Jump to content
Arena V
Крыс

Персональное Творчество Крыса: Феррус

Recommended Posts

Глава пятая
 

 

Было тихо. Казалось, после того, как они покинули болота Штрейна, звуки вокруг умерли. Лишь рычащие танки будто с удовольствием пожирали разбитое древнее полотно дороги, сделанной на совесть, но более, чем пару столетий назад. Вдоль дорог виднелись останки ныне безымянных городов, остовы стянутых на обочину танков. Трупов не было видно. Да и не могло. Зверьё первым делом заботится о забытых павших. Лишь холмы, сквозь которые проглядывали останки вывороченной арматуры, да еще иногда возвышались ещё не разрушенные временем и непогодой стены домов.
А ещё от этого места веяло смертью. Это чувствовали все. Даже рыцари, истово ненавидевшие взятых на борт машин драконов, невольно начинали заводить с ними разговоры, борясь со странным звенящим молчанием.
Ибо драконы были живыми. Отвечали на вопросы. Да хотя бы, дышали. В отличие от мёртвых камней и древней, уже безнадёжно проржавевшей техники.
-Что это за место, чёрт бы вас побрал? - на второй день пути не выдержал один из рыцарей.
-Да! Надеюсь, этот змеёнышь не ошибся курсом? - сухо поинтересовался другой.
Грис, в этот момент вылавливающая когтём куски тушенки из банки, отложила её в сторону и, быстро облизнув лапу, сняла с шеи гарнитуру и надела её на голову.
-Штрей. Земли вашего славного ордена, лорд Скримель, - как всегда спокойно ответила она, - сейчас они находятся в некотором запустенье
-Да не ужели? - хохотнул он, - я то уж подумал, что ты всего лишь хотела показать нам местное кладбище.
Грис как всегда осталась совершенно спокойной. Она чуть подправила наушник.
-Порядка ста пятидесяти лет назад герр Штрауф, недовольный политикой канцлера, начал баронское восстание, переметнувшись на сторону Свободных. Поскольку центробежные процессы в империи были сильны и множество провинций к тому времени подумывали о суверенитете, - начала она сухо, как по учебнику, излагать исторические факты.
-Короче, змея... - сухо прервал её голос.
И так спокойный взгляд Грис, кажется, немного похолодел.
-Так называемая танковая бригада Мёртвого Оскала, охранявшая на тот момент бараки с военнопленными, взяла миссию по восстановлению дисциплины в этих землях. Первым делом в бараки сквозь прутья было залито танковое топливо, а потом подожжено. Таким образом, они избавились от своих обязанностей, практически не потеряв при этом припасов. После чего было атаковано гражданское население. Была применена тактика выжженной земли. Все, кто не входил, в танковую бригаду уничтожались. По грубым прикидкам, в первые сутки бойни было уничтожено порядка пятидесяти тысяч человек. Герр Штрауф пытался подписать капитуляцию и с белым флагом вышел из-за собственных укреплений. На что Розенталь отдал приказ присоединится к нему оставшимся защитникам Штрейна, до этого безжалостно перебившим орден Железной Руки. Они безропотно присоединились к своему лорду…
Она замолчала.
-И? - мрачно поинтересовался один из рыцарей.
-Следом за защитниками были сожжены бараки, в коих укрывались их семьи. Таким образом, дисциплина в Штрейне была восстановлена, - окончила Грис.
В радио эфире последовала тишина. 
-Мы едем по костям мертвецов? - наконец уточнил кто-то из драконов.
-Скорее, по их пеплу, - поправила Грис, - порядка двухсот тысяч человек.
Курт выдохнул. Земли, которые принадлежали ему, оказались гигантским некрополисом. На что тут рассчитывала Грис?
-Враньё! Я слышал, что здесь бои ещё десять лет назад, - нервно рявкнул кто-то.
-Вы правы, мой лорд, - согласилась Грис, - после того, как дисциплина была восстановлена, оставшиеся в живых члены ордена Железной Руки отказались вернуться в эти земли, назвав их проклятыми. Но сюда устремились мародёры, надеющиеся поживиться остатками на городах. Святой Орден, согласно приказу канцлера имеющий право брать под опеку любые земли, оставшиеся без законного хозяина, вплоть до особого распоряжения. Переселенцы. А так же волонтёры и военные Свободных. И конфликт вспыхнул снова. Цифра в двести тысяч трупов с тех пор существенно выросла. Полагаю, можно говорить о нескольких миллионах. В данный же момент здесь функционирует ряд военных баз и фортов практически, отрезанных от остальных сил. Но и выполняемые ими задачи скорее подходят аванпостам.
Воцарилась тишина. Ветер, нёсший мелкую пыль, казалось снова запах для них горелым мясом и древним жаром. Кто-то суеверно зашептал молитву. Кто-то тихо зарычал.
-Так куда мы едем, змея?! - наконец спросил кто-то.
-Вы невнимательны, мой лорд, - укоризненно сказала Грис, - в ближайшее аббатство Кромель. Кстати, в данный момент вступаю с ним в визуальный контакт.
И в самом деле. Из-за поросших лесом руин выступали чёрные стены монастыря, больше похожего на крепость. На крышах красовались статуи драконоподобных тварей. А местами виднелись фигуры часовых в монастырских рясах и с автоматами в руках, неподвижно стоявших средь каменных изваяний. Ни одна фигура не шевельнулась при их приближении. Лишь гигантские ворота, могущие принять в себя хоть тяжёлую самоходку, начали медленно открываться. Не треснул сигнал радио эфира. Не послышалось приветствия. Им предлагали входить. Грис отключала связь.
-Что здесь происходит? - рявкнул Курт, - даже если это правда... Зачем ты смущаешь их сердца?
-Конечно это правда, мой лорд, - спокойно согласилась Грис, - главное - что пока они бояться и растеряны ни один из них не убьёт вас, чтобы занять ваше место.
Сидящий в своём водительском гнезде Клот расхохотался.

Направившись к своим доспехам, Курт совершенно спокойно зашёл в них. Сейчас его не беспокоило ни то, что он в чуждых брошенных землях. Ни то, что он окружён потенциальными убийцами, а единственный его друг – драконица, почитаемый предок которой был самим Феррусом, дважды предателем. Ничего. Было лишь веселое спокойствие, которым он, судя по всему, заразился от драконов.

Грис услужливо дёрнула рычаг, открывая шлюз, и Курт захлопнул забрало, теперь взирая на мир сквозь бронированные прорези поверх пляшущих индикаторов. За спиной гудел двигатель, привычно грея спину. Выдохнув, он встал и, медленно распрямившись, вышел из танка. Следом за ним, чуть расправив крылья, вышли оба дракона. Даже Грис. Казалось, она не замечала ран. Гордая как никогда. Впрочем, Курт не видел их. Только настоятеля. Он сразу его определил по тому, что в руках скрытого чёрной рясой человека не было оружия. Лишь старые потёртые чётки. А по бокам стояло двое вооружённых монахов. Он направился к ним пытаясь представить, какого это - видеть не спеша приближающегося рыцаря, за спиной которого словно обычная винтовка был ранцевый пулемёт, а в руках тяжёлый двуручный турнирный молот. Он не мог оглянуться, лишь слышал топот идущих вслед за ним рыцарей. В голове мелькнула подлая мысль остановиться, резко заставив их потерять достоинство, суматошно пытаясь не налететь друг на друга. Но он тут же отмёл эту мысль. Все они носили его цвета. И пусть каждый из них был его потенциальным убийцей и вражеским агентом… Сейчас официально они были его войском. А значит, не должны были пасть в грязь лицом. По этому он замедлился, потом плавно остановился перед настоятелем и, перевернув молот, с тяжёлым ударом, расколовшим брусчатку, поставил его на землю.
-Приветствуем вас в аббатстве Кромель, – послышался из-под капюшона неожиданно спокойный и сильный голос, – орден Железной Руки найдёт всё необходимое, что может понадобиться для отдыха перед походом в крепость Штрейн.
-Я лорд Курт Крённер, действующий магистр ордена Железной Руки, – представился он, – всё, что я желаю: это мяса и воды для моих рыцарей и их оруженосцев, и масла и топлива для моих танков.
Настоятель медленно наклонил голову, соглашаясь с ним и, взяв чётки в другую руку, медленно простёр другую в сторону монастырских построек, более походивших на казармы.
-Я Густав Альенштайн, настоятель аббатства Кромель и скромный слуга Святого Ордена, – представился он, – вы получите всё перечисленное и немного больше.
-Что же святой отец? – вежливо поинтересовался Курт.
Аббат снова сплёл бледные ладони в замок, спрятав их в рукава рясы, оставив на виду лишь свои старые деревянные чётки.
-Информацией, сын мой, – спокойно ответил он, – прошу вас. Следуйте за мной. Братья позаботятся о ваших рыцарях и оруженосцах.
-Могу ли я взять на разговор своих оруженосцев? – уточнил Курт.
Ему показалось, что в кивке монаха прослеживалось отчётливое одобрение.
-Конечно, сын мой, – сказал он, – ступайте за мной
-Отдыхайте. В этой земле мы под защитой святого ордена, – передал по внутренней связи Курт, – я вернусь к вам после переговоров.
В ответ он услышал сквозь треск помех нестройный хор голосов, соглашающихся с ним. Особенного доверия ни один из монахов у них не вызывал, но и другого выхода у них не было. Совсем как у Курта, сейчас оказавшегося для них в положении Грис. Радуясь, что шлем скрывает его ухмылку, он шагал вслед за аббатом Густавом вглубь монастыря. 

Двое неподвижно стоящих монахов, сначала принятых Куртом за изваяния, распахнули перед ними старинные створы, открывая путь в залитый янтарным светом свечей зал. Толстые, с руку взрослого человека, свечи разных размеров были установлены у подножий самых разных статуй, изображающих святых или отмеченных благосклонностью Святого Ордена воинов. Остановившись около заваленного грудой свитков стола, настоятель повернувшись к ним.

-Я могу говорить свободно? – поинтересовался Густав
-Конечно, святой отец, – немедленно ответил Курт.
Однако монах не двинулся с места, пока стоявшая рядом с ним Грис медленно не кивнула, подтверждая, что рыцарю и второму оруженосцу можно доверять. Густав медленно стянул капюшон, оказавшись под ним бледным пятидесятилетним мужчиной с выстриженной, как и у всех монахов, лысиной. Не глядя, он протянул руку, и один из телохранителей, забросив автомат за спину, с поклоном протянул ему свиток со стола. А другой взял прислоненный к стене небольшой столик и поставил между Густавом и Куртом, аккуратно проверив, не шатается ли тот на каменном полу. И разложил большую столешницу, на которой Густав развернул протянутый ему свиток, оказавшийся весьма объёмной картой.
-Ваш путь лежит в центр бывшей резиденции ордена, – не спеша начал он, – там, где располагался мегаполис Штрейна. Проклятое и забытое богом место, которое вы обязаны отчистить.
-Подробнее, святой отец, – холодно сказала вставшая на задние лапы и наклонившая морду над картой Грис.
-Говорят, десятилетия там собирались еретики с богопротивными идеями, отверженные одинаково у нас и у свободных, – пояснил он, – в последние годы их богомерзкие эксперименты переполнили чашу терпения даже наших врагов, и их армия, сметя внешние заслоны еретиков, пошла в глубь древних цитаделей.
-Остлинг, – определила Грис, смотря за движением пальца аббата Густава.
Тот медленно кивнул, очертив небольшую область.
-В прошлом - ближайшая к Штрейну провинция, ныне - Остлингское болото, затопленное отступающими еретиками, – он замолчал, – то, что они прятали, находится там. И вода лишь разносит яд… Осевшие там Свободные заразились странной, сводящей с ума лихорадкой. И вновь прибывшие соединения Свободных забрали выживших, оставив территорию оцеплённой. Ваша задача не только извести обычного врага. Но и разобраться с древней скверной.
-Возможно, нам понадобятся огнемёты, – заметил Курт.
В голове которого одновременно мелькнули воспоминания о мастере оружейнике предлагавшем ему как раз такую модель. Но взгляды дракона и монаха заставили его осечься.
-Мой лорд предполагает осушить болота праведным огнём? – вежливо поинтересовалась Грис.
-Вам придётся действовать иначе, лорд, – одновременно с ней ответил аббат.
Курт тихо выдохнул. В который раз чувствуя себя не в своей тарелке.
-И как же вы, святой орден, полагает нам действовать? – поинтересовался Курт, проигнорировав вопрос Грис.
-Осушить Остлингские болота, – невозмутимо пояснил он, – для этого достаточно отвести воды реки Остлинг, вернув её в старое русло. 
Он указал место на карте.
-Будут ли у нас враги ещё? – поинтересовался Курт.
-Да… Лихорадка меняет не только людей, но и зверей, – пояснил отец Густав, – посему, вы отчасти были правы, спросив про огнемёты. Мы выдадим вам боезапас. Но, увы, нам не удалось собрать все достаточно вовремя.
Курт быстро глянул на спокойную морду Грис, выдержавшую его взгляд. Вовремя? Значит, эта проклятая ящерица... Вместо привычной душащий злобы он почувствовал прорезающийся изнутри смех. Сколько же у неё тайн?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Повернув голову к аббату, он медленно кивнул.
-Хорошо, святой отец… Что я ещё должен знать про будущею битву? – поинтересовался Курт, стараясь сделать голос как можно более безразлично-спокойным.
-Остлинг некогда был основан на одноимённой реке нашим Орденом, – пояснил аббат, – именно там, в тиши, вдали от мирской суеты собирались наши братья, дабы предаться богоугодным делам, вроде праведного труда и молитвы. Но ветер войн осквернил святую обитель... 
Он сокрушённо замолчал. Словно бы оплакивая несовершенность мира. Зато Грис сменила позу, выдавая тем своё недовольство.
-Это прискорбно, – сухо ответил Курт.
-И мы были бы благодарны ордену Железной Руки за очищение сей скверны в Остлинге до вхождения в Штрейн. Ныне пребывающего в плачевном состоянии, но никем не занятого ,– последнее монах подчеркнул особенно.
От покосившегося на драконицу Курта не скрылось, как опасно сощурились её глаза. Она определённо поняла прозвучавший в словах монаха намёк.
-Слава создателю, что так… - спокойным голосом ответила она.
-Он ведёт нас… - кивнул аббат Густав, – не так ли?
Курт почувствовал себя лишним. Да ещё ухмылка на морде Клота подтверждала эту идею. Эти двое говорили с ним на одном им понятном языке полунамёков, удачно оставив его за бортом их обсуждения.
-Ему ведомы пути небесные, – не меняя тона, ответила Грис шевельнув крыльями.
-И земные… - миролюбиво окончил монах.
В зале повисла тишина. Драконица чуть наклонила голову, обдумывая сказанное. 
-И кто же наставит нас в пути, святой отец? – наконец спросила она.
-Лишь истинным послушникам его открыты дороги, – он замолчал, – я мог бы попросить помолиться за вас отца Себастьяна.
Курт почувствовал, что ещё немного, и он плюнет на все приличия и, в лучшем случае, впечатает бронированный кулак в столешницу. Впрочем, его вовремя остановил тот простой факт, что, скорее всего, она развалится под ним в щепки.
-Не могли бы вы прояснить мне смысл вашей занимательной беседы? – не выдержав, поинтересовался Курт, услышав сдавленный фырк стоящего рядом Клота.
-Конечно, мой лорд, – наконец пояснила грис, бросив взгляд на отца Густава, – отец Густав намерен ходатайствовать о ряде привилегий для нашего ордена, включая военную поддержку со стороны нашего канцлера после очищения Остлинга… А так же об отсутствии налогов с этих земель в государственную и церковную казну… Я права отец Густав?
Монах снова сложил руки на животе, перебирая чётки и благосклонной улыбкой кивая словам драконицы, не прерывая её ни словном, ни жестом. Услышав её вопрос, он перевёл глаза на карту, словно бы думая о чём-то стороннем.
-О да… Конечно… - монах мягко кивнул, – лишь только орден Железной Руки учредит должность капеллана, столь необходимого, чтобы не заплутать во тьме…
-Во тьме? – злясь, спросил почти потерявший линию разговора Курт.
Монах вздохнул, в этот момент крайне напомнив Грис в аналогичной ситуации.
-Или наполненных безумными врагами руинах вашей бывшей столицы, – пояснил он.
-В таком случае, мы готовы, – наконец сухо сказал Курт, – что-нибудь ещё… Святой отец?
Последние слова он выделил, хотя в святости аббата Густава был столь же уверен, как в аналогичной святости и непорочности Грис. Аббат не глядя поднял руку, и подошедший монах с поклоном вручил ему толстую книгу в кожаном переплёте.
-План Штрейна и его ближайшей провинции Остлинга, – он протянул книгу, – конечно, брат Себастьян не покинет вас, пока его не призовёт создатель, но лишняя уверенность радует сотворившего нас.
-Благодарю вас, святой отец, – Курт с поклоном взял книгу, – где разместились мои люди?
Аббат кивнул монахам.
-Проводите лорда Крёнера до его покоев, – распорядился он, – и я благословляю вас в столь богоугодном деле.
-Благодарю ещё раз, святой отец – развернувшись, Курт с книгой в свободной руке и молотом в другой в сопровождении двух монахов направился к выходу.
Что бы тут ни было. Но он был уверен в одном. Он вытянет из Грис хоть какие-нибудь объяснения и подробности. Всё произошедшее выходило за все допустимые рамки.
Их танки всё так же стояли посреди площади, лишь трудолюбивые послушники под руководством пары драконов старательно драили броню от налипшей дорожной грязи, словно бы те и в самом деле собирались на парад. Ведущие их монахи предоставили им наскоро, судя по всему, переоборудованный под их апартаменты амбар. Тут ещё пахло ветчиной и сыром, заставив желудок Курта пробурчать от голода, что отнюдь не улучшило его настроение.
-Остлинг… Почему мы рвёмся туда? – спросил он, едва монахи закрыли за ними дверь.
-Отец Густав хочет освободить некогда осквернённый святой град… - начала Грис.
Кулак Курта с хрустом ударил в каменную стену, и на стоящих перед ним драконов откуда-то сверху посыпалась пыль и труха.
-Ты тоже хочешь туда… - наконец сказал он, – я готов пойти против многого, но не…
-Мой лорд ведь видит, что Святой Орден на нашей стороне? – поинтересовалась она.
Курт почувствовал,что на лице появляется кривая улыбка. И почти дружелюбно спросил. 
-Что там, Грис? – в голосе была недвусмысленная угроза.
-Учение великих драконов, – медленно ответила Грис.
Клот издал непонятный звук, а возможно фразу, сев на хвост. Грис медленно кивнула.
-Учение Эсквана… То, которое забыли в его собственном доме, но то, которое в своё время вытрясли из захваченных в плен драконов люди, – медленно пояснила она, – Святой Орден так же как и я считает, что оно не должно попасть в руки Свободных.
-Эскван… - он нахмурился, – это из ваших сказок?
Клот усмехнулся.
-Герои этих сказок перед вами, мой лорд, – ядовито заметил он, – впрочем, остальное вы сможете увидеть завтра собственными глазами в Остлинге.
-Почему ты не рассказывала мне об этом? – поинтересовался Курт, не замечая чёрного дракона, – если всё обращено во благо, то не было смысла скрывать.
Грис не обратила внимания на рёв наклонившегося над ней рыцаря в огромной броне, могущей убить её просто упав на неё и переломав все кости. И лишь чуть сощурила глаза.
-Вы же просили меня не докучать вам сказками? – с мягким укором произнесла она.
-Ныне я другого мнения, – уже тоном пониже сказал Курт, – рассказывай.
Он медленно открыл броню. Знания. Сейчас, когда у Грис не было возможности найти ему замену, он наконец-то стал равноправным игроком. А значит, имел право знать. Однако, его победа не доставляла ему удовольствия. Клот выглядел восторженно-удивлённым, а вот Грис... По-прежнему оставалась спокойной, со змеиным терпением наблюдая за ним.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Грис села на хвост.
-В те времена, мой лорд, драконы ещё держали судьбы мира в своих лапах... – не спеша начала она, - лишь взгляды разных домов на управление миром останавливали нас...
-Лорд Курт Крённер!!! - раздался снаружи вопль, явно исходивший из глубины рыцарских доспех, - ваш орден имеет к вам вопрос, ответ на который не терпит отлагательств!!!
Грис оборвала себя на полуслове и задумчиво облизнула нос.
-Попали... - прокомментировал Клот.
-Могли бы и дверь вышибить, - не согласилась Грис и повернулась к Курту, - они ждут ваших ответов, мой лорд...
В первую секунду Курту больше всего захотелось, протянув руку, схватить тонкую шею Грис и сжать что есть сил. Но, пересилив себя, он невольно ухмыльнулся.
-Дверь не заперта... Входите за ответом на любой вопрос, - спокойно ответил он, смотря как, от тяжёлого удара та распахнулась, – поаккуратнее в стенах святого храма.
-Я Фарри. И от имени ваших рыцарей хочу знать, куда вы ведёте нас, мой лорд!!! - поинтересовался вошедший, - что за проклятые тайны в тех болотах?!!!
Курт медленно снял шлем, запоминая доспех стоящего перед ним рыцаря, и медленно кивнул.
-Тайны драконов, вырванные из них людьми, отравляют нашу землю, - сказал он, - и хуже того, они могут попасть в руки Свободных: в этом случае отравлена будет вся наша земля...
-Тайны драконов? - медленно повторил Фарри.
Рыцари, заполнившие просторный амбар, сейчас молча взирали на них. Убив сейчас Курта, они ничего не могли добиться. Ни один из них даже близко не представлял, каким образом он сможет взять контроль над Штрейном. А Курт с удовольствием чувствовал себя в шкуре Грис: сейчас все они были на его поводке, связанные его же молчанием. 
-Мы жаждем слышать, мой лорд, - наконец выразил общее мнение Фарри.
-Грис? - повернулся к ней Курт.
Она медленно кивнула.
-В древности драконы держали в своих когтях судьбы мира… И лишь разные взгляды великих мастеров удерживали их от того, чтобы применить свою силу, опасаясь встретить отпор от несогласных с ним. 
Она замолчала, устраиваясь по удобнее.
-Эскван был лучшим целителем того времени… И лечил он в основном столь любимых им людей. Поскольку даже самых слабых и не способных драконов не мучили никакие недуги. Но, в какой-то момент, гася вызванную бешенством лихорадку у укушенного волком охотника, он понял, что болезнь - тот же магический эликсир. И, в отличие от него, её не нужно пить в определённое время определённую дозу, чтобы получить аналогичные симптомы. Достаточно лишь случайно заразиться ей. И она сама сделает то, на что способна. Он воспринял чуму, как магический эликсир. Он взялся изучать его. Считая, что именно так он может обмануть остальных драконов. Распространяя чуму по земле, так, чтобы в определённый момент всё живое просто стало иным. И тем самым изменив мир. У него было немало помощников средь людей. Бледнокожие. Голубоглазые. И молчаливые люди севера. А ещё Феррус. Его верный ученик и последователь вплоть до того момента, пока ему не снизошло озарение, что без нас эта земля обеднеет.
-С вами она проклята! – с ненавистью заметил один из рыцарей.
Она наклонила морду на бок.
-Не мы заразили эту землю… Лишь палачи, вытряхивающие в подземельях тайны из чёрных драконов ,– она кивнула на Клота, – и вовсе не драконы встанут на нашем пути.
-А что же, Святой Орден? – наконец спросил один из них.
Курт уже совладавшей и с гневом, и со страхом, заметил.
-Немного… Совершить богодеяние в обмен на своё покровительство, – заметил он.
-Вы не находите, что это скромно даже для их ордена? – сухо возразил Фарри.
Курт медленно надел шлем.
-А ещё ввести в наш орден должность капеллана, – пояснил он, – а пока… Разойдитесь. Завтра наш ждёт бой.
-Да, мой лорд, – медленно ответили рыцари.
Курт провожал их взглядом сквозь прорези шлема, не веря, что всё окончилось всё вот так. Просто. 

