобы хозяин отдал их добровольно.

- Это правда, - кивнул Шквал. – Что это за гном?

- Я… не знаю. Мне известно лишь то, что он живёт на севере, где мы его и поймали. И ещё он нашёл способ передвигаться по радиоактивной местности.

Аяко, услышав это, хотела ещё раз сжать хвост, но Шквал поднял лапу.

- Стой, он не лжёт. – Мерцающие глаза уставились на Сильвера - Говори дальше.

- Мы следили за ним… На северо-западе находится выжженная пустыня, и смерть – единственный её обитатель. Любое здравомыслящее существо будет обходить её за километры, чтобы не подхватить лучевую болезнь. А этот гном ходил туда, как ни в чём не бывало. С таким же спокойствием существа ходят грибы собирать. Нам он об этом не пожелал рассказывать.

- Что скажешь? – спросил Джигар. Шквал задумчиво почесал подбородок.

- С такими гномами судьба ещё не сводила.

- Значит, единственный, кто охотился на нас – это твоя жадность? – удивилась Аяко.

- Нет. Заказчик был. Иначе бы мы не стали терять время, чтобы проверить, правду ли говорил тот гном. Нам пришлось изрядно повертеться, чтобы взглянуть на клинки в Нидвелире.

- Не понял. Как это вы смогли там их увидеть? Они всё время были у Шквала.

- Не всё, - ухмыльнулся Сильвер. – Тебе ведь надо было поменять истёршуюся кожу на рукоятях, не так ли? И ты отдал клинки в кузницу, в которой подрабатывал мой друг Арчи.

Джигар не удержался и крепко пнул Сильвера.

- А теперь говори, кто посмел заказать мою смерть?

- Твою? Кто сказал, что мы охотились за тобой? Насколько я знаю, принц, твоя жизнь и гроша ломаного не стоит. А вот девчонка… Я ж, как только узнал, что вы собираетесь идти через виадук, где она живёт, и послал Арчи в кузницу. В тех местах, насколько мне известно, без проводника обойтись невозможно. А так как вы готовы на всё, чтобы добраться в целости и сохранности, то понятное дело, что вы будете идти через пустыню, где ни одной живой души.

Всё внимание вдруг переключилась на шокированную Аяко. Она не сразу почувствовала на себе четыре пары изумлённых взглядов.

- Я не знаю, о чём он! – замахала лапами крылатая. – Я порядочная гражданка, собирающая деньги на восстановление виадука, ничем таким не занимаюсь!

-  И хтось это захотел смерти нашей Аяко, а? – Головы близнецов грузно нависли над вжавшимся в песок Сильвером.

- Да не знаю я! Наш информатор об этом умалчивает! Но судя по цене, которую он задрал, это не самая маленькая шишка. – дрожащим голосом сказал дракон. - Шесть миллионов дросселей.

Шквал ничего не сказал, но Джигар понял, что лжи тот не учуял. Если так, то шесть миллионов дросселей… Ферраты его подери, он знает лишь троих, за головы которых дают больше. Он посмотрел на драконочку – та с виду казалась спокойной, только вот в глазах зиял какой-то вакуум.

- Последний вопрос – что вы сделали с гномом, о котором говорили?

- Пока мы его держим там же, где и поймали – к югу от Малахитового Дельфина, он поселился на старой железнодорожной станции.

- Значит, здесь собрались не все из вашей шайки, да? И на сколько же вы в самом деле хотели поделить пятьдесят миллионов дросселей?

Глаза серебряного дракона забегали, словно он не знал что ответить.

- Я… не знаю. Каждому из нас запрещено знать в лицо больше четырёх охотников.

- Шквал? – с сомнением сказал красный дракон. Шаман, казалось, слушал не его, а завывавший вдалеке ветер.