Сверкнув белозубой ухмылкой, Клот встал и аккуратно закрыл за ними дверь. Потом заботливо вставил засов на место, после чего сел рядом с Грис, смотря на своего лорда.

-Неплохо, - заключил дракон, - теперь вы настоящий магистр своего ордена, мой лорд.
-Каковы будут приказы? - спокойно поддержала Грис.
Он некоторое время переводил взгляд с одного дракона на другого, пытаясь понять, чего они от него добиваются, потом, медленно открыв броню, вышел из неё.
-Я должен встать первым, - спокойным, не привычным для самого себя голосом, сказал он,- проследите за этим.
-Конечно, - послышался голос Грис.
Курт подошёл к жесткому матрасу, набитому соломой, и вытянулся на нём, почти сразу провалившись в сон. Но даже там он был мучим мыслями. Ему снилась Грис, почему-то огромная, со спокойствием часовщика собирающего огромную головоломку из дёргающихся фигурок рыцарей, танков и монахов. И Клот, что кружил над ней вместе с остальными драконами, заливаясь довольным хохотом. В какой-то момент Грис стало не хватать деталей, и она, отодвинув лапой часть уже собранного, поманила Курта.
-Мой лорд... Пора, - позвала она его.
-Нет... - выдохнул он просыпаясь.
В голове была дурная лёгкость. А сквозь муть в глазах он увидел морду Грис, находившуюся совсем недалеко от его лица.
-Мой лорд... Пора, - повторила она, -  вам и в самом деле полагается быть первым.
-Спасибо, Грис, - медленно ответил Курт вставая.
Драконица, отодвинулась садясь на хвост. Клот отошёл от доспех аккуратно убирая в сумку инструмент. Судя по всему, он проверял броню, пока его лорд спал, умудрившись за всё это время ничем не нарушить его сон. Курт лишь молча кивнул ему и вошёл в доспех, чувствуя уже ставшую привычной защищённость. Не оглядываясь, он встал, направляясь к двери. Не обращая внимания на то, как оба дракона быстро отодвинули в сторону засов, он вышел через распахнувшиеся ворота к стоявшим на площади танками.  Здесь было пустынно, если не считать прохаживающихся по стенам часовых. Не обращая внимания, он подошёл к своему танку, и некоторое время взирал на него. В нём должен был быть гудок или какая-то другая система оповещения. О которой определённо должны были знать Грис и Клот. Но спрашивать о ней в данный момент он и не собирался. Вместо он медленно перевернул молот и с гулким ударом поставил на мостовую. Потом, сняв из-за плеча пулемёт, направил его ствол к серому небу и надавил на курок. Утренняя тишина  была сметена и разрушена грохотом выстрелов. Он стрелял даже не думая смотреть на часовых, следя, как в стороны одна за другой летят блещущие начищенной медью огромные гильзы. Потом, в какой-то момент решив, что достаточно, он опустил пулемёт и осмотрелся. Вокруг было много монахов с оружием и выскочивших рыцарей и драконов.
-Во имя господа!!! - рявкнул аббат, - что здесь происходит?!
-Нам пора, святой отец, - проворчал он и, включив громкую связь, рявкнул, - всем экипажам по танкам!!! Грис. Клот. Почему ещё не заведены?!
И первым направился к люку. Когда внезапно не понял, что за ним неотрывно следует какой-то безоружный монах. У самого люка он остановился, угрожающе подняв руку.
-Кто вы? – сухо уточнил он.
-Брат Себастьян, – быстро ответил монах, – я был назначен на должность капеллана вашего ордена.
Курт некоторое время смотрел на оттенённое капюшоном лицо.
-Вы займёте место в моём танке, капеллан, – медленно сказал Курт, – и будете вести нас по вашим землям, как было обещано. В моём ордене лишних не бывает.
-Да, мой лорд, – согласился монах.
Он оглянулся на двух драконов. От взгляда Грис его тянуло перекреститься, а Клот оскалился, опасно сощурив глаза, и тут же ухмыльнулся, сделавшись похожим на безумца. Пробормотав краткую молитву, монах последовал за рыцарем.

Курт спокойно уселся на своё место, смотря как Клот, задраив шлюз, быстро бросился на своё водительское идение, а Грис заняла своё гнездо, зажгя свет над небольшой конторкой. Открыв латы, он протиснулся мимо слегка растерявшегося монаха к лестнице и полез на место стрелка, слушая как Грис внизу настраивает радиостанцию.

-Всем экипажам... Внимание, - услышал он её сосредоточенный голос, - отчитаться о готовности... Так же огласить нумерацию машин после прохода через ворота. После чего продолжать движение за головной машиной в колоне по одному... Повторяю...
-Сын мой, постойте... - Курт увидел, что за ним лезет отец Себастьян, - вы...
Начал освещённый неверным светом красной лампы священник, держась за страховочную скобу. Курт удобнее устроился в кресле, опустив в низ окуляр прицела, через который сейчас отлично были видны открывающиеся ворота.
-Потом, святой отец - сухо ответил он, - вашей речи место в Штрейне...
-Вы должны знать... Чёрные драконы... - он быстро покосился назад, - их душа прах.
Курт поморщился, отвернувшись к орудию.
-Что вы хотите сказать, святой отец? - поинтересовался он.
-То, что вы доверяете управление танку одержимому, - пояснил священник.
Курт ухмыльнулся. Он доверил свою судьбу Грис. Может ли после этого одержимый у руля быть более опасным, чем она? Придя к заключению, что в некоей мере, он медленно ответил.
-Спускайтесь в отсек, святой отец, - он повернул рычаг, с лязгом запуская механизм зарядки пушки,- одержимый или нет, но он знает своё дело.
-Дай то господь… - пробормотал монах, спускаясь вниз.
В это время их танк минул ворота, и Грис, задавая отсчёт, присвоила их машине первый номер. По мере того, как их колона выезжала, в наушниках откликались голоса драконов радистов. Курт откинулся, закрыв глаза, думая над драконьими сказками. Грис определённо издевалась над ним в начале их знакомства, предлагая выслушать все драконьи легенды. Зная, что он, как и все люди, призирает подобные сказки и легенды. Тем временем их колона пожирала отделяющие их от базы Свободных километры. Отец Себастьян, преодолев неприязнь к Клоту, спустился вниз, указывая тому дорогу. В прицеле же дрожали небо и верхушки кривых деревьев, и лишь иногда мелькали редкие холмы с почти поглощёнными землёй камнями. А впереди где-то его ждали такие же люди, просто оказавшиеся по другую сторону фронта. Вполне возможно даже не подозревающие, что здесь появится кто-то кроме отряда мародёров или группки вышедших к ним проповедников из святого ордена. Чем он отличался от них? Зачем он шёл на них? Почему? В какой-то момент им почти овладело желание взять наушник и… Что? Сказать, что танк разворачивается обратно в Остмор? Попросить утешения у дракона или отпущения грехов у монаха? Выругавшись, он увидел столбы дымов, шедшие наверное из полевой кухни. И в самом деле сдёрнув гарнитуру, он быстро щёлкнул тумблером.
-Внимание… Вижу дым. Возможно противник, – быстро сказал он.
-Подтверждаю, – раздался спокойный голос Грис, – визуальный контакт с аванпостом противника. Снаряды не тратить. Они легко вооружены.
И в самом деле опустив прицел, он увидел, что дорогу преграждает шлагбаум. Двое солдат в форме Свободных, сбив котелок с варящейся похлёбкой, бросились к мешкам с песком, а по броне щёлкнули пули. Не обращая на них внимания, он полез в низ. Туда, где находилась броня. Там, где он мог принести реальную пользу. Танк, громыхая, набирал скорость. Снаружи раздались гортанные выкрики, и отчаянно взвывала сирена. По бронетанка колотили пули. Кое как оказавшись в собственной броне, Курт закрыл её.
-Всем машинам занять высоту уступами… Рыцарям надеть доспехи. Первичные цели: артиллерийские гнёзда для стрелков. Пулемётные: для рыцарей, – услышал он в шлемофоне голос Грис, – чётные машины стреляют первыми. Нечётные вторыми. Огонь.
-Так точно! – послышался чей-то рык.
Танк содрогнулся от выстрела. Судя по всему, Клот, залезший на место стрелка. 
Бросившаяся к шлюзу Грис открыла его. Курт быстро выскочил наружу. И вправо, и влево простёрся строй танков, из шлюзов которых вылезали рыцари, вскидывая пулемёты, в то время как танки поочерёдно методично расстреливали бараки и гнёзда артиллеристов. Курт опустил пулемёт и нажал на курок, поливая веером оставляющих огненный след пуль защищённые мешками с песком позиции. От тяжёлых бронебойных пуль те рвались и разлетались в стороны. Не прекращая стрелять, подавляя тем самым противника, он первым бросился вперёд. А сидящая в танке Грис улыбнулась.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Порой я не меньше Курта путаюсь в планах драконов, хотя, в отличие от того же Курта, почти ничего не знаю о его мире и всех этих замороках с кодексами рыцарей. И откуда же Грис умеет командовать танковой атакой? Она говорила, что является одним из героев "драконьих" сказок. Интересно, что это значит.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А мне интресно другое. Должна быть какаята связь между Куртом и драконами. Ой-й  не простая связь.

И как бы тут все круто не выгледело со вссеми рыцарями танками, и прочей фурнетурой и фоном в рассказе.

Что то такое должно все таки быть! :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, Грис дочь дома Ферруса... И всё что она делает далеко не случайно) Могу открыть все карты. Но думаю интересней прочесть в тексте?)

 

Дракон, Курт вырос в землях где местный орден был более лоялен к драконам. Грис там смогла даже работать мелким чиновником чето было бы не возможно во многих иных областях) От туда и его мягкое к ним отношение.

 

Но связь есть. Есть. Она у него в крови. Ведь он наследник Штрейна.

 

 

(небольшой кус. Скомканный. Потом будет переписан)

 

Драконица медленно переключила микрофон на общий режим. 
-Третья, четвёртая машина: прекратить подавляющий огонь... Вполне возможен контрудар по занимаемой нами высоте, - пояснила она, - прикройте тыл.
-Выполняю, - ответило сразу два голоса сквозь треск помех.
Вернувшись к перископу, она увидела спину Курта, в данный момент бегущего впереди строя. И не глядя щёлкнула тумблером на радиосвязи.
-Мой лорд... Это закрытая линия, - спокойно начала она, - помните ту, которую я использовала на турнире?
Она помедлила немного, потом со вздохом добавила.
-Та самая, которая не даёт мне слышать вас. Так что, если вы кроме кивка добавили вопрос, то его услышали все, кроме меня, - продолжила она и, заметив как он дёрнулся, с трудом спрятала так некстати лезущую на морду Клотовскую ухмылку, - на вопрос «почему» отвечу... Вы командуете, и потому, если как на турнире будите путать лево и право, боюсь, ваш авторитет несколько подорвётся. А посему - следуйте на ту руку, в которой у вас пулемёт...
Она следила как он и в самом деле забрал в лево, тем самым уходя с того единственного участка, куда, по её мнению, мог обрушиться огонь уцелевшей артиллерийской установки. Драконица села удобнее, по-кошачьи обернув лапы хвостом, и быстро посмотрела на выданную в монастыре карту. Шестнадцать рыцарей против двух сотен не ожидавших такого нападения человек. Всё что от них требовалось - не дать им опомниться. Жёлто-чёрные фигурки вломились в бараки, просто на ходу сметая сложенные из досок строения. Многие, закинув за спины автоматы и пулемёты, орудовали теперь турнирными молотами. Правда, таких было немного. Брошенная под ноги граната уже стоила жизни одному из рыцарей. Хотя тот погиб и не один, утянув вслед за собой всех не защищённых бронёй солдат, в суматохе оказавшихся около него. Время от времени она переключалась на общий канал и давала общие ориентиры для артиллеристов.
Тем временем один из рыцарей подскочил к уцелевшему флагштоку и, вместо того, чтобы сшибить знамя Свободных, откинув молот потянул его вниз, а потом прицепил какую-то тряпицу, что до этого была обмотана вокруг его руки, и потянул за блоки, поднимая её кверху. Расправивший тряпицу ветер показал, что это флаг с изображением жёлтой руки на чёрном фоне. С этого момента бой как-то сам по себе кончился. Ещё превосходящие их по численности солдаты спешно отступали на улетевших машинах и танках. В то время как оставшиеся в живых рыцари продолжали методично сносить останки аванпоста, словно и в самом деле вознамерившись навсегда избавиться от случайно оказавшегося на их пути врага. 
-Это были все известные вам силы Свободных в Штрейне? – уточнила Грис, оторвавшись от перископа, в котором отлично были видны удаляющиеся транспорты уцелевших солдат.
-Да… - сухо ответил священник, – во всяком случае, те из них, которые были нам известны.
Грис кивнула Клоту, который направил танк вперёд.
-А как бегут… - проворчал Клот, – как бегут… Не слишком ли для важного объекта, а?
-Они не ожидали рыцарей, – вступился за Свободных отец Себастьян, – и повторяю… Место проклято…
Грис кивнула, на всякий случай убедившись, что все машины, кроме двух оставшихся на вершине, направляются к оставшимся пятнадцати рыцарям.
-Значит, оно будет очищено, святой отец, – согласилась Грис, задумчиво проведя когтями по шершавому кожуху радиостанции и нажала тумблер,  - мой лорд, вам нет необходимости преследовать врага.
-Он бежит!!! – услышала она выдох Курта.
Грис медленно вздохнула и переключилась на закрытый канал.
-Он да. Вы. Нет, – чётко, по слогам, сказала он, – прикажите рыцарям занять лагерь… Мы скоро будем… Не кивайте же…
Последнее она добавила по чистой привычке.

Больше не обращая внимания на перестрелку, которую затеяли рыцари с остатками не успевшей вовремя отойти охраны лагеря, Грис перевела свой перископ в сторону старой плотины. Наверняка Свободные не решались подойти к ней, опасаясь заразы или просто не желая рисковать лишний раз. 