- Мы уходим отсюда, Джигар. - Мрачно сказал он через некоторое время. – Только прежде свяжи наших гостей. Я уверен, у них найдётся какая-нибудь верёвка. – Подобрав седельные сумки, он закинул их на спину. Аяко, казалось, только пришла в себя:

- Эй, а как же привал? Дальше такая метель и холодрыга, что неподготовленными туда лучше не идти. Феникс – последнее безопасное место, где можно отдохнуть.

- Успеется. – рыкнул Джигар, осматривая «Ридеран». – А пулемётец то неплох. Думаю, я возьму его с собой. – Плеснув песком в морду серебряного дракона, он пошёл осматривать автомобили. Верёвку он нашёл, но её оказалось мало на троих. Джигару пришлось использовать всю на Сильвера, связав ему все лапы, крылья и хвост, остальными же занялись братья. Они сорвали с каркаса автомобиля Леара несколько железных труб и согнули узлом, затянув на эльфе и гноме, которые до сих пор пребывали без сознания.

- Ладно, ферраты с вами. Только чур потом не ныть, уж я-то знаю, что нас там ждёт, – вздохнула Аяко, помогая братьям одеть контейнеры. От волнения разбушевался желудок, так что она закинула в пасть горсть кислых водорослей. Она подумала, что охотников могла быть какая-нибудь еда, или ещё чего интересного, так что пошла тоже осматривать автомобили. В одном она нашла несколько игральных колод, карту пустыни и пару ножей. В другом обнаружилось с десяток сухпайков, что стало настоящей усладой для её глаз. Вместе с ними была и несколько бутылок чистой питьевой воды. Бутыль с алкоголем она решила приберечь до лучших времён. В третьем автомобиле она не нашла ничего, кроме пары полных магазинов, которые отдала принцу. Тот заодно сложил и обе винтовки в сумку Шквала.

- Эээй! А что будет с нами? – вскричал Сильвер, перекатываясь по песку и пытаясь выбраться из пут.

- Будете вспоминать уроки выживания, – спокойно сказал Джигар. Генератор шёл отдельно от пулемёта, так что дракон закрепил его между крыльев как ранец. Проверить новую игрушку принц решил на…

- ААААА! Мы полгода убили на них! – завопил Сильвер.

Но пулемёт не слушал бывшего хозяина – он вовсю начал обстреливать автомобили. Каждая пуля мало того, что проделывала здоровенную сквозную дыру в железных болидах, так ещё и отбрасывала их на несколько сантиметров. Как понял Джигар, двигатели были чем-то вроде сердца у этих конструкций, так что он целился в них, до тех пор, пока они не становились похожи на труху и начинали дымиться. Когда боезапас был израсходован на две трети, принц остановил огонь. Когда дым рассеялся, у серебряного дракона навернулись слёзы.

- За что!? – молил он, подползая к принцу, но пинок отправил его катиться к обелиску.

Когда драконы уходили, на пустыню опускалась ночь. Вымотанные после целого дня ходьбы и перестрелки у Феникса, они так и не смогли отдохнуть, и взбирались с одного песчаного холма на другой. Монстров в пустыне почти не было – многие не забирались туда, боясь песка, способного закоротить мелкие механизмы. Поэтому единственной опасностью, которую видели драконы, были охотники, которые наверняка будут выслеживать их, узнав о неудаче своих товарищей.

- Когда ты его спросил, на сколько частей он собирался делить добычу, он ответил «я не знаю». Получается, о мечах могут знать не только они, - сказал Шквал.

- Прям охотничий клуб какой-то, - процедил Джигар, задетый тем, что ничего не знал про него. Но с наслаждением думал о том, как вертелся в песке серебряный дракон, не в силах освободиться от верёвок.

- Что это за мечи такие в конце концов? – поинтересовалась драконочка, чувствуя себя в стороне от всего происходящего. Хотя в этом она тоже начала сомневаться после того, как за её голову назначили цену. Шквал знал, что она сама ничего не понимает, поэтому допытываться её никто не стал. Она энергично перебирала в памяти эпизоды из своей жизни, надеясь, что это просто какая-то ошибка. Братья ругались, проклиная охотников и их «тупые бошки».

- Даже моя вторая башка будет умнее любой башки этих лесников, – гремел Борг.

- Чё ты сказал!? Это ты моя вторая башка, ты не можешь даже лесников от охотников отличить! – зарычал Горг на брата.

- Спорим, ты не сможешь отличить свой хвост от моего?

Джигар, слушавший их вполуха, выдал гениальную мысль:

- А действительно – чьей башки хвост?

Братья изумлённо посмотрели на него, затем переглянулись, и оскалились друг на друга, готовясь выложить очередной поток ругани.

 «По больной мозоли...» - подумала Аяко, запрыгивая на спину к близнецам и начав точить о неё когти. Чешуя у братьев была толстая, поэтому каждый раз, когда драконочка так делала, Борг и Горг начинали довольно урчать, забывая обо всём на свете.

- Что это за мечи, моя дорогая, лучше тебе знать, - тихо сказал Шквал. – Всё равно мы скоро расстанемся, вам троим нет нужды забивать себе голову ненужными вещами.

Драконочка закатила глаза.

- Да ладно, куда нам расставаться? За меня назначили такую награду, что я сама бы рада себя удавить. Думаете, нам охота будет возвращаться к виадуку, чтобы нас там подстрелили? Вот уж нет! (Ну давай, скажи, что это уже наши проблемы и это надо нам самим их решать.)

- Посмотрим. О тебе наверняка знает не только группировка, в которой состоял Сильвер, но и всё остальные охотники за головами.

Аяко поняла, к чему клонит шаман – она для всех представляет ещё большую опасность, чем злополучные клинки. Это заставило её опустить крылья.

Ночью они не спали, лишь наутро решились остановиться близ валуна, которые стали попадаться на пути всё чаще. Впрочем, даже двухчасовой сон не сильно помог с болью в мышцах. Если Аяко в силу своей лёгкости переносила поход относительно легко, то братьям с их массой было невыносимо сложно продвигаться по песку, и это задерживало всю группу.

Ближе к вечеру все начали понимать, что без хорошего отдыха могут отправиться в мир снов бессрочно. Поэтому примкнули к ещё одному валуну, и буквально свалились спать. Только Шквал с помощью магии держал себя и своё сознание в сносном состоянии, чтобы разбудить остальных в случае чего. На этот раз им удалость отдохнуть шесть часов, пока шаман не стал пинать их лапами.

- Вставайте сони, пора двигаться. Я полагаю, остальные охотники уже хватились своих друзей. Точнее их отсутствия. – Чтобы взбодрить всех, дракентавр добавил в их «завтраки» некое снадобье, от которого драконы потом ходили, выпучив глаза. Сил не особо прибавило, но позволяло не клевать носом.

Вскоре повеяло холодом, а над песчаными холмами закружились первые снежные хлопья, ложащиеся на землю тонким слоем. Не сказать, что в пустыне было жарко, но подобной свежести путникам явно не хватало. Да и идти стало легче, когда земля начала промерзать достаточно, чтобы не плыть под лапами. Аяко ещё раз предупредила всех надеть хоть что-то из одежды, и сама замотала лапы, шею, и хвост ветошью, а на голову накинула капюшон. Когда они шли по узкому каньону, продуваемому внезапно ледяным ветром, Шквал и Джигар оценили её совет, поспешно замотав себя в тряпки. Братьям же это было не нужно - их чешуя уже служила отличным утеплителем. Только морды пришлось прикрыть, чтобы летящий навстречу снег не врезался в глаза.

- Ферраты меня подери! И откуда здесь столько снега? – заорал Джигар, пытаясь перекричать завывание ветра.

- После войны климатические зоны начали сходить с ума, и поэтому в некоторых местах наблюдаются подобные аномалии! Вы с запада, у вас там практически нет такого, а нам приходится жить с этим! – задубевшей челюстью ответила ему Аяко.