-Всем машинам... Цель плотинная башня, - быстро сказала Грис, - предыдущие цели отменяются. Огонь по команде.
Обстрел прекратился, лишь зажужжали моторы, разворачивающие башни в сторону плотины. Грис смотрела на неё. Предпоследний шаг к её цели. Той, из-за которую ей пришлось пожертвовать многим.
-Разрывными... Огонь, - скомандовала она.
Шестнадцать танков одновременно дохнули огнём, и через несколько секунд в плотине расцвели вспышки взрывов, её окутали облака поднятой каменной крошки. За первым залпом последовал второй и третий, и часть плотины начала оседать, а река с нарастающим угрожающим рокотом устремилась в образовавшуюся щель.
-Остлинг очищен!!! - выдохнул доселе молчавший отец Себастьян.
-В таком случае, вам необходимо быть с остальными рыцарями, дабы изложить им эту благую весть, святой отец, - холодно заметила Грис, - всем... Построится в колону по одному за мной. Клот! Мне нужен водитель.
Грис больше не намеревалась ждать. Именно сейчас ей было необходимо доделать дело, прежде чем в него успел вмешаться аббат Густав, уже начавший что-то подозревать. Усевшись на хвост, она быстро открыла сумку и ещё раз проверила. Плоский чёрный жетон с изображением оскаленной пасти был на месте. Сдержав облегчённый рык, она быстро закрыла клапан сумки. Ей снова нужен был Курт. На сей раз всего один раз. Последний раз. В это же время раздалась беспорядочная стрельба. В воображении Грис мелькнул образ расстреливаемого рыцарями Курта, и она быстро метнулась к перископу, чтобы увидеть, что они вместе с ним лишь ликуя стреляют в небо, выкрикивая какие-то боевые кличи по общей связи.
-Мой лорд... Вам нужно проследовать со мной, - сказала Грис и, снова переключив тумблер на общую волну, приказала, - машинам со второй по шестнадцатую. Оказать необходимую рыцарям помощь. Обыскать лагерь на предмет пленных и убедить примкнуть к ордену. Охранять территорию.
Не дожидаясь вопросов, она сбросила наушники с микрофоном и, подбежав к шлюзу, открыла его.  
-Отец Себастьян, вы являетесь капелланом нашего ордена, и должны находиться вместе с основными его силами, - спокойно сказала она, - прошу вас покинуть машину.
-Я хочу знать, что вы задумали, - медленно сказал он.
Грис посторонилась, пропуская Курта, чья броня была покрыта оспинами от попавших в него пуль. И снова посмотрела на него.
-На дно ядовитой реки, дабы раз и навсегда уничтожить зло... - она кивнула на Курта, - на вас нет брони. А яд опасен именно для людей. Хотите ли следовать за нами?
-Вам лучше временно оставить нас, - медленно сказал Курт, пытаясь понять настойчивость Грис, - клянусь, я сообщу вам обо всём увиденном.
Отец Себастьян было открыл рот, но тут же закрыл его, отлично понимая, что сейчас не может сделать абсолютно нечего. Медленно кивнув, он вышел из машины, а Грис захлопнула за ним шлюз. 
-Клот, направляйся по бетонной дороге, - быстро сказала она, - по обочине шли фонарные столбы, они даже сейчас должны быть видны сквозь ил. Так что после пересечения бывшей береговой черты не должно возникнуть проблем.
-Без проблем, – заверил Клот.
И танк быстро поехал с холма, сминая останки развороченных взрывами солдатских бараков. Грис же села на хвост, борясь с нахлынувшим на неё возбуждением. 
-В какую преисподнюю ты ведёшь нас, Грис? – наконец поинтересовался Курт, медленно поднимая забрало. 
-В ту, в которой нет места для святости отца Густава, – спокойно ответила она, – оружие драконов должно исчезнуть, иначе оно отправит мир. Или ты уверен в благочестии Святого Ордена, мой лорд?
Курт медленно качнул головой. Тем временем под траками танка захлюпал разъезжающийся ил. Они не снижая хода ехали по ещё не просохшему дну реки. То тут, то там в лужах и остатках водорослей билась рыба или некие похожие на неё существа. Но Грис интересовало вовсе не это. Она быстро полезла в башню и, заняв место стрелка, развернула башню в сторону ничем не примечательную стену обросшего водорослями строения. И нажала на скобу. Грянул выстрел, и часть стены разлетелась обломками, открывая обширный въезд.
-Клот… Остановись, – быстро приказала она, – жди нас здесь.
-Как скажешь, Грис, – проворчал чёрный.
Грис быстро спустилась вниз по узкой лестнице и снова открыла шлюз, спрыгнув на хлюпающую грязь. И быстро побежала в открывшийся проём. Не дождавшийся приказов Курт спустился и тяжело последовал за ней, оглянувшись на застывший посреди наслоений ила Молот Битв с открытым шлюзом, ставший неожиданно настолько родным. Тем временем Грис быстро извлекла из сумки фонарь и подошла ко второй двери. Вынув из сумки жетон, она вставила его в паз и повернула. Щёлкнул какой-то механизм, и обширная дверь пошла в сторону. Не говоря ничего, она направилась вглубь здания. Курт шёл за ней, почему-то вспоминая из первую встречу в склепе. Там тоже было полно мёртвых. Только здесь они лежали в неестественных позах, раскиданные как попало. Люди и драконы. В какой-то момент Грис аккуратно остановилась около ряда железных шкафчиков. И тем же жетоном открыла один. Он с непониманием смотрел, как она облачается в непривычную лёгкую броню. Очень похожую на ту, которую он видел на лежащих здесь трупах. Даже её сумка чёрная неожиданно легко вписалась в общий стиль. Она быстро посмотрела на него.
-У вас есть вопросы, мой лорд? – спокойно спросила она.
-Как всегда, Грис, – проворчал он, – ты была еретиком?
Она медленно дёрнула хвостом.
-Мой лорд терпел неведенье весь наш путь… Быть может, он подождёт ещё несколько шагов? – предложила она, – в этом случае всё будет нагляднее.
И снова подобрав фонарь с пола она прикрепила его к своей броне и, покачивая хвостом, устремилась по коридору, не обращая внимания на похрустывающие под лапами иссушенные трупы. Закинув за спину пулемёт и взяв турнирный молот, Курт последовал за ней. Грис же свернула в боковую галерею и приложила свой жетон к какому-то механизму. И упавшая тяжёлая металлическая дверь отсекла её от Курта.
-Ну и как это понимать? – рявкнул он, в полной темноте поднимая молот.
-Сейчас включу свет, мой лорд, – медленно ответила Грис по внутренней связи, – надеюсь, вы не боитесь темноты?
И в самом деле, под потолком зажглись тревожные красные лампы. В это время Грис подошла к сплетённому из железа и кожи удобному гнезду и извлекла нож из чешуи давно ссохшегося дракона в такой же броне, как и нее.
-Фросфол… - пробормотала она, – не стоило пытаться остановить меня…
-Фросфол? – переспросил стоящий напротив двери Курт, – кто это?
Грис аккуратно загнала нож в пустующие ножны на лапе, стряхнув труп с гнезда, села в него, поправив гарнитуру на голове, и аккуратно потянулась к рычагам, включая оставленные системы.
-Фросфол… Дракон дома Эсквана, – пояснила она, – а так же глава искателей истины. Так называлась наша организация. Он исследовал чуму, считая, что с её помощью может заставить людей забыть о распрях и бросить все силы на борьбу с новой болезнью. А лучше, устроив показательные локальные очаги заражения, принудить глав противоборствующих государств к миру под нашей указкой… К сожалению, мыслитель из него всегда был никудышный.
-Никудышный? – Курт поднял молот, прикидывая может ли он рассчитывать снести дверь.
Грис, аккуратно поворачивая рычаги, открывала одну за другой многочисленные шахты.
-Именно… Как и большинство поддерживающих его… - пояснила она, – именно по этому мне пришлось устроить утечку… Предварительно лишив последнего могущего её остановить жизни.
-Грис… - Курт застыл, не совсем веря в услышанное, – и… Что ты хочешь теперь?
Грис дёрнула рычаг, и земля завибрировала. Сотни ракет стартовали из открывшихся шахт с одной лишь целью. Взорваться над определённым районом, разнося над ним облака болезнетворных спор.
-Каждый получает то, что хочет, мой лорд. Вы жаждали стать лордом Штрейна. И теперь будите им. Я же… - она прищурилась, смотря на показатели, – желала уничтожить человечество и тоже получила желаемое…
-Ты… Хочешь сказать, что все люди умрут? – выдохнул он.
Грис спокойно закрыла крышку приборной доски.
-Вы не внимательны, мой лорд, – с укором сказала она, – уничтожить… Все заражённые станут кем угодно, но не людьми. Каждая ракета посвоему уникальна. И это будет передаваться по наследству. Разум выживет. Человечество. Нет.
-ГРИС!!! – крикнул Курт, обрушивая удар молота на дверь.
Что-то лязгнуло, но она осталась на месте.
-Желаете убить меня, мой лорд? – участливо уточнила она.
-Да… - выдохнул Курт.
Грис дёрнула рычаг, и рядом открылась ещё одна дверь в комнату со многими выходами. Стены её представляли собой этажерку с множеством склянок. На каждый из них был изображён какой-нибудь зверь.
-Ну что ж… Вы можете вернуться и стать правителем своего ордена, – пояснила она, – вы можете выпить одну из бутылей, тем самым выбрав свою участь. И передав её остальным, а не дожидаться случайности. Можете идти по коридору, и у вас будет шанс догнать меня…
-Грис… - мрачно сказал Курт, шагнув в залу.
Он замер перед множеством дверей. Подсвеченные склянки таинственно поблёскивали, а дверь были открыты и вели во множество сторон.
-Ты дважды предала всех, – наконец сказал он, ставя молот на землю.
-Я верна лишь Феррусу, мой лорд, – спокойно ответил Грис, – и, когда он вернётся, он может судить меня как сочтет нужным.
Она замолчала, прислушиваясь к себе. Всё сделанное ей наконец-то дошло до своего финала.
-Выбирайте мой лорд, – посоветовала она.
-Я выбираю… Грис, – оветил Курт.
Он и в самом деле медлил, стоя в центре комнаты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну, в рассказе с таким сюжетом, я ожидал чего-то подобного. Так она задумала превратить все человечество в зверей? Довольно необычный способ уничтожения.

Edited by Дантист

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сколько злости, и неновисти в этом крылатом создании...!

Какая, ценичность, коварность, и вопиющаа злость, в перемешку с игоизмом.

Мдя-яя я вообщето, не ждал такого оборота. Я думал Грис куда разумнее чем казалось на самом деле.

Я думал что если и были какието планы, но путешествие такое нелегкое, и опутанное такими трудностями сгладят углы в ее неновисти к людям...

- А в ней, нет оказывается разума совсем. Одни инстинкты подгоняемые местью и злобою.

Да-аа удевил Крыс, удивил...!    (*не хочет больше подобное читать)

Edited by Дракон
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, целью ставилось не само унечтожение. По сути заражённые со временем всё равно бы научились превращаться в людей. Целью ставилось проучить человечество за ксенофобию и устроенные ими зверства.

 

Дракон, прошу дать мне возможность оправдаться) На самом деле Грис просто насмотрелась на людей щеголяющих в драконей кожи и соплеменников убиваемых без суда и следствия. Но дело даже не в этом...

 

Дело в том что дом Ферруса как не раз намекалось в тексте дом изгой среди остальных домов. Дальше будут фигурировать более уважаемые дома. К примеру Глишем (дом белых драконов). 

 

Подарок от Пса-Кипариса. Клот.

 

a_1395178839_russiandeadsoul_-_chernyi_d

 

Автор Пес-Кипарис

http://russiandeadsoul.furnation.ru/

 

Рога не подвижные. Но это слегка мультяшный стиль автора. В общем мне понравилось)

 

 

Глава первая.

В жёлтом круге фонаря поблескивали покрытые смазкой детали двигателя, приводившего в движение один из цеховых станков. Холод плит пробирал до костей, не смотря на постеленную грубую мешковину, а Грис медленно работала выскальзывающей из лап отвёрткой, скручивая болт с распределяющей коробки. Именно оттуда несло гарью, намекающей на смерть установленных предохранителей. Отвинтив последний болт, она аккуратно положила отвёртку, потянулась когтями к массивной крышке и невольно замерла, перестав чувствовать холод под брюхом.
Снаружи полуподвального помещения, в котором она находилась, шумела поступь идущих солдат. Чёрная броня и закрывающие лица маски с оранжевыми светофильтрами. Такие удобные в пасмурную погоду. И хоть она не видела их, но отлично знала. Недавно сформированные роты чистильщиков безжалостно подавляли любую активность заражённых, пытающихся сказать о своих правах. Едва попав в город, она стала свидетелем, как городской судья, случайно подвергшийся заразе, попытался оказать сопротивление, требуя ордер на свой арест. Как итог, его забили прикладами, не тратя патронов, после чего очистили здание, залив его реками напалма.
В сущности, в тот день Грис и стала Хайн. Так звали металлическую драконочку, бывшую его секретаршей и получившую короткую очередь за попытку выбраться наружу. Именно тогда она сняла с её тела сумку с документами и обруч на лапу, удостоверяющий личность. Именно тогда она попала в цех ремонтников, обслуживающих городские коммуникации. Она медленно выдохнула. Дозор Смерти, а именно так себя именовали сформированные канцлером чистильщики, истребляли драконов при малейшей возможности сделать это. Один случайный выхлоп напалма в её сторону, скорее всего, был бы списан на «усталость в руках» и «случайное срабатывание изношенного оборудования», а так же компенсация старику Гофману, что всегда не упускал возможности высказать Грис всё, что думает о ней и о её мерзком роде.
Сняв крышку, она с трудом удержала её в лапах и аккуратно уложила её на каменный пол. И стала аккуратно выкручивать покрытые налётом сажи баночки предохранителей. Вслушиваясь в ровный гул вентиляторов, гонящих вонь дубильного цеха прочь от неё. В какой-то момент она с трудом сдержала разражённое шипение, поняв, что Гофман опять пожалел предохранителей, дав ровно на один меньше. Замкнуть это проводом было нельзя. Старик с особым удовольствием обвинил бы её в саботаже и непременно обвинит, если при следующем скачке напряжения накроется какое-нибудь оборудование.
Достав отвёртку, она терпеливо вскрыла один из перегоревших предохранителей и замкнула его изнутри тоненьким проводком, что непременно расплавится от не рассчитанной на него нагрузки, даже если та будет штатной, а Гофману определённо придётся  раскошелится ещё на один, посылая её сюда. Грис снова приступила к сборке, невольно вдохновлённая своей находчивостью. Несмотря на всё, жизнь сейчас была легка, как никогда до этого. Не было сверх цели. Не было той роли, кою приходилось играть каждый день перед Куртом. Аккуратно сложив инструмент, она сняла фонарь с гвоздя, вбитого в раскрошившуюся стенку, и, аккуратно повесив на лямку сумки, быстро пошла по коридору на далёкий свет чуть приоткрытой двери.
Влево и вправо шли коридоры коллекторов и разветвленной сети коммуникации. Туда уходили цеховые мастера, сплошь состоящие из драконов. Рисковать человечьей кровью теперь считалось недопустимым. Ведь в подвалах вполне могли прятаться не покорившиеся заражённые или просто дезертиры. Отчаявшиеся и забывшие обо всём. По сути, цех представлял собой руины, оживляемые вот такими как Грис под командованием Гофмана и пары мрачных клерков, выдающих им талоны на провизию. Она подошла к двери и привычно поскреблась по косяку.
-Это я, мастер, – спокойно сказала она.
-Пошла вон, тварь!!! – с той стороны по металлу двери хлестнул заряд охотничьей дроби.
Грис, привычно стоявшая вне досягаемости, не шелохнулась. Лишь, подождав, когда пороховой дым рассеется, повторила.
-Это я, мастер… Хайн, – она не спешила показываться в залившим коридоре клине света, – я исправила поломку в двигателе.
-Ты? – она услышала звук выдоха, – вернулась всё-таки, что б тебя?
Грис медленно и с достоинством появилась в свете, тем самым не давая ему повода спустить курок. Она отлично видела раскрасневшееся от выпивки лицо мастера, покрытое сейчас бисеринками пота. И наставленный на неё семизарядный дробовик. Некоторое время ствол смотрел прямо в морду Грис, потом он медленно опустил винтовку в пол.
-Что б тебя крысы сожрали, – проворчал он, – хотел бы я знать, как вы возвращаетесь…
-На прошлой неделе Кэрт не вернулся… - напомнила она.
Кэрт. Зелёный дракон, разодранный заражёнными при попытке починить проводку в подстанции. Всё, что от него осталось - это разодранная амуниция и много крови на инструменте и стенах, свидетельствующих о большой драке. Позже Гофман вызвал звено огнемётчиков из Дозора. Оставшиеся в живых драконы были допрошены. В ходе допроса у Грис осталась отметена на морде от латной перчатки офицера. А Кэрту прислали замену. Совсем испуганного юнца, впрочем, так же как и остальные уже махнувшего лапой на всё. Тем временем мастер усмехнулся.
-Поделом гаду… - он сел на стул, поставив дробовик меж колен и потянул кружку с пивом, – значит, работа восстановлена?
-Мастеру достаточно взглянуть на панель перед вами… - вежливо заметила Грис.
Однако он снова раскраснелся уязвлённый её замечанием. Хоть и быстро взглянул на карту, где сейчас успокаивающе светился зелёный огонёк. И он плеснул в её сторону остатками недопитого пива.
-Я задал вопрос, дракон!!! – рявкнул он.
-Работает, мастер, – медленно ответила она, не двинувшись с места.
Он с ненавистью посмотрел на ничего не выражающую спокойную морду драконицы. Говорят, она чудом выбралась из пожара. С тех пор став ещё более спокойной, чем раньше. И даже сейчас, когда он специально плеснул Хайн в нос пивом, в её проклятых глазах ничего не изменилось. Такое же спокойствие и лёгкое холодное любопытство, как и до этого. Даже вид стекающий по морде пены не сделал её более жалкой, чего ему хотелось. Не глядя он сунул руку в стол и, достав от туда талон на питание, метнул на пол перед ней.
-Выметайся… - сказал он.
-Хорошо… - она аккуратно подобрала талон и спрятала его за оставшуюся сухой лямку, – доброго дня.
И, развернувшись, ушла. Так же медленно и не спеша, отлично зная, как это бесит Гофмана, уже который день пытающегося довести её, чтобы она дала повод нажать курок. Лишь убедившись, что она на достаточном расстоянии от него, Грис тихо рассмеялась. С тех пор, как Штрейн неожиданно ожил и канцлер признал возрождённый орден Железной Руки, многое переменилось. Выпущенная ей зараза заставила людей по всему миру заключать перемирия, а то и союзы, пытаясь разобраться с нахлынувшей на них напастью. Города вдоль линии фронта, бывшие лагерями смерти для драконов, неожиданно и в самом деле стали их безраздельной вотчиной. Канцлер редко брал свои слова назад. А лорд Курт… Она дёрнула хвостом. Жалко что он не пошёл с ней.
 

Перед самым выходом из подвала она аккуратно погасила фонарь и, сев на хвост, быстро вылизала себя от остатков пива и вытерла морду лапами, только после чего поднялась по лестнице. Не спеша вышагивая по улице. Подвалы… Даже самые тёмные… Были куда безопаснее. Здесь же, на людных улицах, ей грозило что угодно. От пущенного ребятней камня, до выплеснутых на неё из окна помоев. В лучшем случае. В худшем она могла ощутить холод входящего в бок штык-ножа, до поры скрывающегося в рукаве одного из прохожих. Именно поэтому она медленно шла, гордо подняв голову. Меньше всего Грис хотелось умирать под забором, истекая кровью, с осознанием, что последнее, что она сделала в этой жизни - это пыталась выкупить себе лишний день жизни, делая вид сломленной и раздавленной. 
Она шла по городу меж безликих прохожих, провожающих её ненавидящими взглядами, скрытыми поблёскивающими стеклами противогазов. Наконец, она завернула в небольшой проулок. Тёмный. Пахнущий помоями и нечистотами, несмотря на все усилия живущих драконов. Они знали, что подчас мусор выбрасывался сюда специально. Но, несмотря на это, уже можно было расслабится. В темноте мягко и неслышно скользили чёрные драконы из рода Эсквана. Она отлично видела их опасно поблёскивающие красным в темноте глаза и белеющие в ухмылке белоснежные клыки.
-Поздравляю с возращением, сестрёнка, – заметил один из драконов, задев её крылом, – Гофман лютует?
-Он уже совсем не тот… - спокойно заметила Грис, – руки бедного старика в последнее время дрожат всё больше…
Второй дракон остановился, с любопытством покосившись на неё.
-О? – с интересом поинтересовался он.
-Бедный Гофман уже не может поднести ко рту кружку, не расплескав содержимое на всё вокруг, – бесстрастно окончила она.
Драконы весело рыкнули, удаляясь на свои посты. Грис не винила их. Вынужденные находится тут день за днём. Во тьме. Готовые в любой момент защищать собрата. Отверженные даже среди родни, как она, они собирали своеобразную плату с проходящих. Новости. Сплетни. Даже обычные байки, всё шло в копилку Солмана и Дамби, кажется, не гнушающихся уже и обычных анекдотов.
Она вошла в небольшое здание. Здесь снова нужно было быть осторожнее. Еду в столовой выдавали всё-таки люди. Хоть и солдаты. Одетые в чёрную униформу. Скрывавшие лица противогазами. Молчаливые и безжалостные. Даже не стоило просить их добавки, если не было означенного выше талона. Вздохнув, она подошла к стоящему посреди столовой котлу и, сев на задние лапы, достала талон из-за лямки и протянула стоявшему перед ней солдату. Он быстро глянул на бумажку, потом молча спрятал её в специальную сумку к остальным и зачерпнул половником из котла. Грис сноровисто схватила пустую жестяную миску из груды лежащих перед ней. В миску плюхнулась мешавень из мелко нарезанных потрохов и дроблённой каши, сваренных в этом самом котле. Взяв миску за специально выделенный край, Грис встала на четыре лапы и ушла в свой привычный угол. Там она ела между дежурствами. Там же она и спала. Ни один из драконов не имел даже собственной, единственно ему принадлежавшей комнаты. Лишь спальные места, могущие располагаться где и как угодно. Единственное, не на общем проходе. Грис улеглась на набитый слежавшейся травой тюфяк и, поставив звякнувшую миску перед мордой, разжала зубы и втянула носом запах. Потроха, пошедшие в варево, были не первой свежести, но ей было не привыкать. Дожидаясь, пока похлёбка остынет, она прислушалась к работавшему около здание громкоговорителю. Он был её незаменимым средством связи.
-…Лорд Курт по-прежнему проводит набор рекрутов для ордена Железной Руки. Штрейн, завоевавший репутацию одной из самых чистых провинций под его руководством… - Грис почувствовала наплывающую на морду ухмылку, которую с трудом подавила.
Ну конечно. Ни одна из ракет не упала на его территорию. Она лизнула кашу, уже успевшую немного поостыть в тонкостенной жести. Спешить было не куда. Внимание её привлёк кусочек свёрнутой бумаги, которую кто-то поместил под её матрац. Она медленно вытянула его когтём и развернула.