Ближе к концу каньона холод начал беспощадно сдавливать лёгкие, и драконочке пришлось завести путешественников в одну из неглубоких пещер, встречавшихся у них по пути. Туда снег залетало немного, поэтому на полу и стенах был лишь тонкий слой инея и немного льда.

- С ума сойти… – Джигар скинул капюшон и начал энергично растирать уши.

- Это точно самый простой способ добраться до Мегассинии, юная леди?

- Проще некуда! – засияла драконочка и подняла большой палец. Больше подобных вопросов не было.

- Мне рассказывали, что в Мегассинии исключительно сумасшедшие цены на любое железо. Теперь я понимаю – оно с запада просто туда не доходит, - угрюмо сказал Шквал.

- Эт мы ещё не самый центр бури застали,  - сказал один из братьев, стряхивая с капюшона налипший снег. – Дальше ваще хвост отморозить можно.

Джигар хотел что-то сказать, но вдруг кое-что понял и швырнул с себя пулемёт с генератором.

- Оа! Я не чувствую спины! – завыл он, царапая чешую между крыльев.

- Заверни генератор в ткань, так хоть больше ничего себе не отморозишь.

Порывшись в сумке, Шквал достал небольшую коробочку, в которой ютился ряд стеклянных ампул. Дракентавр вытащил одну и с предупреждением метнул на пол в центр пещеры. Ампула разбилась, но жидкость, содержавшаяся в ней, застыла прежде, чем успела расплескаться, и стала похожа на распустившийся каплями цветок. Дальше хватило лишь искры, сошедшей с когтей шамана, чтобы разжечь его. Пламя вспыхнуло столь неожиданно, что Аяко упала на хвост, а в пещере уже пылал самый настоящий костёр. Джигар не стал терять времени, и уселся спиной в огонь.

- Мы такие крутые, нам не нужно дышать огнём? – хихикнула драконочка, с интересом наблюдая, как меняется выражение морды принца. Ей с её внутренним огнём переносить холод было намного легче.

Буря снаружи становилась всё сильнее, вопя как израненный зверь. По словам Шквала, одной ампулы хватает часов на пять, так что переждать здесь снегопад было лучше идеей. Да и все сходились в одном – им нужен был сон. Даже Шквал не стал предлагать свой караул, а провалился в сон, прижавшись в углу. Все остальные вскоре последовали его примеру, кто будет искать их в такую погоду? Но братья всё же решили приглядывать за входом, поровну поделив между собой время сна – пока один спал, другой караулил, затем они менялись.

Пробуждение встретило путников прохладным дуновением и догорающим костром, искрящимся в последних каплях застывшего топлива. Снаружи ещё свистел ветер, но снегопад прошёл, и было самое время двигаться дальше. Завтрак вновь пришёлся на ночь. Аяко отказалась от снадобья шамана, предложив вместо него своё. Она охотно поделилась семидесятиградусным пойлом, найденным у охотников, после чего Шквал признал, что в таких заморозках оно подходит как нельзя лучше.

Разгорячённые и повеселевшие драконы вышли из пещеры, совсем не обращая внимания на лёгкие пощипывания мороза. Принц и маг были немного удивлены, что после такой метели, на их пути не встретилось ни снежинки. Вместо этого весь путь устилала тонкая плёнка хрустящего льда. Когда же они добрались до конца каньона, то в изумлении остановились.

- В чём дело? Не ожидали? – улыбнулась Аяко, вильнув хвостом.

 Казалось, сделаешь шаг – и провалишься. Провалишься сквозь невероятно ровную зеркальную гладь, расстелившуюся до самого горизонта, где висели редкие хрустальные утёсы, заключённые между этим миром и зазеркальем. Эту гладь можно было принять за озеро, если бы не гуляющие по ней ветра, не оставляющие на ней никаких волнений. Драконочка, словно решившая поспорить с этим, сама ступила на поверхность, или, возможно, дно зазеркалья. Лёгким толчком она скользнула вперёд, и дугой обогнула трёх драконов, не издав ни единого шороха. Она неспешно поднялась на задние лапы и расправила крылья, после чего закружилась в быстром, но в то же время нежном и невесомом танце, словно её тело было соткано из шёлка.