«Хайн

Инструмент потерянный тобой нашёлся в подвале. Около третий двери. Не забудь.»

Инструмент - значит дело… Она осторожно приступила к еде запихнув, в пасть бумажку. Потерянный - значит нужно обсудить. Обсудить дело с тобой. В подвале. Значит, на втором этаже. Третья дверь. Тридцать минут. После чего? После прочтения. Зная её распорядок, это означало после начала приёма пищи. Не забудь… Картотека. Значит, целиком сообщение выглядело так: 

«Грис

Нужно с тобой обсудить дело. На втором этаже. Через тридцать минут после приёма пищи. Около картотеки»


Простейший код. Правда, после него было бы неплохо спуститься в подвал и забрать уже обычный специально спрятанный там инструмент, на случай интереса со стороны солдат, вполне могущих прочесть эту записку. Впрочем, наверное лучше было сходить туда в первую очередь. Окончив есть, она быстро вылизала миску и в зубах донесла её до подножия постамента, на котором стоял солдат с котлом. Положив миску, она направилась по первому делу.

 

Это был старый паяльник без вилки, с жалко торчащими вверх растрёпанными медными проводками. Зато под ним был уцелевшая подставка с коробочками под флюс и припой. Сам же он, словно случайно забытый, лежал на останках какой-то тумбочки. Грис аккуратно положила его в сумку и поднялась на второй этаж. Спешить было некуда. И незачем.

Она шла меж распластавшихся кто где драконов. Под лапами поскрипывали хлопья отвалившийся с потолка краски или выбитого стекла. В небольшой дом то и дело швыряли камни. Поэтому сейчас коридор и лестницу освещали заколоченные окна, сквозь которые внутрь прорывался прохладный, пахнущий ржавчиной ветер. Она подошла к покосившейся, расцарапанной когтями двери и толкнула её, заходя внутрь. Посреди сваленных с полок книг в очищенном от кирпича и стекла круге спокойно сидели четверо металлических драконов. Они не сводили с вошедшей драконицы взгляда.
-Привествую, Хайн, – спокойно сказал один из них .
-Привествую тебя, Совесть… - спокойно ответила она садясь на хвост перед ними.
Совесть. Звание, которое получали хранители дома. Именно они первыми карали отступников. Именно они следили за тем, чтобы дети дома шли по заветам основателей. И даже в их доме дважды предателя была совесть. И даже она была призвана отвечать сейчас и здесь за свои дела.
-Ты права… Это место охраняется, и мы можем говорить открыто, – спокойно заметил один из металлических драконов, – ты Грис. И ты достойная дочь Ферруса.
-Благодарю… - бесстрастно сказала она, смотря перед собой.
Её воля и мысль привели мир к краю гибели. Её действия не были санкционированы её домом. Но она предупредила свой дом о своём плане до его исполнения. А значит, дала возможность выиграть более чем остальные. Но… Она ничего не могла сказать точно. И потому сейчас просто сидела и ждала приговоров своей Совести. Могущие присудить её как благодарность дома, так и выпущенную в лоб пулю.
-И потому послужишь нашему дому ещё раз, – сказал дракон толкая к лапам Грис какую-то книгу, – Феррус возвращается.
-Что?! – выдохнула драконочка.
Даже её бесстрастность не выдержала напора удивления. Феррус. Основатель их дома. Тот, кто дал спастись драконам. Тот, кто вёл людей.  Она почувствовала, как пол под лапами предательски покачнулся, а хвост нервно дёргается, размётывая мусор.
-Да… - спокойно сказал Совесть, – тебе придётся помочь ему…
-Но… Я… - медленно начала она и, увидев кивок на книги, протянула лапу, – хорошо…
Она чувствовала постыдную растерянность, отразившуюся на морде. И потому, с трудом протянув лапу, когтём открыла книгу. Пачка фотографий. На чёрно-белых, чуть желтоватых снимках были видны странные люди в цилиндрах. Море и корабли. И был виден он. Феррус. Среди них. Живой. Спокойный. И внимательно глядящий на фотографа. Грис слабо рыкнула, чувствуя, что лапы невольно подгибаются, прижимая её к полу.
-Ему требуется помощь, – он замолчал, – и её окажешь ты…
-Прошу прощения? – холодно сказала Грис.
Слова Совести привели её в чувство, словно ведро холодной воды.
-Ты сделала Курта владыкой Штрейна, пользующего уважением канцлера… - сказал дракон.
-Ты сделала Штрейн индустриальным центром региона, – добавил другой.
-Ты знаешь правду о нём и то, что именно он, сам того не зная, привёл тебя к победе, – сказал третий.
Грис молчала, зная, что четвёртый выскажет приговор Совести. Вердикт её дома.
-Он единственный из лордов, которого можно вынудить так или иначе действовать на нашей стороне, – спокойно сказал четвёртый, – и это сделаешь ты… Здесь всё, что может тебе помочь.
-Конечно, Совесть… - медленно сказала Грис.
И, закрыв книгу, аккуратно взяла её в зубы и медленно вышла, не чувствуя пола под лапами. Она перевернула мир. И от неё этого ждали второй раз… И хуже того, этого ждал от неё Феррус. А значит, она могла и должна была это сделать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кажется, вышло еще хуже чем было для драконов. Теперь их активно уничтожают. Этого ли хотела Грис? Кроме того, я не понял, как Курт отпустил её, учитывая его желание свернуть ей шею за пуск ракет с биооружием.

 

Эта ксенофобия к драконам возникла на пустом месте просто потому что так надо автору? Не знаю, что именно вы думаете о нас, людях, но мы никого не ненавидим без повода, просто потому что кто-то покрыт чешуей, а не кожей.

Edited by Дантист

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, не на пустом. Причина была и серьёзная. Драконы родившиеся под крылом у своих матерей и усвоившие что такое их дом. И зачем он. Не будет верен госсударственому "закону" и всюду и вся будет действовать в интересах собственного дома. Как итог власти очень хорошо постарались что бы взять не подконтрольные организации нелюдей к ногтю. Это пришлось делать очень жёстко. Ведь многие древние учителя вроде того же Глишема (белый дракон механик) были ещё живы. 

 

Хуже она не сделала. Вернее... Увидишь. У драконов появился шанс.

 

 

Глава вторая
 

 

Курт сидел в восстановленном тронном зале Штрейна и мрачно смотрел прямо перед собой. Стоявший рядом советник так же хранил мрачное молчание.
-И как это понимать? – наконец спросил он, переварив суть дела.
-Мой лорд… - спокойно заметил советник, – вы сами обещали рыцарский титул и прощение любому, который вступит в орден «Железной Руки», и сами разослали эту весь во всему Ротен-Худу.
Металлическая перчатка Курта со звоном опустилась на его же шлем. Грис… Как её не хватало. Несмотря на всё. Без неё Штрейн превращался в героический балаган, затмивший весь приближающийся конец света и чуму своими выходками. Техники. Да!!! Сотни техников. Канцлер Вербиссен откликнулся на его просьбу и прислал их. Десятки. Сотни. Высшего разряда… И в цепях. Хотя, по мнению Курта, самое трудное было снимать с них намордники. Ведь за свои пальцы он опасался даже в латных перчатках. О да. Каждый из присланных чёрных драконов великолепно знал своё дело. И с удовольствием брался за дело, но первым здание восстановленное чёрными драконами в Штрейне была пивоварня. И прибывающие кандидаты на рыцарское звание стали завсегдатаями и дегустаторами их продукции.
О, кандидаты…
Конечно, всё это были отпрыски рыцарских родов. Обнищавших. Опустившихся. Подчас, изгнанных из своих орденов за разбой, но всё так же отчасти верных вдолбленному с самого детства кодексу. И, не смотря на то, что они прибывали, опутанные цепями не в меньшей степени, чем сами драконы. И не менее злые, чем они.
И, хотя все боеприпасы в Штрейне за долгие годы были разграблены свободными, они проявили уважение к усопшим, оставив на месте вещи погребённых воителей прошлого. Чем и пришлось воспользоваться Курту, вскрыв гигантский некропль. Драконы чинили доспехи, а рыцари-разбойники облачались в них. В то время, как негодных для службы или отказавшихся принять присягу ордена загоняли в поля, тем самым заставляя обеспечивать Штрейн.
Подчас он сам не верил, что созданная им система жила. Но это было так. И главное, она действовала. Хоть и с некоторыми огрехами. Однин из таких огрехов сейчас стояла перед ним. Рыцарь, в жёлто-чёрных доспехах, совсем как он. Местами через потёртую от частых ударов краску проглядывал металл. А латные запястья были обмотаны цепями, помогающими дополнительно задержать вражеский меч в ближнем бою. Но хуже было с тем, что сквозь переделанный клапан противогаза, встроенного в шлем, была продета сигарета, которую рыцарь мрачно курил не обращая внимания на собравшийся совет. Скорее всего, рыцарь закурил за недолгое молчание Курта, пока тот собирался со своими мыслями. Около его ног весело скалился чёрный дракон, свесив длинный язык из клыкастой пасти.
-Курение табака в здании совета запрещено уставом ордена… - медленно сказал он, – герр Мор…
-Это не табак, мой лорд… - мрачно рыкнул рыцарь.
Чёрный дракон весело фыркнул, но осёкся, услышав, как опасно скрипнула латная перчатка Курта, сжавшая подлокотник трона.
-Я должен повторять? – поинтересовался он.
-Как прикажите… - рыцарь вынул из клапана самокрутку и, бросив на пол, ударом латного ботинка раздавил её, – моё лорд…
Курт вздохнул.
-И так… Вы перевернули фургон сборщика податей? – уточнил он.
-Да мой Лорд…
-И выбросили в болота автоматы конвоя? 
-Да мой лорд…
-После чего, оглушив их, развесили за пояса на деревьях?
-Ещё заткнул пасть сборщику его же портянками, чтобы конкретно выслушал, что будет с ним в следующий раз, если он вздумает пинать моего напарника и отвешивать комплименты моей невесте…
Курт медленно поднял руку с отчётом. Согласное ему, герр Форнетайн требовал казни герра Мора и его дракона за нападение на конвой и надругательство над экипажем.
-Какой ущерб нанесён машине? – уточнил Курт.
-Выломана дверца и сорвано сиденье… Так же, нам не удалось найти автоматы… - быстро сказал советник.
Герр Мор отличался тем, что совсем недавно в одиночку разогнал базу бандитов, решивших засесть в Остлинге и наладить там базу для налётов на караваны лорда Люса. 
-Герр Мор, вы сознаете, чем это может обернутся для вас? – поинтересовался Курт.
-Покласть… Хоть на палху… Но если этот штафирка ещё пасть откроет, то я… Агх!!! – он покосился на дракона, укусившего его за соединение под коленом, – Криг, что б тебя! Прошу прощения, мой лорд.
Курт покачал головой. Большая часть новообретённых рыцарей отличалась подобным нравом и карать всех по закону означало остаться без войск, что в его время означало самоубийство.
-Отправить компенсацию за принесённый физический ущерб, вычтенную из жалования виновного, и напомнить, что за оскорбление рыцарской чести лицо, не носящее рыцарское звание, может понести наказание, не взирая на гражданский чин, – он не сводил взгляд со спокойно стоящего рыцаря, –  а буде оно рыцарского чина, должно быть вызвано на поединок, а не повешено за пояс на сук с портянками в пасти, герр Мор!
-Как прикажите, мой лорд… - угрюмо отозвался он.
Курт сел назад, понимая, что короткое судилище окончено, как и десятки других. Впрочем, случалось выносить и более суровые приговоры. Но новообретённые рыцари с радостью шли в одиночные рейды в зачумлённые районы, вырезая под корень мародёров или ложась там сами. Обретённая свобода и честь кружила отверженным голову, и многие всерьёз собирались умереть, прежде чем, как они выражались, мир придёт в порядок и они снова займут место в клетке. И посему ни один из них не собирался сдерживаться, однако, не выходя за рамки кодекса ордена. Пожалуй, единственное наказание, которого они боясь более смерти, было изгнание.

Курт устало повёл рукой, жестом предлагаю собранию покинуть залу. Поклонившиеся рыцари вместе с драконами потянулись к выходу, оставляя его наедине с советником.
-Клот… - не поворачивая головы, спросил он, – знаешь, что самое для меня тяжелое?
-Не отсидеть чего-нибудь, мой лорд? – поинтересовался чёрный дракон, сидящий на небольшой, специально сделанной для него подставке.
Клот тихо выдохнул, гася поднявшееся было раздражение, потом рассмеялся. Всё-таки чёрный дракон был единственным другом на данный момент, с кем можно было пооткровенничать.
-Нет… Смотреть на рыцарей, высшее уважение придворного этикета для которых не говорить матом при мне, – он встал с трона.
-Зато вам не нужно обращаться к шпионам и провокаторам, чтобы узнать, что у них на душе, мой лорд… - ядовито ответил Клот.
На этот раз рассмеялись они оба, вспоминая тот случай, где на ещё первом собрании они попытались устроить импровизированный военный совет, в ходе которого большинство присутствующих изъяснялось чуть ли не на пальцах, пытаясь обрисовать безрадостную картину отсутствия обороны и присутствия врагов без грубых слов. 
-Есть ли что ещё на сегодня? – поинтересовался он.
-Да… - Клот протянул лапу и поднял из вороха бумаг металлический сигарообразный футляр, – сообщение без обратного адреса. 
Кивнув, Курт спокойно взял футляр, порвав пломбу, кинул на пол верхнюю часть и, вытянув трубочку с письмом, развернул послание, не обращая внимания на звякнувший по плитам пола металл.
«Доброго дня, мой лорд!
Вы не узнаёте мой почерк… Ну что ж, это легко поправить, начав с упоминания, что ваша квартира всё ещё сдаётся, а деньги по прежнему идут на мой счёт…»
Клот прижал уши, невольно припав на передние лапы, услышав усиленный динамиками рёв Курта. Секундой позже грохнули ворота, и двое рыцарей, сейчас нёсших охрану, ворвались внутрь, поднимая выданные им тяжёлые автоматы.
-Всё в порядке… Лорд изволит просматривать почту… - успокоил их чёрный дракон, быстро облизнув морду.
-Ни… Грхм… - осёкся начавший было рыцарь, – всё зло от грамоты, мой лорд… Точно говорю.
Хотя лицо Курта скрывал шлем, который из-за эпидемии предписывалось не снимать нигде, кроме техники и личных покоев, когда он медленно начал поднимать взгляд от письма на стоящих рыцарей, это, судя по всему, красноречиво передало его эмоции. Быстро поклонившись, они поспешно ретировались на свои посты, закрыв за собой ворота. Тем временем Курт шумно выдохнул.
-Что такое, мой лорд? – поинтересовался он.
-Грис… - медленно выдохнул Курт,– письмо от Грис…
Красные глаза чёрного дракона сверкнули отражённым светом, а он осторожно опёрся на бронированную руку Курта, заглядывая в его письмо.
-Мой лорд… Постарайтесь выровнять дыхание…И разожмите этот палец… Да, мой лорд, вы немного рвёте свиток… Спасибо… Ещё пара глубоких вдохов и выдохов не повредит… Воот… Гм… - он сунул мордочку к самому свитку, нюхая бумагу, – это и в самом деле Грис!
-Я знаю… - прошипел Курт, возвращаясь к чтению.
Всякая тоска по советам Грис сейчас сменилась заманчивой картиной, в которой его пальцы плотно облегают её горло. Во всяком случае, он смог сосредоточится на тексте.
«…Если свиток остался целым, то правление пошло вам на пользу. Мой лорд. Если же нет, то рекомендую послать за клеем, потому что письмо вам пригодится в последующей поездке. Да-да, мой лорд, к сожалению, вы всё ещё нужны мне. И вот пара причин, по которым вы должны мне помочь.
Во-первых, некая драконица располагает информацией о том, что в действительности случилось в Штрейне и эта информация вполне может попасть к канцлеру Вирбисену.
Во-вторых, некая драконица вполне может сказать, что во время работы агентом она в основном руководствовалась поисками однофамильца.
В третьих, если мой лорд сообщил это канцлеру сам или это стало известно ему некими другими путями, что объясняло бы наличие тех так называемых рыцарей, что совсем недавно развесили экипаж бронемашины за пояса на суках ближайшего дуба… Да-да. Информация об этом попала в газеты. Так вот. Я вполне знаю, как заново затопить Остлинг. Или же, кому продать чертежи коммуникаций Штрейна. Или найти тысяча одну неприятность, в ходе которой сидеть на троне вам станет немногим уютнее, чем без лат на еже.
А требуется от вас совсем немного. Снарядить небольшой отряд из бронемашин и обеспечить небольшую охрану одного единственного старого порта в Шхлестхурме на заброшенной рыболовецкой базе. К сожалению, сейчас я не располагаю возможностью произвести там ремонт самостоятельно. Но, взамен получения возможности сжечь все документы, как-либо компрометирующие вас, и получить гарантии неприступности Штрейна, вы ведь прихватите с собой пару ящиков инструментов?
Всегда ваша. Грис. Драконица дома Ферруса.»
Курт медленно скомкал письмо и уже собрался зашвырнуть его как можно дальше, когда Клот аккуратно поймал его двумя когтями.
-Полагаю, нам лучше откликнутся на эту просьбу, – спокойно сказал он.
-Ехать… Что бы убить её? – поинтересовался Курт.
Чёрный дракон медленно выдохнул, ненадолго подняв глаза к потолку.
-Или получить те самые бумаги для сожжения, мой лорд, – подсказал он, – полагаю, здесь немало рыцарей, обязанных вам, коим вы можете оставить правление ненадолго…
-Сожжение… - задумчиво смакуя слово, повторил Курт.
Клот вздохнул, наблюдая за своим лордом. Сейчас его лучше было некоторое время не трогать. Отсутствие споров означало, что как он немного остынет, он непременно пошлёт за транспортом. А пока говорить что-либо было не совсем безопасно для здоровья.
-Мор и Криг, – сказал, вставая с трона Курт, – я хочу, чтобы они направились с нами.
-Совершенно согласен, мой лорд, ибо боюсь, следующей встречи с ним герр Форнетайн может не пережить… - устало добавил Клот.
Курт медленно направился к воротам из тронного зала, не слушая клацанья когтей спешащего рядом дракона.

Стража, стоящая у тронного зала, была почётной.