- Экая крылатая красавица, – очарованно прошептали братья. Даже Джигар сейчас не мог не согласиться, хотя ему казалось, что он уже слышал это обращение, причём не раз. Шквал же наоборот почему-то выглядел тревожно.

- Я люблю это место, не смотря на то, как здесь холодно, - спокойно сказала драконочка, вместе со своим двойником скользя между мирами. Когда она закончила, то так же беззвучно подъехала к драконам. Шквал поклонился столь милому выступлению.

- Тут в самом деле весьма красиво...

Джигар, сделавший пару осторожных шагов, поскользнулся и рухнул на спину.

- …и опасно, - заключил дракентавр. Пока принц поднимался, братья взяли драконочку на лапы и радостно вылизали с головы до хвоста.

- В любом случае… - принц хрустнул спиной, -  что это за чёрт?

Драконочка, со смехом выбравшаяся из объятий близнецов, уселась им на спину.

- Ну, дело в том, основную часть облаков сюда несёт с Грифоньего озера, а там довольно жарко, поэтому здесь каждый день валит снег, обычно в одно и то же время. Вечером здесь заметно теплее, поэтому после окончания бури, он подтаивает и превращается в лёд. Раньше здесь всегда было тепло, и пески годами пропитывались водой, оттого и выравнивалась их поверхность, пока не превратилась в ровную гладь. Ну, а когда пришли холода, появилось то, что вы видите сейчас, - она развела лапами.

- Природа на чудеса кудесница, - сказал Шквал.

- Извращённая Кузнецами природа, - пожал плечами Джигар.

- Охотно бы пожала им за это руку! – ухмыльнулась Аяко.

- А потом бы мы их смяли в лепёшку. - Близнецы ударили кулаком о кулак.

Драконочка мягко спрыгнула на лёд.

- Надо двигаться дальше. Причём быстро. Видите, там несколько небольших утёсов? В них есть тепловые карманы. Если поспешим, то доберёмся до первого быстрее, чем начнётся новая буря. А там и до границы с владениями грифонов хвостом подать... - Хотя на самом деле Аяко не думала, что там с ними расстанется.

Научились двигаться на льду драконы далеко не сразу. И если братья ещё с прошлого раза помнили, как здесь правильно передвигаться, то Шквал и Джигар то и дело растягивались пластом. Лёд был настолько гладкий, что даже когти соскальзывали, когда кто-то пытался пробить ими поверхность. Поэтому первое время ходили, то и дело расправляя крылья и поднимаясь в воздух. Через несколько часов драконы всё же привыкли не ходить, а скользить по поверхности, согнув лапы, и осторожно двигались за Аяко, которая словно родилась в этих местах. Драконочке доставляло особое удовольствие кататься по зеркальному льду, и она, то и дело, грациозно пускалась крутиться вместе со своим двойником, напевая себе что-то под нос. На драконов это зрелище действовало как успокоительное, помогавшее забыть обо всех проблемах.

До тех пор, пока по льду не начали расползаться трещины, а мощное землетрясение заставило драконов подкосить лапы. В нескольких метрах от Аяко, уехавшей далеко вдаль, раздался гром и во все стороны полетели глыбы льда и песок. Земля разверзлась, образовав дыру откуда явился пришелец из другого, зазеркального мира – огромное, похожее на гигантскую змею, существо. С истошным криком оно выскользнуло из земли, прыгнув в воздух и на мгновение зависнув дугой над ошеломлённой Аяко.

«Оно не похоже на феррата!» - успело пронестись у неё в голове.

Открыв пасть и обнажив шесть рядов кристальных зубов, нечто готовилось вернуться обратно в зазеркалье, забрав с собой синюю драконочку.

 

З,Ы Вроде как то так.

Share this post


Link to post
Share on other sites

я так понимаю лит игра опять курдыкнулась к верху лапками. реанимация не удалась.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now