Но неформально считалась дисциплинарным наказанием или же просто наградой тому, кто достал короткую соломинку. Голуби и прочие летучие твари почему-то путали стоящих около входа рыцарей со статуями, а тратить на них патроны, как и требовать гонять сволочей от драконов, было запрещено. После первого случая пришлось восстанавливать изрешеченный фасад, после второго выяснилось, что пернатые бестии куда маневреннее драконов и могут спокойно пролететь сквозь крону дерева, а снимать кузнецов и бронемастеров ради двух… Испачканный и оскорблённых сим фактом рыцарей, Курт счёл слишком накладным. Потому после смены многим рыцарям приходилось, вооружившись щёткой, разбираться с латами. Ну, или их драконам, если короткую соломинку достали и они. Воспоминание об этой забавной истории подняло настроение Курту, и потому, остановившись около них, он был уже в хорошем настроении.
-Где Мор? – уточнил он.
-Вместе с Кригом, ясен пе... То есть, вместе со своим оруженосцем на одном из притоков Остлинга, мой лорд! – отчеканил рыцарь, увидев, кто рядом с ним.
Стоящий рядом с Куртом Клот фыркнул, дёрнув хвостом.
-И что они там делают? – на всякий случай уточнил Курт, плохо представляющий, по какой причине рыцарь в полных боевых доспехах может пойти туда.
-Криг утверждает, что рыбалка успокаивает, мой лорд… - рыкнул рыцарь, – хотя, лично я через пять минут понял, что ещё немного и эта палка с леской может оказаться у кого-нибудь в… Рюкзаке, мой лорд…
Ничего не сказав, он развернулся, зашагав в сторону ближайшей речушки. В Штрейне сейчас было безопасно. Самая последняя шайка мародеров была поймана неделю назад и до сих пор отрабатывала истраченную на их поимку амуницию на полях взамен обещания не потратить по ещё одному казённому патрону на каждого. Пройдя через небольшой мост и миновав городскую окраину, где стояли посты, он направился к небольшому притоку со стоящей там старинной водяной мельницей. Чуть выше запруды была котловина, где, по утверждению любившего рыбу Клота, прятались большие сомы, достаточно хитрые, чтобы при виде нырнувшего дракона прятаться под корягу. Именно там сейчас и сидел на хвосте Криг с удочкой в лапах. Рядом с ним жёлто-чёрной башней возвышался Мор, стоящей над останками сломанной надвое удочки.
-И? – громыхнул Мор, не видя приближающихся Курта с Клотом.
-Спокойствие, мой лорд… Во всяком случае, оно мне приносит его после очередного вашего залёта, – пояснил мрачный дракон, умиротворённо крутящий катушку с леской, – просто следите за поплавком… Наблюдайте за водой…
Мор и в самом деле начал медленно поворачивать шлем, следя за поплавком, потом замер на месте, явно о чём-то задумавшись.
-Бесит!!!! – рявкнул он и, сорвав с пояса что-то ребристое размером с голову своего дракона, метнул в центр пруда.
-Конец рыбалке… - успел сказать Криг, прижав уши и бросив удочку, ничком падая на землю.
Примерно секунду ничего не происходило. Потом земля под ногами качнулась, а вода вздыбилась, превращаясь в водяную стену, с ужасающим рёвом накрывшую сначала Мора с Кригом, а секундой спустя и Курта со спрятавшимся за него Клотом. Когда вода скатилась с линз шлема, Курт увидел, что Мор по-прежнему неподвижно стоит на берегу набирающей воду котловины. Разве что на плече у него, на манер пулемётной ленты, висела какая-то водоросль, а около его ног медленно вставал облепленный чужой чешуёй Криг. Курт быстро осмотрелся. Рыбы и в самом деле не было. Лишь чешуя да раскиданные на деревьях глаза.
-Реально полегчало… - с угрюмой радостью сказал Мор, – хорошая штука эта твоя рыбалка…
-Боюсь, вы несколько неправильно поняли её смысл, мой лорд… - мрачно сказал снимающий водоросль с уха Криг.
Стоящий около Курта Клот, не выдержав, весело фыркнул. 
-Вы…. Двое… Отправляетесь в путь с нами… - медленно, по слогами, отчеканил Курт.
-Давно пора,- оживился повернувшийся к нему Мор.
Криг испустил тоскливый вздох. В Штрейне очень часто стояла пасмурная погода, позволявшая чёрным драконам почти без неприятных ощущений находиться на улице и днём. И потому идея выехать куда-либо за пределы области Железной Руки в обществе двух неуравновешенных рыцарей не представлялась ему заманчивой.

Edited by Крыс

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да уж, весело они живут. А Курта не беспокоит, что тот же Клот, бывший любовником Грейс, наверняка должен был знать о её планах? И после этого он не поменял отношения к нему? Я понимаю, что дракон не стал бы выдавать человеку планов другого дракона, которые могут спасти их вид, но после всего этого называть черного крылатого другом...

 

Небольшая опечатка:

*Клот тихо выдохнул, гася поднявшееся было раздражение, потом рассмеялся. Всё-таки чёрный дракон был единственным другом на данный момент, с кем можно было пооткровенничать.*

Должно быть, имелся ввиду Курт, а не Клот.

Edited by Дантист

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, Грис пообещала родить Клоту ребёнка в обмен на помощь в достижении её цели. Нужно добавить что дому Эсквана (чёрных драконов) досталось больше всего яда из-за чего они бояться вырождения и любое вливание крови со стороны крайне радует их. Это не проституция а скорее аналоги династического брака. По тому что близость как таковая по настоящему сильно тревожит разве что зелёных. Сам же Клот - действительно сдружился с Куртом. Вообще чёрным драконам нравятся люди. Корни этого - в предпочтениях основателя их дома) 

Так что Грис не чего не говорила о финале своего плана и тот не был в курсе иначе мог бы попытаться помешать.

 

 

 

***

Тяжёлые капли дождя стучали по тонкой, сделанной из куска ржавой жести крыше. А в небольшой чердачной комнатке, пахнущей плесенью и пролитым кислым пивом на старом разодранном матрасе лежала Грис. Рядом с ней на разбитой тумбочке лежал чистый лист бумаги, освещённый подвешенным к нерабочей настольной лампе фонарём, а рядом аккуратно стояла баночка с налитой туда тушью и палочка.
В комнате виднелись ещё какие-то вещи, оставшиеся от предыдущих жильцов. Старый поломанный стул с накинутой на него курткой без рукава. Одинокий ботинок и россыпи банок из-под пива. Всё это лишь слабо угадывалось в полумраке. И было тяжело сказать, что есть тот или иной отсвечивающий контур. Было и оконце, из которого слабо лился предрассветный свет от хмурого неба. На фоне которого угадывались заставленные батарей бутылки, видимо, бывшие гордостью прошлого жильца.
Видимо она, как и Хайн, приходила сюда лишь в очередной раз провалится в сон. Быть может, та драконица точно так же сидела на кровати, аккуратно выводя очередной отчёт, обмакивая палочку в тушь или пользуясь более дорогой ручкой. Но сейчас ей было не до письменных принадлежностей. Лёжа в каком-то бараке, где находилась выделенная городом комната, она в очередной раз протяжно заскулила от жуткого спазма. В тонкую стену, сделанную из старых листов фанеры, из-за которого раздавался пьяный смех и стук стаканов, с грохотом ударили.
-Заткнись, тварь!!! Если надумала сдохнуть, то могу помочь, не вопрос!!! - рявкнул кто-то.
-Если сама окочурится, то можно подождать и посмотреть, что у этой Хань, - подсказал другой голос, - у этих драконов всегда чуток золота. А если помочь - так со стражей делиться придётся...
Сквозь шум в ушах лежащая Грис слышала, как с той стороны предложили выпить за её золото и скорейшую смерть. И, судя по звуку стаканов, тост всем понравился.  Она с трудом закрыла глаза. И резко выдохнула, чувствуя очередной сильный спазм. Скоро на свет должен был показаться ребёнок Клота, который ещё до рождения вынужденно должен был попасть в более низкий дом. Количество яда, выжегшего в них силу предков, навсегда меняло наследственность. И любой дракон, вступивший в подобные серьёзные отношения с драконом более низкого дома, знал, что их дети уйдут именно туда. Знала и Грис. Поэтому она укусила засаленный матрас, не чувствуя поролона и заскрипевшей на зубах пружины, стараясь не сорваться в крик. Чувствуя, что сейчас не зависит, ни от её дома, выдержки или характера. Работала биология. Наконец, всё кончилось, и она с трудом подняла мордочку.
Дракончик, как и все новорождённые драконы, был недоношенным. Просто розовая слепая ящерка с едва намечающимися крыльями, но уже почти оформленной пастью, из которой сейчас показывался крохотный язычок, быстро слизывающий с себя материнскую кровь. В отличие от неё драконёнок отлично себя чувствовал. Не обращая внимания на жуткую боль, Грис осторожно и слегла неловко подвинулась, чтобы оказаться к нему мордой, и лизнула. А потом, взяв заранее приготовленную нитку, перекрутила плаценту и откусила её, не взирая на писк детёныша, который успокоился, когда она сунула ему заранее высыпанную на дно блюдечка тушенку. Забыв о несправедливо причиненной боли, детёныш занялся едой. Грис же зачарованно следила за ним, забыв о себе. Ей приходилось убивать. Ей приходилось подчас считать себя почти гарантированно убитой. Но ей некогда ещё не случалось давать кому-либо жизнь, как она сделала это сейчас. И внезапно она почувствовала, что всем сердцем желает, чтобы малыш выжил. Не смотря на то, что тот в любом случае покроется той самой чёрной чешуёй, а его глаза будут взирать на мир с весёлой или грустной мордочки. В отличие от неё, дочери Ферруса, привыкшей скрывать даже самые яркие эмоции. Она осторожно лизнула его кончиком языка.
-Эй!!! Сдохла там, что ли? – грубо осведомились из-за стены.
-Нет… - коротко рыкнула она.
С той стороны раздался довольный смешок.
-Ну и дурра, – спокойно определил тот.
-Пусть дальше мучается, – добавил другой.
Но Грис не обращала на них никакого внимания. Нежно вылизав малыша, она аккуратно языком подтолкнула к чистой тряпице, где тот, наевшийся, тут же провалился в сон, на диво уютно свернувшись в углублении. Некоторое время Грис смотрела на него, потом, взяв палочку начала писать письмо. Чётко зная одно. Что бы не случилось с ней, малыш будет жить. Пожалуй, эта мысль заглушила все остальные. Даже ту, где настойчиво голос Совести повторял о задании и непосредственно связанных с этим мероприятиях. Это не имело к ней сейчас никакого отношения.

***

 

Вдоль дорог виднелись выжженные войной селения. На пригорках иногда встречались давным-давно забытые и заржавевшие орудия, а в кюветах ржавели корпуса сброшенных туда танков. Курт устало откинулся от перископа и закрыл глаза, давая себе отдых.  Скоро должен был появиться Стреихвальд. Первый крупный город на их трёхдневном пути от Штрейна. Щёлкнув переключателем, он включил гарнитуру.

-Мор? Это Курт. На связь… - устало сказал он.
-Да? – рявкнул в ответ сидящий в едущем впереди танке рыцарь.
Последние дни рыцарь напоминал непонятно как попавшего в клетку тигра, готового бросится даже на собственную тень. Многодневная тряска, жар двигателя и редкие остановки в небольших городках и посёлках, где Курт пополнял запасы топлива, кажется, только действовали ему на нервы. Как, впрочем, и недостаток курева. Последняя попытка закурить окончилась тем, что из распахнувшегося водительского люка показались сначала клубы дыма, а потом и кашляющий чёрный дракон, с трудом выползший наружу. Курить, высунувшись из люка, оказалось так же не вариантом. Мелкая дождевая морось, буквально пеленой падавшая с неба, практически моментально пропитывала самокрутки Мора, приводя их в полную негодность. А последняя попытка усадить за рычаги непосредственно самого рыцаря окончилась весьма плачевно. Не снижая скорости он протаранил выросший посреди брошенной дороги дуб, необычайно прочно сев брюхом на его останки. В результате чего, едва не убив двигатель Молота Битв, его всё-таки удалось сдёрнуть обратно на дорогу. После характер у лишённого курева и любой возможности разнообразить свою жизнь рыцаря начал портится окончательно.
-Говорят, в Стреихвальде неплохое пиво… - наугад сказал Курт.
-Найдите сказавшего, мой лорд, и засуньте эти слова ему туда, куда солнце некогда не светило… - мрачно сквозь треск помех откликнулся Мор, – уж что может быть хуже Стреихвальдского пива, так это Стреихвальдская жратва. 
Судя по щелчку, гарнитуру активировал сидящий в своём привычном гнезде Клот, явно решивший вступить в разговор двух рыцарей.
-Лорд Мор, прошу заметить, что вы используете выражения, обычно не приличествующие вашему положению, – осторожно заметил он чем-то напомнив Курту Грис, в отсутствие которой чёрному дракону пришлось взять на себя часть функций голоса разума.
-Я же не сказал «дерьмо» и «в задницу», - рыкнул в ответ Мор, скрипнувший сжавшейся латной перчаткой,– ведь так, ящерица ты крылатая?
Курт тихо вздохнул, отлично понимая, что ещё несколько дней пути - и он от всей души пожалеет о выбранном драконами наиболее безопасном маршруте, не могущими обеспечить встречу с остатками банд мародёров и засевших в лесах заражённых.
-В самом деле, лорд, вы этого не говорили… - устало откликнулся Клот, услышав в ответ непечатное выражение от Мора.
-Соберитесь… Судя по всему, я вижу сторожевые башни города… Значит, за поворотом мы увидим въезд в него, – заметил Курт.
И в самом деле. Так называемая городская стена представляла собой длинный земляной вал с вбитыми в утрамбованную землю металлическими штырями, по верху которого шёл стащенный, судя по всему, из окрестных лесов ржавеющий военный мусор. Из которого, в сущности, и состояла застава стражи.

Впрочем, едва разглядев раскраску приближающихся танков, они быстро оттащили перегораживающий дорогу обрезок трубы, раскрашенный чёрными и жёлтыми полосками, и распахнули сваренные из ржавых бронелистов ворота. Репутация рыцарей вроде Мора, с некоторых пор собравшихся под знамёнами Железной Руки, бежала по всей стране, одинаково приводя в трепет и заражённых, и чистых.

Тем временем в наушниках снова послышался слабый треск, а потом голос Крига.
-Мой лорд… Конечно, без сомнения, нам необходимо заправится пивом… Но, если не заправить пивом наши танки, то дальше придётся тащить их волоком, – пояснил он, – так же хорошо бы проверить двигатели и прочее оборудование.
-Есть ли здесь хорошие техники? – уточнил Курт.
Сидящий в своём гнезде дракон хрипло рассмеялся, включив гарнитуру.
-О да, мой лорд… Дом Глишема, – весело начал он.
-Кто, ять? – громыхнул ворвавшийся в эфир голос Мора, – не знаю, что это за дом, но если он стоит между мной и пивом, пусть даже таким дерьмовым, как здешнее - я проделаю в нём неплохую арку!
Курт почувствовал, что губы невольно раздвигаются в ухмылке, когда он услышал тоскливый вздох двух драконов.
-Дом Глишема… Это род белых драконов… Как у золотых, к примеру, основателем был Гесс,– начал более спокойный и привыкший к Мору Криг, – так вот, они…
-Я ещё и имена всех этих ящериц должен знать? – сварливо уточнил Мор, – мало ли, кто где дом построил.
Курт пару раз стукнул пальцем по микрофону, привлекая внимание остальных. И, откашлявшись, заметил.
-Герр Мор, рекомендую вам воздержатся от подобных изречений в кузне белых драконов, – сурово сказал он, – продолжай, Криг.
-Это длинная история, – ядовито отозвался чёрный дракон.
Судя по всему, задетый за живое пренебрежением к одному из великих прародителей драконьего племени.
-Тогда расскажешь байку за пивом, – решил Курт.
-Но я не… - начал было Криг.
Курт довольно ухмыльнулся и командирским тоном добавил, отлично зная, что тот предпочёл бы пару стаканов куриной крови.
-Не стесняйся, мы вполне готовы к вашим драконьим байкам… И думаю, если влить в тебя пару кружек, рассказ будет не столь трудным для понимания, – добродушно сказал он.
-Н-наверное, мой лорд… - обречённо отозвался Криг, направляя свой танк в какую-то из боковых улочек, ведущую к цехам бронемастеров и цехам оружейников. Мастерская драконов, судя по всему, примеряла два непримиримых цеха, находясь меж них. Похоже, это даже не было отдельным строением. Просто общая крыша, опирающаяся на стены двух цехов, стоящих по соседству. Возможно, раньше их разделяла большая улица. Но сейчас из распахнутых ворот медленно поднимался тяжёлый кузнечный дым и доносился бой механических молотов. Потому видимо никто не среагировал на танки, что остановились сразу напротив, ворот лязгнув при этом траками. Курт быстро спустившись с привычного ему поста в башне танка, сел в доспех и дёрнул за рукоять, заставляя его закрыться. Тем временем заглушивший двигатель Клот услужливо отворил перед ним шлюз, нацепляя на себя очки, спасая глаза от солнечного света. Одновременно с ним из своего танка показался Мор, уже воспользовавшийся возможностью раскурить самокрутку на свежем воздухе. С огромным ломом из нержавеющей стали, заменяющим ему благородный турнирный молот, он плечом к плечу вместе с Куртом направился к распахнутым воротам кузни белых. Курт и в самом деле различал их. Множество драконов, опутанных лямками разгрузок и навешенных на них инструментов, в контрастных очках, помогающих видеть в полумраке и защищавших глаза от летящих искр и стружки, сейчас работали над огромной развороченным лобовым ударом машиной в два раза превосходившей своими размерами Молот Битв.
-Полагаю, нам стоит обратить внимание, – заметил Курт.
-Я тоже так думаю… - проворчал Мор и наотмашь ударил по бронированной двери кузни ломом, от чего та загудела, как самый настоящий гонг, а усиленный передатчиком рёв Мора заполнил кузню, – ящерицы белоховостые!!! Совсем уши окалиной забили? Сюда прибыл лорд Штрейна со своей свитой.
Курт, упустивший момент, тихо скрипнул зубами. Цех, наполненный искрами и шипением разливаемого по формам расплавленного металла, так напомнил ему о старой жизни, что он невольно забыл о том, где и с кем он находится. Тем временем множество белых драконов и в самом деле остановили работу, по-змеиному быстро повернув к ним головы. А стёкла контрастных очков одинаково опасно сверкнули отсветами кузнечных горнов из полумрака цеха.
-Блестяще, мой лорд… - тихо сказал Криг.
-А тож… - довольно заметил Мор, выпуская из клапана клуб дыма.
Кажется, картина полной кузни раздражённых белых драконов лишь поднимала ему настроение. А Курту почему-то вспомнился раненый Норм из города смерти. Так же дракон рода Глишема, но, если в нём лишь чувствовался тот самый стержень, то здесь он был виден в каждом движении напряженных мускулов под покрытой чешуёй кожей.
-Горт из дома Глишема, – медленно представился один из драконов, медленно выходящий вперёд, – прошу прощения у лорда Штрейна, но должен напомнить, что наш город находится за пределами владений ордена Железной Руки, и наш дом имеет некоторые вольности… 
-Дальше буду говорить я… - жестом остановил Курт рыкнувшего было Мора.
Ему меньше всего хотелось, чтобы Молот Битв по нечаянной ошибке при чтении чертежей передали в чайник на паровом ходу.

Дракон раздражённо дёрнул хвостом, а потом спокойно сел, изображая абсолютное терпение. Другие белые драконы построились полукругом, опасно поблёскивая глазами. Мор же с чувством выполненного долга курил, безмятежно сжимая лом в опущенной руке. Двое чёрных драконов застыли в положенных для оруженосцев позах, расправив крылья, не смотря на вредное для них солнце. 

-Моим машинам нужен ремонт… - не спеша начал Курт, – и я мог бы немало заплатить за него.
-Этой тоже, лорд, – спокойно ответил Горт, расправленным крылом показывая на искорёженную машину за своей спиной, – и, боюсь, нас не интересуют деньги…
Курт тихо выругался, добром помянув Мора.
-Почему же, уважаемый Горт? – вежливо уточнил он, заметив, как от непривычной вежливости со стороны человека уши дракона дрогнули.
-Потому что нам их негде тратить, лорд Курт… - нехотя пояснил дракон, – мы работаем за еду. И нам запрещено её продавать. Как и всё остальное. В обмен на разрешение нарушать комендантский час и в свободное от работы время изучать руины севернее города.
Дракон явно на что-то намекал. Ибо Курт за недолгое общение с драконами понял главное. Заставить любого из них, даже чёрного или зелёного, жаловаться на жизнь было бы тяжело, даже приковав к дыбе.
-Я мог бы разрешить вам отправится в Штрейн, – медленно сказал он, – там немало драконов. Где вам не пришлось бы работать за еду, и вы могли бы изучать не только отдельно взятые руины.
-Благодарю за щедрое предложение, лорд Курт, – Горт церемонно согнул шею в поклоне, – но сейчас мы нуждаемся в иной услуге… В обмен на быстрейший ремонт вашей техники…
Мор, судя по резко выдохнутому клубу дыма, был уже готов вступить с длинной речью на тему кто есть Горт и какие именно приключения ожидают его хвост, но даже он остановился, судя по всему нахмурившись под шлемом.
-Какую же, уважаемый Горт? – поинтересовался Курт.
-Герр Бельхер проводит открытую лекцию о природе драконов во дворе цеха бронемастеров… - медленно сказал Горт, – мы хотели бы, чтобы вы её прервали.
Курт медленно кивнул, слыша тихое, почти неуловимое рычание, клокотавшее в груди у многих драконов. Впервые за долгое время он видел такое количество драконов разом доведённых до крайности. Хотя их бросали на смерть и доводили до грани истребления. Но доведённых их до состояния холодного бешенства он видел впервые.
-Я посмотрю, что могу сделать, уважаемый Горт, – наконец сказал Курт.
-Если найдёте какие-нибудь средства, то наша кузня будет ждать вас, – опять ответил медленным поклоном Горт.
Курт развернулся, зашагав от кузни. Спрашивать, где находится цех бронемастеров, не было необходимости. Даже отсюда он видел развивающиеся флаги с серебряным ежом на зелёном фоне. Мор, положив свой лом на плечо, зашагал следом за ним, равномерно пуская клубы дыма, чем-то похожий сейчас на сердитый танк. Если, конечно, те могли бы быть сердитыми.
Тем временем они и в самом деле увидели распахнутые ворота, где посреди расчищенной от запчастей площадки был оборудован помост, перед которым толпились одетые в противогазы по случаю всемирной эпидемии жители. На помосте стоял, несомненно, сам герр Бельхер. А рядом с ним белый дракон с поднятыми на рога контрастными очками и удобно пристёгнутой сумкой с инструментом. В углу пасти виднелась соломина, а сам дракон, казалось, скучая щурился на облака, так что Курт не сразу заметил охватывающие его лапы цепи, крепко приковывающих его к помосту.
-...В последнее время всё больше говорят о вольностях для так называемых драконов!!! А канцлер Вирбессен потакает ошибочному мнению о необходимости уровнять их в некоторых правах с людьми, к примеру, запретив одежду из драконьей кожи. Чушь! Чушь, уважаемые… Последние исследования в научных кругах доказали, что так называемый драконий разум - лишь имитация такового! Великолепные приспособленцы, прибывшие к нам из-за туманного моря, просто искусно имитируют наше поведение, – он подскочил к дракону, стеком ударив его по морде, указывая, тем самым, на его очки, – вы посмотрите! Это существо вообразило, что оно кузнец. Вы скажете, что оно выполняет работу? Вне сомнений! Вне сомнений, дорогие мои! Но мы ведь не даём паспортов собакам-ищейкам и не вступаем в браки с лошадьми! 
Он передохнул, в то время как дракон медленно потряс мордой. Тяжёлый металлический стек, судя по всему, действительно сильно задел его.
-Очки! Инструменты! Сумки! – удары градом сыпались на дракона, заставляя того под одобрительный гул толпы упасть на помост, – социальная мимикрия. Но чего стоит разум? 
-Я ему сейчас голову оторву и в задницу засуну… - медленно и как-то даже спокойно охарактеризовал своё мнение Мор.
Но толпа не среагировала на слова рыцаря, видимо приняв их на счёт с трудом встающего с помоста дракона, облизывающего текущую по белой морде кровь.
-Вы видите его состояние? – поинтересовался профессор, указывая стеком на него и в последний момент отдергивая, прежде чем зубы клацнули на том месте, где он был, – назовись, дракон, если ты разумен!
-Гайла… Дом Глишема… - медленно ответила драконица, стараясь чётко говорить слова, не взирая на разбитую морду, – и что ты… Пытаешься доказать?
-Разумное поведение, скажите вы? Видите эту ненависть? Слова? Весь этот налёт имитации проходит в момент! – он повёл рукой.
–Ассистент!!!- взревел учёный, и на сцену выскочил человек с небольшим чемоданчиком, услужливо распахивая его перед доктором. Он достал из него небольшой баллончик и, направив в морду драконицы, нажал на спуск. Драконица прищурилась, отворачивая насколько могла морду от газа, потом с ней что-то сделалось. Она резко вздохнула и, заурчав, словно не замечая цепей и выворачивая себе лапы, потянулась к нему, чем-то напомнив Курту Тайлу. Вот только та не облизывала сапоги своему лорду с риском сломать себе закованную в наручники лапы.
-Видите? Всё лишь немного феромонов, и это животное сбрасываем маску разума и готово вступить в соитие даже с тем, кто совсем недавно причинял боль! – он торжествующе поднял стек, – именно поэтому я призываю держать драконов на цепи. Да! Это, безусловно, полезные и смышленые звери. Но не стоит забывать об их природе. Контроль их численности. Рождаемости. Разведение и, при необходимости, забитие. Вот это должно стать нормой. Вы понимаете?
-Герр Мор, обеспечьте, пожалуйста, мне проход на помост, – спокойно заметил Курт.
Мор, выдохнув клуб дыма, двинулся вперёд, лениво прокладывая себе дорогу через толпу. Правда, не к лестнице, а непосредственно к самому помосту. В какой-то момент его лом с быстротой змеи метнулся вперёд, буквально перерубив поддерживающие передний край помоста столбы, от чего часть его под наклоном рухнула. Мор поднялся к оторопевшим и отскочившим в сторону профессору и его ассистенту. Курт не спеша поднялся следом за ним в сопровождении Клота и Крига.
-Лорд Курт Крёнер из ордена Железной Руки, правитель Штейна, – спокойно представился он, – этот дракон идёт со мной.
-Вы не имеете права… - начал, было, профессор.
Но подошедший Мор безмятежно выдохнул в его лицо клуб дыма.

Ассистент попытался покинуть помост, но натолкнулся на расправившего крылья и оскалившегося Клота. Отшатнувшись, он метнулся назад, лишь чтобы натолкнуться на взбешённого Крига. Профессор же не мог покинуть помост, потому что рука Мора держала его за грудки.

Подошедший к ним Курт не спеша вынул у затравленно озирающегося ассистента из чемоданчика запасной баллон и кивнул ему.
-Благодарю... Вы свободны, - и повернулся к профессору, - меня интересует, что это было?
-Превращённый в аэрозоль афродизиак... - быстро сказал он, с ужасом наблюдая своё отражение в кроваво-красных линзах шлема Мора, - он совершенно безопасен!!!
Прежде чем Курт успел что-либо сказать, Мор воткнул лом в помост и, взяв баллон, аккуратно разрядил его под край противогаза, невзирая на дикое верещание вырывающегося профессора, после чего пинком швырнул его в толпу. Однако, шагнуть следом не получилось. Ногу обвила урчащая и окровавленная драконочка, тершаяся мордой о его броню. Наклонившись, он выдрал из помоста кольцо, к которому она была прикована, и бросил её себе на плечо, свободной рукой взяв лом. И с готовностью посмотрел на оторопело замершего Курта.
-Чё? – деликатно уточнил Мор у него.
-…мой лорд… - тихо подсказал Криг.
Мор задумчиво покосился на него и согласно кивнул.
-Что, мой лорд? – поправился он.
-В цех… - мрачно сказал Курт, направляясь к толпе.
Судя по всему, драконий афродизиак на людей действовал несколько иным образом. Оглашая нечленораздельными звуками округу профессор бегал кругами, размахивая снятым противогазом, и временами его мотало из стороны в сторону, бросая прямо на отшатывающихся от него людей. Всё это дало им столь необходимое время, чтобы пробраться сквозь ошалевшую от такого поворота событий толпу, не чувствующую сейчас той самопожертвенной цельности, и потому расступающуюся перед идущими через неё рыцарями с драконами. Единицы, пытавшиеся заступить дорогу, отлетали от небрежных тычков не даже тратившего время на остановку Мора, закрепившего лом на поясе и свободной рукой удерживающего спасенную драконицу.
Едва они оказались у закутка меж цехами, как поняли, что их танки уже загнаны внутрь, а самих их жестами зазывают за ворота. Не медля и не обращая внимания на продолжающую страстно извиваться драконицу, они быстро зашли туда. Почти сразу зашумели ворота, закрываясь за ними. Курт шагнул к Мору, чтобы посмотреть, как их спасенная, и та было лизнула его прямо в шлем, а потом, неожиданно дёрнувшись всем телом, обмякла, словно тряпка.
-Без сознания… - определил подскочивший к ней дракон, – положите её здесь, лорд Мор!
-Вот обидно, если откинется… - мрачно прокомментировал он, нисколько не взволнованный нарастающим шумом снаружи.
Курт же покосился на Молот Битв с распахнутой дверцей, в которой виднелся хвост залезшего туда дракона.
-Мне казалось, ты блокировал управление, Клот? – поинтересовался Курт.
-Это дом Глишем… - с гордостью, словно сам относился к нему, ответил дракон.
Ближайший белый с удовольствием кивнул, тоже явно довольный работой своей родни. Тем временем один из них принёс аптечку. Другой застыл навытяжку с лампой, освещая лежащую без сознания Гайлу, в то время как подоспевший первым дракон явно намеревался заняться зашиванием распоротой стеком кожи.
-Лорд Курт… - услышал рыцарь голос Горта, – боюсь, у нас уже не будет возможности осмотреть ваши машины…
-Как и оставаться в городе, – согласился он, – рекомендую вам отправляться в Штрейн. В основном там чёрные драконы, но есть и переселенцы и из других домов. К примеру, те первые, что приехали с нами.
Белый дракон устало кивнул. В это время за его спиной драконы быстро снимали какие-то кабели и цепи с той самой машины, над которой они трудились при их приходе.
-Мы заправили ваши танки и сменили масло, зарядив насколько могли аккумуляторы… - он замолчал, – с того самого момента, как вы пошли на площадь, мы знали, что вы не бросите Гайлу. И теперь, когда мы знаем, что рассказы о Штрейне не есть болтовня пьяных чёрных, мы с радостью примкнём к вам.
Клот вопреки ожиданиям не зарычал, а гордо ухмыльнулся, поднимая на рога очки и ехидно щуря кроваво-красные глаза. Криг тоже довольно скалился.
-Я полагал, что освобождённые в Штрейне драконы не покидали приделов ордена,– медленно заметил Курт, – так ведь?
-А это дом Эсквана, мой лорд, – улыбнулся Криг и тут же пояснил, – у нас в Штрейне только пивоварня…
Тем временем драконочка тихо застонала, и все свободные драконы, невзирая на цвет чешуи, подошли к ней. Курт тоже посмотрел на них, сейчас выстроившихся кругом, в то время как белый дракон что-то вкалывал ей, вынимая шприцы из старой на вид аптечки. Некоторое время он молча наблюдал, потом повернулся к Мору.
-Зачем ты дал этот препарат профессору? – чувствуя, как приглушенное на площади раздражение закипает по новой, спросил он.
-Он сам сказал, что он безопасен… Мой лорд… - безмятежно отозвался Мор.
Курт услышал, как со скрипом сжимается кулак, но Клот, сейчас невольно взявший на себя голоса разума вместо отсутствующей Грис, быстро рыкнул.
-Мой лорд, если бы не это, боюсь, дорогу пришлось бы прокладывать кулаками! 
-Согласен… - он замолчал, – прошу принести бумагу….
Горт быстро махнул крылом, и один из белых драконов тут же вырвал листок клетчатой бумаги из огромного альбома для чертежей и протянул старый, потёртый, выточенный из цельного куска графита карандаш, обмотанный какой-то тряпкой. Не долго думая, Курт быстро набросал короткое письмо.
«Предъявители сего являются гостями лорда Курта Крёнера, лорда Штрейна. И могут быть отданными под суд только с его на то соизволения.
Лорд Штрейна из ордена Железной Руки, Курт Крённер» 
И протянул Горту, что с поклоном взял это, быстро пряча в подсумок. Наклонившийся над листком Мор уточнил.
-Если будет радиостанция, и наши издали не поверят - можете добавить, что Мор по возращении лично поговорит с тем придурком, что нажмёт на гашетку… - он выдохнул клуб дыма, – да... Пожалуй, так и передай.
-Благодарю, лорд Мор, – вежливо ответил Горт.
Тем временем Курт направился к танку, явно готовый выпроводить из него ковыряющегося там техника с целью занять положенное место, но его окликнул глава местной общины белых.
-Наш танк нам придётся бросить всего через двенадцать часов пути… - медленно сказал он,– сомневаюсь, что Гайла сможет лететь с нами… Вам лучше взять её с собой.
-Её?! – Курт покосился на лежащую пластом драконицу.
На белой чешуе виднелись такие же белые бинты, замотавшие часть морды и шеи. Сама же она безвольно раскинулась на земле, в то время как драконы быстро расковывали её, снимая браслеты.
-Аритмия и отдышка - явные последствия отравления… Возможен гормональный дисбаланс, и по пришествию в сознание её запросто может качнуть в сильнейшую депрессию и апатию. В любом случае, она не сможет выбраться отсюда самостоятельно, – пояснил он,– и она слишком тяжела, чтобы мы смогли унести её в когтях.
-Она инструмент не для красоты напялила, – заметил Клот, – полагаю, мой лорд, она может быть полезной…
Некоторое время Курт молча смотрел на них, потом, подняв с пола безвольно обвисшую драконочку, он понёс её в танк. Где аккуратно уложив её около стенки, и открыл доспехи, выходя из них, в то время как зашедший следом Клот быстро запер люк за выскользнувшим белым и направился к рычагам. Едва Курт успел залезть на место стрелка, как гарнитура ожила, и сквозь треск помех он услышал голос Горта.
-Мы готовы… - сухой и собранный голос дракона таил явную угрозу.
-Открывай ворота… - безмятежно откликнулся раньше Курта Мор.
Повернувшись в башенке, Курт невольно замер. Мор стоял прямо на броне своего танка, явно не думая залезать внутрь, в руках рыцаря, оттягивая их книзу, был сжат тяжёлый ранцевый пулемёт. Криг завёл двигатель.
Тем временем заработали моторы, и ворота медленно поползли в стороны, и последний не залезший в танк белый дракон метнулся в оставленный для него люк, который тут же задраили. Толпа, явно готовая наброситься на слишком много возомнивших о себе механиков, была вынуждена отпрянуть, когда Клот включил передачу, и двигатель, взревев, бросил танк вперёд, явно грозя раздавить не в меру ретивых. Вместо карательной вылазки получилась безобразная давка. Но, по счастью, город был сравнительно небольшой, малонаселенный, и поэтому толпе хватило места, чтобы отпрянуть от выезжающих рыцарских танков, следом за которыми катил на скорую руку починенный танк драконов, явно являющийся трофеем с тех самых руин.
Как и следовало ожидать, ворота из города были наглухо закрыты, а через громкоговорители раздался голос стражников.
-Остановите машины!!! Это территория Ордена Дрозда, вы обязаны оставаться на месте до прибытия посланца и дать ему отчёт! – оповестили их.
-Я сам там раньше был… - проворчал Мор, – выгнали за плохое поведение…
И неожиданно легко нажал на гашетку. Он явно знал, куда стрелять. Было бросившиеся к танку люди отхлынули от потока горячих и тяжёлых гильз и адского грохота от выплёвывающего их пулемёта. Пули толщиной в три собранных вместе пальца взрослого мужчины буквально рвали на куски сталь удерживающих на месте ворота рельс, и в какой-то момент те упали похоронив под собой шлагбаум.
-Это акт агрессии, лорд Курт!!! – крикнул стражник.
-Спокойно, это всего лишь слабый курок у меня, лорда Мора… - крикнул рыцарь в звенящей после выстрелов тишине.
Курт переключил связь на общий режим.
-Вы помогаете бежать драконам!!! – крикнул страж.
-Мы всего лишь спешим по делам… - спокойно ответил Курт, – впрочем, можете отправить посланца в Штрейн за компенсацию за этот несчастный случай с воротами…. 
Клот, не дожидаясь разрешения, снова бросил танк вперёд, и, прежде чем горожане опомнились, три танка выскользнули в ворота.
-Мы не забудем это, – послышался в гарнитуре голос Горта, – можете рассчитывать на нас, лорд Курт.
-Встретимся, Горт… - так же спокойно ответил он, спускаясь из башни.
Стрелять не пришлось, и он видел, как танк драконов резко свернул, уходя по той дороге, по которой они ехали, прежде чем попасть в город. Оставалось надеяться, что им удастся без проблем добраться до Штрейна. Спустившись в залитый красноватым светом отсек, он встал на колено около безвольно мотавшейся от нещадной тряски драконицы и, взяв кусок брезента, кинул ей под голову, после чего мягко прижал к полу. И неожиданно почувствовал, что им удалось выбраться. Рядом, сотрясая духоту, ревел двигатель, а под рукой он чувствовал покрытую сухой и тёплой чешуёй медленно вздымающийся бок спасенной. И где-то впереди была непонятная, намеченная хитрой Грис цель.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тогда почему люди так относятся к черным драконам?.. Несправедливо очень.

 

Можно подробнее насчет основателя?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, все чёрные драконы страдают порфирией т.е. светобоязнь плюс необходимость хотя бы иногда пить сырую кровь. Это последствие отравления в своё время разбившего единый биовид на множество разных домов. Вернее так. Им досталась максимальная доля того "яда" искалечившего их наследственность. Плюс алергия на серебро. Портрет получается жутковатый. Что дополнительно портит им репутацию хотя необходимости нападать на кого либо у них нет (вспомни как лечили Клота). Кстати некакой "магии" тут нет. 

 

Про происхождение драконов... (убрал спойлер)

 

Сказку из текста копировать? Там сказано что и почему)

Edited by Крыс

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лишь один раз, ещё в самом начале, они решились остановиться, чтобы впустить в танк так и стоявшего на броне Мора, после чего уже двигались до самой темноты, отгораживаясь от  Стреихвальда километрами грязных дорог и разбитых шоссе. Даже когда окончательно стемнело, и в смотровом люке Курт мог различить лишь кусок дороги, выхватываемый прожектором танка, они не решались нажать на тормоза. Гайла за это время один раз пришла в себя. Как и предупреждал её сородич, с ней случилась тихая истерика, выражавшаяся в долгом скулеже. Однако, посоветовавшись с Клотом и Кригом, Курт всё же решился дать ей снотворное из аптечки, и та, запив его большим количеством воды, практически сразу провалилась в сон, выровняв дыхание и на этот раз просто уютно свернувшись на куске расстеленного для неё брезента, после чего и проспала до самой темноты.
Проснувшись, она обнюхала кусок брезента, на котором лежала, и пол. После чего, быстро глянув в сторону водительского отсека, где сидел Клот, осторожно попробовала встать, но чуть снова не упала от жуткой, раздирающей всё тело слабости. Тихо и раздражённо рыкнув, она подошла к лестнице. Отвлекать водителя весьма чревато, а значит, стоило попробовать поговорить со стрелком. Помогая себе крыльями и хвостом, она медленно, с передышками поднялась в башню, где сидел смотрящий на дорогу из кресла стрелка Курт, из-за грохота не услышавший клацанье когтей по перекладинами лестницы, оттого дав Гайле возможность вдоволь изучить его. Характерное для работавших с детства в кузне телосложение, и слишком простая для обычных рыцарей, почти простолюдинская одежда. Сочетание ей понравилось. Как и отсутствие оков на лапах дракона.
Последние, что она помнила чётко - это струю газа прямо в морду, после чего всё стало крайне расплывчатым и обрело ясность лишь в грохочущем и скачущем танке. Повернувший голову человек от неожиданности вздрогнул, столкнувшись взглядом с сидящей рядом с ним драконицей.
-Что за… - было выдохнул вырвавшийся из полудрёмы Курт.
-Не что, а кто… Гайла из дома Глишема, - она окончательно решила, что человек ей определённо нравится больше профессора, – добрый вечер, лорд. 
Он невольно кашлянул, внутренне выругавшись. Кажется, все драконы любили эффектное позирование, ради него поступаясь собственным самочувствием и прочим. К подобному он не мог привыкнуть ещё у Грис, словно бы нарочно подчёркивающей свою независимость от эмоций. Эта же белая драконочка изучала его с лёгким любопытством, но, не смотря на слабость и качку, всё равно сидела в горделивой позе, обвив хвостом задние лапы.
-Лорд Курт Крённер из ордена Железной Руки и правитель Штрейна, – назвал он свой титул, – это мне выпала честь освободить вас из рук профессора.
-О… Благодарю, лорд Курт,– на морде появилась добродушная улыбка,– ваш вариант спасения принцесс из лап чудовища мне определённо нравится.
Курт невольно улыбнулся в ответ, вспомнив немало сказок, где драконы и в самом деле похищали особ королевской крови. Впрочем, он полагал, что за этим стояла история о банальном шантаже древних правителей, позже обросшая фантастическими подробностями. 
-Я был не один. Вам ещё предстоит познакомится с лордом Мором, а так же Клотом и Кригом из дома Эсквана, – начал он, – они так же деятельно принимали участие в вашем спасении. Что же касаемо вашей родни…
-Уехали на танке, после чего бросили с миной в боеукладке и улетели на крыльях, – продолжила за него Гайла,– так, я полагаю?
Курт невольно замялся.
-Мне ничего не говорили про мину… - осторожно сказал он.
-Правда? – искренне удивилась она, – ну, наверное они полагали, что вы вряд ли будите в числе их преследователей… Кстати, мы всё время следовали этой дорогой?
Она кивнула на смотровой люк, где появлялись мелкие деревца, местами раскрошившие края когда-то широкого и ухоженного асфальтового шоссе.
-Да… - кивнул он, – но, боюсь, нам скоро придётся сделать стоянку в поле, потому что двигаться ночью опасно и, если мы окажемся без топлива в глуши, то дела наши будут крайне плачевны. С другой стороны, вы сможете познакомиться со всеми вашими спасителями.
-О… Я без сомнения буду рада… - кивнула драконица, – но ещё больше буду рада, если вы всё же пробудите в пути ещё немного, потому что единственная столь прямая дорога от Стреихвальда ведёт непосредственно в Вирлассен. 
Курт облегчённо вздохнул. Карта, по которой они ориентировались, была неполной. Мелкие городки и селения, подчас появлявшиеся по прихоти орденов или просто на месте перевалочных баз торговцев, были не отмечены на ней. И совет спасённой существенно упрощал им задачу. Он быстро щёлкнул переключателем, чтобы сообщить об этом Клоту и Кригу. И невольно замялся, потому что его гостья, судя по всему окончательно израсходовав невеликий запас сил, буквально потеряла сознание, калачиком свернувшись на ящике с патронами.

 

 

Глава третья


 

Вирлассен встретил их тишиной и молчанием. В сущности, просто в какой-то момент прожектор выхватил из темноты распахнутые ворота и сломанный шлагбаум. Клот остановился, а Курт поводил прожектором, чтобы увидеть, как на земле ярко засверкали ещё не успевшие потускнеть гильзы, щедро усыпавшие растрескавшийся асфальт около сгоревшего поста. Чуть дальше он увидел разбитый грузовичок, воткнувшийся в стену и лишь чудом не взорвавшийся, судя по тёмному пятну, оставшемуся после того, как последние капли вытекшего из бака топливо полностью испарились. Сами же врата, словно распахнутая пасть жаждуще смотрели на них, приглашая в тёмный без единого огонька город.
-Мор, ты что-нибудь знаешь про Вирлассен? – уточнил Курт, – ты вроде бы родом из этих земель?
-Новострой, мой лорд… - пренебрежительно сказал он, – когда я был в ордене Дрозда здесь был наш сторожевой пост со сложным номером вместо названия… А городок, судя по всему, уже после моего изгнания отстроили.
Курт кивнул: значит небедный орден пытался дополнительно закрепится, согнав в одно место множество рабочих и добровольцев, стараясь расширить собственные владенья.
-Хвостом проблемы чую… - проворчал Клот, сидящий за рычагами.
-В поле будет немногим безопаснее… - мрачно сказал Курт, – нам нужно взять топливо, после чего ты сможешь увезти отсюда и свой хвост, и нас заодно… Так что вперёд.
Танки, лязгнув траками, медленно вкатились в ворота, поводя из стороны в сторону прожекторами. Сразу стало видно, что в городе совсем недавно шёл отчаянный бой. Стены были в оспинах выстрелов, а некоторые из них даже превратились в груды строительного мусора. Разбитые же окна чернели на фасадах домов, поблёскивая острыми клыками выбитых стекол. 
-Дорогу-то у местных спросить не получится… - ядовито заметил явно нервничающий Клот.
-Ну разве что выйти и поорать… - поддержал его Криг, судя по голосу и с трудом сдерживаемому рыку, тоже чувствовавшему что-то не ладное с этим местом.
-Ехай как в Стреихвальде… - небрежно откликнулся Мор, – вот уж сомневаюсь, что с них сталось бы перекроить хоть одну улицу.
-В таком случае, мы скоро встретим цеха бронемастеров, – заметил Курт, – полагаю, найти там топливо будет легче лёгкого.
Они медленно возобновили движение. Ничего не происходило. За всё время езды они не увидели ни одного тела. Лишь всё те же пустые, брошенные дома и непривычную тишину. Ведь даже лесное зверьё всё ещё не решалось зайти сюда, чуя ещё не выветрившиеся запахи людских жилищ. А запах гари и топлива инстинктивно заставлял их всех держаться по дальше. Впрочем, это было сейчас не важно. В скором времени в свете прожектора вспыхнул серебряный ёж на зелёном фоне, что обретался на едва шевелящимся на слабом ветру флаге. Поднимая пыль на традиционно земляной, хоть и выровненной площадке для техники бронемастеров, они въехали туда.
-Клот, Криг в башню! – быстро сказал спускающийся вниз Курт – мы попробуем найти здесь что-нибудь нужное.
-Или интерррресное, – почти рыкнул Мор, судя по грохоту, захлопывающий латы.
Они почти одновременно вышли из танков с тяжёлыми ранцевыми пулемётами за спинами и пристёгнутыми пустыми канистрами. Часть забора была снесена, и поэтому груда старой уже не рабочей техники казалось просто второй стороной улицы. Своеобразным чёрным зеркалом спокойных и почти уцелевших здесь домов. Отойдя на десяток шагов, Курт невольно покосился на танки за их спинами. В не осевшей пыли свет прожекторов превращался в слепящие колоны белого света, ползающие вокруг. Включив дополнительный фонарь на броне, он пошёл вперёд, поводя стволом пулемёта. Цель виднелась впереди. Около здания цеха, цистерна для заправки отремонтированных агрегатов. 
-Кррр? – неожиданно поинтересовался кто-то с вершины цистерны.
-Пшла… - рыкнул Мор, поднимая луч фонаря и невольно жалея о том, что не сделал это же с пулемётом.
Наверху сидело существо, чем-то напоминавшее ворона, быть может, немногим меньшего, чем человек. Кроваво-красные, как у Клота, глаза вспыхнули отражённым светом фонаря, а клюв чуть приоткрылся. Почему-то, совместив это с сощуренными глазами, Курту показалось, что птица ухмыляется. Он медленно поднял ствол пулемёта, но птица неожиданно повела крылом, на сгибе которого росли самые настоящие пальцы, в которых была зажата охотничья спичка. Загоревшееся от того, что он чиркнул по поверхности цистерны.
-Вот тварь… - проворчал Мор.
-Смотри по сторонам!!! – приказал Курт.
И быстро шагнул к крану, вставляя туда горлышко канистры. Но, стоило ему открыть кран, как со всех сторон раздалось яростное возмущённое карканье. Мор, не дожидаясь продолжения, дал короткую очередь на звук, от чего, правда, карканья стало лишь больше, а в пустых домах и меж техники стаи появляться красные злые глаза. Курт, тем временем наполнивший одну канистру, быстро вставил другую. Это явно разнилось с планами ворон, потому что одна из них прыгнула со старого крана и, не думая разбиваться, расправила крылья, собираясь клюнуть Мора прямо в линзу, закрывающую глаз на шлеме. Тот недолго думая отпустил одной рукой пулемёт, смотрящий в другую сторону, и коротко ударил встречным ударом, от чего полуптица отлетела комком перьев. Секунду спустя вниз пикировали уже десятки фигур.
-Уходим!!! – крикнул Курт, подхватывая вторую полупустую канистру.
-Вороны… - раздалось сквозь помехи выстрелов ворчанье Мора, – почему вороны? Земли-то дроздов… Что б вас.
Тем временем, потеряв пятерых или шестерых, вороны сменили тактику. А возможно, просто самые глупые и нетерпеливые полегли первыми, оставив доделывать дело тем, кто по умнее. В наплечник Курта довольно метко ударил уроненный с высоты кусок стального швеллера, а секундой позже начался самый настоящий град из разнообразного мусора. Тем временем заговорили курсовые пулемёты танков, бесцельно наугад стреляющие в чёрное, как ночь, небо. Впрочем, возможно именно это и дало им возможность подойти к в последний момент распахнувшимся люкам.
-Кррр? – неожиданно насмешливо поинтересовался всё с той же вышки ворон.
-Вот паскуда… - с ненавистью выдохнул Мор, поняв расчёт неожиданного оппонента. Отвлекая их шумом и канонадой, вороны успели привязать к опоре цистерны стальной трос и сейчас дёрнули его лебёдкой, от чего цистерна начала медленно заваливаться в сторону танков с открытыми люками. Сидящий на цистерне ворон бросил свою спичку, изящно планируя в темноту.
Не говоря ни слова, Мор и Курт почти вкатились в танки, задраивая за собой люки, в то время как снаружи в их сторону дохнуло струёй жидкого огня. Зашипели, разбрызгивая порошковую смесь, огнетушители, а рванувшийся к рычагам Клот схватил их, быстро разворачивая танк.
Сейчас они позорно бежали от этих не пойми откуда взявшихся тварей, продолжавших закидывать их разным сором. На этот раз, правда, летели и бутылки с бензином и с привязанной к ним подожженной тряпкой. Внезапно над Куртом, ещё не успевшим снять доспехи, заговорил пулемёт. Он невольно застыл, а потом понял. Это взяла на себя его функции очнувшаяся от сна Гайла.

Секундой спустя танк содрогнулся от мощного взрыва, а по броне Молота Битв взвизгнули разлетевшиеся во все стороны осколки. Выругавшись, Курт вскочил и быстро полез наверх, в то время как в ответ их двум пулемётам ответил десяток укреплённых на стенах. Стал понятен расчёт воронов. Вызвать перегрев двигателя, заставив автоматику местами закрыть воздухозаборники, и выманить на площадь, находившуюся под прицелами всех уцелевших орудий, после чего открыть кинжальный огонь, стараясь тем самым положить конец незваным гостям. Танк ходил ходуном от попаданий. Взобравшийся в башню Курт отшвырнул в сторону Тайлу, лишь краем глаза заметив, что та успела по-кошачьи извернувшись упасть на лапы, и упал в кресло, надевая на себя маску, от которой тянулись две трубки к объективам перископов. Дёрнув рычаг, заряжая осколочным, Курт развернул башню целясь в стену, откуда вёлся огонь и второй раз грохнуло единственное, по счастью, уцелевшее оружие воронов. Забравший влево Клот сумел избежать лобового попадания, от чего по корпусу снова ударило, и он отчаянно загудел, заложив всем уши. В этот момент раздался выстрел из танка Мора.

-Курт!!! Твою мать! Если не заткнуть это гнездо, то нас уже никто... Никогда!!! - услышал он выдох Мора, потому что его собственный заряд из-за резкого поворота ударил в стену, заставив замолчать один из пулемётов.
-Нужно обращаться «мой лорд»!!! - сквозь зубы выдавил Курт, - Клот, веди прямо!
И, выждав пару секунд, нажал на гашетку, от чего башня дёрнулась. Томительно долгую долю секунды ничего не происходило, потом в том месте, где находилось трофейное орудие воронов, взорвалась боеукладка, обрушивая часть стены. В зареве огня было видно, как с неё спикировали уцелевшие стрелки.
Но находившиеся поодаль продолжали поливать их прицельным огнём. Впрочем, это уже было не важно. Танки прошли площадь и сейчас вышли на трассу, объятые пламенем всё ещё горящего на броне бензина, с перегревающимися двигателями и вздрагивающей от выстрелов пулемётчиков бронёй. Секундой позже Курт понял, почему вороны упрямо поливают их огнём. Они опасались, что кто-нибудь из рыцарей выйдет наружу, чтобы сбить пламя с брони. В этом случае они смогут избежать перегрева двигателей, а значит, уйти от преследователей. 
-Гайла?! – крикнул он, срывая с себя маску, – мне снова нужен стрелок. Отвлеки их!
-Да… - рыкнула драконица, с трудом поднимающаяся с пола, и добавила уже вслед прыгнувшему вниз по лестнице Курту, – мой лорд…
После чего, цепляясь за скобы, по ходящему ходуном полу, грозившему отшвырнуть её к стене, она всё-таки забралась в кресло, где, устроившись в неудобном для дракона положении, снова нажала на спуск, не давая летевшим в ночи преследователям возможности спикировать вниз, бросая новые зажигательные снаряды. Курт в это время снова полез в броню, в этот раз лежащую прямо на полу отсека, после чего, сорвав со стены огнетушитель, рванул люк и на ходу полез наружу. По наплечью ударила тяжёлая пуля, чуть не сбросившая его с танка, но гидравлика оказалась сильнее плоти и продолжала сжимать скобу даже когда он прекратил чувствовать онемевшую от удара руку. Второй рукой подняв огнетушитель, он направил его на кусок обшивки, закрывающий машинное отделение. Волна пены сбила огонь.
-Криг!!! Ты меня слышишь? – крикнул Курт, надеясь, что гарнитура не вышла из строя.
-Да, мой лорд! – сквозь звон и шум в ушах услышал он голос второго дракона.
Рука тем временем обрела чувствительность, а лишённые подсветки пулемётчики врага стреляли теперь в основном по вспышкам выстрелов курсового пулемёта, и по тому Курт находился в меньшей опасности.
-Поравняйся со мной!!! – крикнул он, – я собью пламя.
-Будет исполнено! – сухо отозвался дракон
В это время снова громыхнуло орудие. По сути, основное прикрытие им обеспечивал Мор, ведя перестрелку с оставшимися оборонительными сооружениями и летящими во тьме преследователями. Курт, начавший чувствовать руку, чуть подтянулся и направил огнетушитель с остатками пены на поравнявшийся с ними танк Мора, сбивая с него огонь, после чего, выбросив бесполезный баллон, с трудом втянул себя внутрь танка, где растянулся на полу. Пулемёт наверху замолчал, а чуть позже лязгнула дверь. Курт был почти оглушён, сквозь муть в глазах он понял лишь, что спустившаяся Гайла смогла задраить люк, тем самым спасая от возможных неприятностей. А нарастающий вой работавших на пределе двигателей пошёл на спад, а значит, им удалось бежать из заражённого города. Унося всё-таки поступившее в их распоряжение топливо и, самое главное, лишь чудом уцелевшие жизни.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Курт и сам не заметил, как провалился в беспамятство. Пуля, попавшая по наплечнику, была первой, но далеко не последней. Просто накачанное адреналином тело не почувствовало последующие попадания. Зато стоило ему чуть расслабится, сознание тут же окончательно уплыло. В себя он пришёл уже от того, что кто-то терпеливо стучал когтём по шлему. С трудом раскрыв глаза, он увидел стоящего над ним Клота и тихо выругался, дёрнув головой.
-Значит, разбирать доспех не придётся, – ядовито откликнулся он, – а то Криг уже пошёл за ломом и отвёрткой…
-Ему повезло… - выдохнул Курт, открывая доспех изнутри, – где мы?
Он с трудом сел, осматриваясь. Он лежал не в танке, а в низком, но просторном помещении. Рядом на латах Мора сидел какой-то лысый человек, казалось, состоящий из одних жил. Его живот и грудь были обмотаны промокшей от крови повязками, но, кажется, это не доставляло ему никаких проблем. Услышав его вопрос, он раздражённо поморщился и, опередив Клота, ответил.
-Да у Дроздов, что б их! – он раздражённо вынул изо рта самокрутку, уронив немного пепла на пол, – то-то рады мне были… Каптёр до сих пор старается лишний раз со склада не вылазить. Помнит, что я ему обещался скулу своротить за тот молот.
-Мор?! – выдохнул ошарашенный и разом забывший обо всём Курт.
Жилистый человек смерил его пренебрежительным взглядом.
-А кто ж? – он кивнул на свои латы, – если б кто на мои латы без спросу сел бы, летел бы дальше, чем я вижу… А значит, эт точно я.
-И… У тебя же лом… - осторожно отметил Курт.
На лице человека мелькнуло раздражение, а в груди зародилось привычное для Курта ворчание, напомнившее ему разом то же самое, рвавшееся из динамиков на шлеме.
-После первый битвы оголовье слетело… - он резко встал, – идём… Мой лорд. С птичниками познакомлю.
-Хорошо… - Курт с трудом поднялся, поняв, что напоминать, что Мор начинал среди ненавистных ему теперь птичников, не стоит.
Они поднялись на второй этаж. Красно-черный рыцарь, стоящий около огромного пулемёта, больше напоминающего небольшую пушку, буде к ней прилагалась лента, медленно повернул шлем в сторону Мора.
-Чё? – поинтересовался у него Мор.
-Милость канцлера воистину велика… - мрачно ответил рыцарь, снова поворачивая голову в сторону чахлого леса, из которого то тут, то там виднелись остатки каких-то бетонных строений.
На лице Мора отобразилось нечто среднее между злобной ухмылкой и оскалом.
-Мой бывший брат Агидиус, – представил он, – один из тех, кто решил, что засовывать нашего капитана головой вниз в сливное отверстие не есть достойная замена рыцарской дуэли…
-Он заявил, что Мору место среди бандитов и прочих отбросов, – пояснил уже слышавший историю Клот, ухмыляющийся не хуже Крига на суде, – итогом, к его разочарованию, был вовсе не вызов на рыцарский поединок со всеми вытекающими.
Из-под шлема стоящего около пулемёта рыцаря донёсся усиленный динамиками скрип зубами. Видимо, вкратце передающий отношение к Мору в ордене Дрозда, а заодно, и к его поступкам. Тем временем показался пятившийся задом Криг. Он тащил в зубах большой мешок с инструментом. Курт некоторое время следил за ним, потом сместился так, чтобы дракон врезался в него хвостом. Выпустив из пасти мешок, Криг поднял удивлённую морду.
-Полагаю это лишнее, Криг, – проворчал Мор, – где Грайла?
-В танке ковыряется… - Криг сел на хвост, давая отдых спине, – а вам, что б снова не улечься, хорошо бы к медикам сходить.
Курт коротко мотнул головой. Ещё в Штрейне он поставил себе за правило не упускать из вида всех, кто по той или иной причине ему доверился. А здесь, в ордене, сдерживаемом лишь законами гостеприимства и военным положением от немедленного на них нападения, Курту не очень хотелось оставлять их наедине с хазяевами. Наклонившись, он подхватил с пола мешок Крига, поморщившись от боли в рёбрах и спине, и взвалил на спину, удобно распределив нагрузку. Правда, что-то квадратное довольно неприятно садануло по хребту, но, не обратив на это внимание, он кивнул Кригу.
-Веди… - стараясь, правда, при этом скрыть натужность в голосе.
-Недалеко… - быстро ответил Криг.
Невольно радующийся тому, что ему не придётся переть на себе весь этот инструмент, и смущённый тем, что это делает за него его лорд. С обзорной площадки пулемётчика вниз вела неприметная лестница, где в ангаре, а по сути, крытом навесе с грубо сваренными из ржавых металлических пластин стенами, стояли их танки. На зауженной посредине скамейке, что давала возможность удобно пристроить крылья, лежала Гайла. Спустившимся были видны только её задние, положенные друг на друга лапы и азартно подёргивающийся кончик хвоста. Судя по всему, драконочка всерьёз решила пересобрать порядком разболтавшийся после недавней битвы двигатель. Курт заметил прочно сидящее на бедре стальное кольцо с выгравированными там буквами и цифрами.
-Гайла? – позвал он вздрогнувшие лапы.
-Секунду, мой лорд! – быстро сказала драконица.
Судя по лязгу, она что-то быстро подкрутила и, оттолкнувшись, выехала наружу. Передние лапы были в машинном масле. Пара капель была и на чешуе. Зато бинтов на морде не было. Лишь свежие, почти зажившие шрамы.
-Два вопроса… - не спеша начал он, – первый… Что это за кольцо?
-Его обязаны носить все драконы, живущие в землях ордена Дрозда… Пока я была у герра Бельхера, он снял его с меня, утверждая, что животным они не нужны, – пояснила драконица.
Курт не спеша кивнул.
-Второй вопрос… Ты называешь меня своим лордом, но я не вижу раскраски на твоих крыльях… - начал было он, на что Грайла расправила крылья, явив выкрашенные в чёрное перепонки с жёлтой ладонью посередине, - тогда снимай… В наших землях колец не носят. Ни драконы. Ни люди. 
Гайла, отложив зажатый инструмент на какой-то ящик, аккуратно вытерла лапы тряпкой и, вытянув лапу, аккуратно стянула кольц.
-Всё, мой лорд? – уточнила она.
-Нет… Теперь пиво, – заключил Курт.
Мор радостно хохотнул, хлопнув Курта по больному плечу, не замечая тоскливого вздоха драконов.
Впрочем, пивной как таковой не было. По сути, выкупленное у хозяев аванпоста пиво им принесли в пустующую комнату, что с натяжкой можно было бы охарактеризовать как гостевую. Пара брошенных прямо на пол матрасов да заколоченные окна, сквозь щели которых прорывался влажный сырой ветерок. Гайла, оторванная от любимого дела, мрачно опустила морду в выданную ей кружку и, с трудом выпив половину, теперь облизывала от пены морду. Сидящий рядом с ней Клот толкнул ей поднос с колбасками, выданный гостям в качестве бесплатного провианта.
-Что я пропустил? – деловито уточнил Курт, жуя тем временем зачёрпнутую хлебом из миски какую-то густую похлёбку.
-Ну, для начала лорд Мор изволил представится, – ядовито заметил Клот, – после чего там… То есть, тут, старательно спорили, открывать ли по нам огонь… По итогам, узнав, что с нами сам владыка Штрейна, и мы порядком убавили число ворон в их же гнездовищах, нас решено было пустить, невзирая на Мора.
Тот раздражённо покосился на Клота, сжимая кулак, потом, поймав укоряющий взгляд Крига, всё-таки отвлёкся на сделанный из сосиски и хрустящего хлебца бутерброд, коим угрюмо захрустел. Поняв, что уточнять у Мора по поводу прошлой его жизни в этом ордене не стоит, Курт сменил тему, обращаясь к драконице, с трудом пытавшейся расправится с остатками пива в собственной кружке.
-Как ты оказалась в оковах? – напрямик спросил он.
-О… - она изящно подцепила когтём сосиску с блюдца и откусила небольшой кусочек, – видите ли, мой лорд… Дело в том, что они хорошо знают легенды моего дома.
Мор презрительно скривился, а Курт вздохнул. Кажется, все местные драконы говорили при помощи своих небылиц.
-Рассказывай… - кивнул он, – мне уже доводилось слышать сказки драконов.
-Это не сказка, мой лорд. Когда-то белый дракон по имени Глишем ушёл в горы, ища ответа и совета, пытаясь найти место драконам в этом мире. Он рыбачил в горных озёрах и каждый день возвращался на один и тот же каменистый уступ, где лежали древние, обточенные ветром и снегом камни, а облака под час струились прямо под лапами, подёргивая мир занавесью. Он был в отчаянье. Ответ не приходил, знания же ускользали из лап новых поколений драконов, словно мелкий песок. Гордыня же и небрежность, свойственная древним, подчас разгоралась в потомках с огромной силой. И в один из дней он увидел бабочку. Белую, как он сам. Занесенную так высоко случайным восходящим потоком, что иногда случаются в горах. Говорят, он увидел, как она села на песчинку у его лап, давая себе отдых, после чего вспорхнула, толкнув её лапками. Печинка покатилась вниз, увлекая за собой две, те зацепили четыре, уже покрупнее, и под конец огромный бушующий камнепад уносился со склона гор, провожаемый его взором. Огромные куски горной породы откалывались и устремлялись вниз, и понял в этот момент он, как ему вести своих потомков. Мастерство и аккуратность. Где единое, даже маленькое движение приводит к сильнейшим результатам. Говорят, первые его ученики собрали самые первые механические часы. Говорят, и не только их… Так или иначе, Глишем учил нас терпению и настойчивости, первым из всех домов пытаясь заключить союз с людьми в той войне. Предлагая обучить их технике, на тот момент людям неведомой.
-И? – уточнил Курт.
Гайла аккуратно прожевала сосиску и всё-таки запила её пивом, после чего спокойно закончила.
-Он завещал нам терпение и спокойствие, даже когда лежал пробитый очередью одного из лордов, решившего, что великий механик, живущий у его соседа, даёт тому неоправданно нажитое превосходство над ним, – она замолчала, – с тех пор наш дом зачастую используют как техников, инженеров и кузнецов. Не принимая при этом ни в один из цехов. Орден Дрозда всегда славился своей нетерпимостью к драконам и само то, что для того, чтобы получить лучшее оружие и броню, они должны платить ящерицам, всегда задевало их. Именно тогда, когда профессор оповестил главу об исследованиях, они взяли первую попавшуюся на нарушении. Драконам запрещено владеть оружием. И когда меня поймали за тем, что я несла останки найденного в лесу пулемёта, меня тут же передали для исследований доктору, отчаянно стремившемуся доказать, что наш разум есть имитация. Около месяца он искал различные способы, чтобы найти различие моего мировосприятия от человеческого, пока не решил прибегнуть к медикаментозному.
-Мне определённо хочется ещё повстречаться с ним, – проворчал Мор.
Драконица благодарно кивнула. 

Курт снова не заметил, как погрузился в сон. Беспокойный и тревожный. Ему снились самые разные вещи. То монахи из аббатства Кромель, зачем-то устроившие шествие вокруг Штрейна в его отсутствие и кричащие о нечестивости чёрных драконов и том, что они есть лишь тела, одержимые злыми духами. Это было столь заунывно, что он провалился в другой сон. В нём было темно, и он лежал в той же комнате где уснул, а над ним в полумраке была морда Клота, сосредоточенно разглядывающего его. Кроваво красные глаза подозрительно поблёскивали.

-С вами всё в порядке, мой лорд? - поинтересовался он 
-Да... Если не считать того, что мне снилось, что куча монахов из аббатства Кромеля кричали мне, что чёрные драконы есть всего лишь тела, одержимые злыми духами, - проворчал он, чувствуя боль во всём теле.
Внезапно глаза Клота сверкнули, зажигаясь зловещим красным огнём, а он наклонился над ним, поставив переднюю лапу на грудь и обнажая в ухмылке клыки.
-А так и есть, мой лорд... Наша сила... ПРАХ!!! - рявкнул он, открывая пасть.
-Кл... - Курт вздрогнул.
И понял, что окончательно проснулся. Он лежал всё в той же комнате, где уснул, а над ним в полумраке была морда Клота, сосредоточенно разглядывающего его. Кроваво-красные глаза подозрительно поблёскивали.
-С вами всё в порядке, мой лорд? - поинтересовался он.
-Нет... - быстро сказал Курт, - пиво осталось?
Ухмыльнувшись, дракон потянулся за оставшейся с вечера лишней кружкой и услужливо протянул её Курту, что с трудом попытался приподняться на локте. Всё тело отозвалось жуткой болью. Севший на хвост Клот наклонил голову на бок, потом, вздохнув, помог ему чуть приподняться, давая сделать небольшой глоток.
-Спасибо… - Курт с трудом утёр губы от пены второй, тоже почему-то плохо слушавшейся рукой, – думаю, нам пора отправляться…
-За врачом… - прокомментировал Клот, отставляя кружку и чуть ли не силой укладывая Курта на место, – Гайла пошла сразу, как проснулась.
Курт негодующе посмотрел на морду дракона, когда скрипнула дверь. Это оказалась несущая в зубах какой-то мешок Гайла. Кинув его рядом с Куртом, она достала оттуда какую-то склянку и заранее приготовленную чистую тряпицу.
-Мне пришлось сказать, что без этого нам придётся прогостить дольше, – улыбнулась Гайла, открывая баночку,– и заметьте, мой лорд… Я не соврала. Помоги его раздеть.
Курт протестующее попытался сесть, но натолкнулся на лапу Клота, а секундой позже боль во всём теле буквально отбросила его назад. Не отошедший от горячки боя организм вчера ещё не окончательно прочувствовал своё состояние. Зато теперь протестующее вопил при каждой попытке привести его в движение. Единственное, что ему оставалось - это позволить стянуть с себя верхнюю одежду, наблюдая за тем, как Гайла, аккуратно намазав тряпицу выданной ей мазью, втирает её в уже раскрасившие его тело гематомы. При каждом прикосновении против воли Курт невольно шипел сквозь плотно сжатые зубы, наблюдая за сощуренными зелёными глазами Гайлы, в этот момент выражающими только терпение и спокойствие.
-Ну вот и всё… - сказала она, окинув взглядом проделанную работу, – сегодня у вас определённо выходной, мой лорд…
-Я думал, будет хуже… - заключил сидевший на хвосте Клот.
Гайла, аккуратно взявшая из мешка чистую тряпицу, весело оскалилась, смотря на него.
-И был прав… Нам ещё будить лорда Мора! – сообщила она.
-И Крига… Сами не справимся… - быстро заключит Клот, покосившись в ту сторону, где спал храпевший всё это время рыцарь.
Видимо почуяв что-то, рыцарь подозрительно всхрапнул, а на морде чёрного дракона появилось страдальческое выражение.

***

Едва обретя новое имя, Грис начала готовится к родам. Ведь, роди она чёрного дракона, скорее всего закончилось бы тем, что отряд солдат забрал бы её ребёнка в один из интернатов Вирбессена, хорошо пересчитав ей рёбра. В лучшем случае. И ей совершенно случайно улыбнулась удача, когда она увидела Рошри. Чёрную драконицу, прикованную на городской площади к столбу в то время, как палач отсчитывал положенные ей плети за какой-то проступок. Именно тогда она узнала, что часть этого проступка  - неразрешённая беременность, усугублённая попыткой украсть пару банок консерв из лавки. Именно тогда она дождалась окончания экзекуции, заранее купив на последние деньги бутыль вина, иголку и суровые нитки, и, уведя тихо скулящую и ничего не понимающую чёрную в свой закуток, почти силой влила половину содержимого ей внутрь, употребив оставшееся на рассечённые хлыстом перепонки, которые аккуратно сшивала, между делом уточняя биографию Рошри и, главное, время её первого проступка. Так она услышала историю о скучающем зелёном, что предложил поделится своей кровью с ней, истосковавшись по дамскому обществу, и исчезнувшему сразу как стало ясно, что это получилось. Тогда, дав той выспаться, Грис объяснила свою ситуацию и та согласилась на помощь, отлично понимая, что без неё в лучшем случае лишилась бы крыльев, а то и жизни, скончавшись в какой-нибудь подворотне от потери крови. В любом случае, Грис обогнала её всего лишь на день. И потому не составило особого труда отвлечь соседей тремя бутылями с вином, отданными на откуп «за нарушение ночного покоя», благодаря чему никто не обратил на крики и стоны чёрной. Всё получилось как нельзя лучше. И сейчас новорождённые копошились в маленьком, сделанном из свёрнутого тряпья гнезде в то время как их матери лежали рядом, не в силах оторвать от них глаз. Пьяная драка, а, может быть, просто в конец разошедшаяся гулянка, и холодный ночной ветер, прорывающийся сквозь все возможные щели, не могли отвлечь их от этого занятья. Совершенно похожие друг на друга драконята, ещё розовые, неотличимые на людской взгляд и уникальные для своих матерей могущих узнать их по запаху и неуловимым приметам из тысяч таких же. Их освещала самая обычная свеча, зажжённая в сделанном из банки фонаре. В какой-то момент Грис почувствовала толчок лапой и покосилась на Рошри.
-А я думала, металлические совсем не умеют улыбаться, – сообщила она, весело смотря на неё, – а ты этим весь вечер занимаешься.
-Правда? – но вместо обычной холодности в голосе Грис прорезалось нечто иное, и потому она, вздохнув, неожиданно пояснила, – я впервые дала кому-то жизнь…
Заурчав Рошри лизнула Грис в ухо, укутав перепонкой. С её точки зрения она это сделала как минимум один раз, не бросив её тогда. Оглушённую болью, истекающую кровью посреди площади, полной смеющихся над ней людей, вполне могущих закидать камнями. Грис лизнув её в нос в ответ, устроилась удобнее, смотря на закончивших поедать выданную им порцию тушенки драконят, сейчас погрузившихся в сон.
-Тебя ещё с неделю могут вычислить на улице, – заметила драконица.
-Могут… Если, конечно, старик Гофман обратит внимание на мою походку или ни с того, ни с сего устроит мне досмотр… - уже спокойно, в обычной манере ответила Грис, – вот только там, где я работаю, людей мало.
Рошри кивнула. Её сейчас клонило в сон. Выданные ей Грис лекарства начинали действовать, успокаивая боль, и на чёрную наваливалась усталость.
-Ты… Хочешь его растить… Здесь? – осторожно спросила она.
-Нет… - дёрнула хвостом Грис, – в Штрейне, там, где живёт его отец.
Грис замолчала, чувствуя что сказала лишнее. Но, кажется, Рошри сейчас думала как-то иначе, потому что укладываясь она пробормотала.
-Это… Хорошо, когда есть отец… А Штрейн, наверное, отличное местечко, если есть смысл ехать туда по нашим дорогам и в наше время… - она уткнулась носом в плечо Грис.
-Дело в том… - начала, было, Грис и остановилась.
Рошри спала, провалившись в забытьё, не поведя ухом даже когда об тонкую стену, чуть не проломив её, ударило что-то тяжёлое. Закрыв глаза, Грис последовала её примеру. Письмо должно было встретить в скором времени. А сама она… Вернее не она, а добропорядочная ремонтник Хайн тем временем возьмёт одного из детей Рошри под опёку, чтобы передать её очень дальнему знакомому Клоту, о чём та непременно напишет в сопроводительном письме. Улыбнувшись снова, Грис тоже заснула. 
На улице тем временем бушевала непогода. И назревал ураган, а к соседям вломились вызванные кем-то стражи. Но обе драконицы этого не слышали. А драконята были достаточно умны, чтобы прислушаться к памяти крови, подсказывающей, что им стоит положится на старших. Потому, обеспокоенно повозившись, они то же сгрудились в одном углу, временами поблёскивая красноватыми глазами в сторону тонкой перегородки. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Веселые птицы теперь там водятся. Хотя, они вряд ли птицы как таковой.

 

Непростая ситуация в том мире, и все усложняется хаосом от заражения и постоянными войнами.

 

Яд, разбивши драконий вид, на подвиды, описывался в тексте? Найти не смог.

 

И еще насчет ксенофобии людей. Ты, говорил, что это потому что драконы подчиняются только своим домам, не обращая внимания на законы людей. Они что, не понимают, что живя на территории человечества, они должны подчинятся их законам? И отсюда следует, что надо просто выработать взаимовыгодные законы, но уж точно не устраивать войну с последующим порабощением драконов.

Edited by Дантист

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, я могу рассказать но это будет жуткий спойлер. Если хочешь отправлю личным сообщением. Здесь же скажу - это связанно и с решением Эсквана. И с их происхождением. И главное с верностью своим домам. Которая теперь лишь традиция усугублённая "ядом" в их крови разбивающая их на различные дома. И так?) Мне слать ответ? Это главная тайна этого мира которую кстати не знает не Грис не Клот.

 

Аванпост Дроздов они покинули сразу же, как Гайла окончила обрабатывать раны Мора под взрёвывания рыцаря, что он не позволит лапать себя какой-то крылатой ящерице. Когда же свои услуги предложил Клот, он чуть не получил в челюсть, но общими усилиями Мора удалось успокоить и всё-таки обработать раны до конца. Во всяком случае, действия обезболивающего хватило, чтобы Мор спокойно добрался до танка где, облачившись в доспехи, потерял сознание.
И теперь они проделывали путь в полной тишине. Даже сам Курт прибывал в состоянии лёгкой полудрёмы.  Пару раз он видел перед собой морду Гайлы, слегка обеспокоенной и что-то объясняющей. Из её слов он понял, что впереди находится последний на их пути город в землях Дроздов, так называемый, Раубгард, и сейчас ему лучше вздремнуть, как и Мору. Он не успел возразить, потому что понял, что воспользовавшаяся отсутствием шлема драконочка аккуратно вколола ему в шею, что-то из аптечки, и с трудом держащиеся сознание уплыло, приведя на смену ряд тревожных сумбурных ведений.
Пришел в себя он от резкого удара. Танк резко остановился, и его голову особенно сильно мотнуло, от чего он приложился от спинку так называемого трона, где полагалось находится облачённому в латы рыцарю до того момента, как он откроет шлюз. Курт, не глядя, взял закреплённый на подоконнике шлем и, включив гарнитуру, надел.
-Долго я спал? – со злостью борясь с непрошеной слабостью в голосе, поинтересовался он.
-Пять часов, мой лорд, – тут прозвучал голос Клота, – и вы сейчас нужны нам.
По лестнице, ведущей с орудийной башни, тем временем заклацали когти спускающейся Гайлы. Драконица спешила, как могла. Как, впрочем, и выбирающийся из водительского отсека Клот. Оба дракона выглядели крайне встревоженными, но ни один из них не был на боевом посту. А значит, оружие не должно было пригодится. Следующий вопрос он не успел задать, потому что в шлюз грохнул удар, произведенный, судя по всему, прикладом.
-С вами говорит стража Раубгарда!!! – хрипло оповестил голос, – если в машине есть драконы, то им необходимо пройти досмотр.
-Интересно…. – шагнувший вперёд Курт дёрнул рукоять и не спеша шагнул из открывшегося люка.
Гвардеец в чёрно-красных латах невольно отшатнулся, уходя с пути выходящего из танка рыцаря, держащего в руке тяжёлый турнирный молот.
-С кем имею честь говорить? – громыхнул Курт, нависая над ним и не обращая внимания на остальных, что попятившись наставили на него винтовки.
-Капитан городской стражи Раубгарда Олаф Шольц!!! – представился мужчина, – простите, лорд, но это необходимая часть процедуры. И, с кем имею честь говорить я?
Курт некоторое время молчал, изучая стража. Чувствуя по напряжённому молчанию вставших по бокам драконов, что дело не так просто.
-Лорд Курт Крённер из ордена Железной Руки, правитель Штрейна, – спокойно представился он, – и я намереваюсь узнать, что за процедуру вы собираетесь произвести.
-Досмотр ваших драконов на предмет недозволенных предметов, – быстро объяснил апитан, – каковым является золото, не пускаемое ими в оборот.
Курт медленно выдохнул, невольно радуясь тому, что Мор сейчас находится спит, находясь под действием введенных ему Гайлой лекарств.
-Капитан Олаф… Что вы наблюдаете на крыльях моих драконов? – поинтересовался он.
-Но… - медленно начал тот.
Курт резко прервал его.
-Вы наблюдаете знамёна моего ордена. Они оруженосцы, мой дорогой Олаф. И их собственность - собственность ордена Железной Руки, и не вам решать, что следует изымать у них, – он замолчал, – и я не позволю грабить моих драконов.
-Даже если они принадлежат вам… - медленно начал кпитан, – то это не грабёж. Мы выплачиваем компенсацию за изъятое у них на нужды армии в военное время.
Курт снова медленно покачал головой.
-Если это всё, то освободите дорогу. Ибо один из орденов не может изъять имущество другого ордена в свою пользу, даже с предоставлением компенсации, – он не спеша направился в танк, – Клот, Гайла. По местам.
-Да, мой лорд! – быстро отозвались они.
Курт краем глаза заметил, как высунувшийся было Криг тоже вернулся в танк, с лязгом захлопнув за собой люк. А гвардейцы неохотно утаскивают в сторону установленный посреди дороги ёж.
Впрочем, Курта это не волновало. Едва оказавшись в танке, он открыл доспехи и, перебарывая боль в плохо работавшей руке, медленно полез на своё место в оружейной башне, где уже сидела Гайла, что тут же подвинулась, пересаживаясь на ящик из-под снарядов. Буквально упав в кресло, он надвинул на глаза окуляры перископа. Они проезжали главную городскую площадь, где окружённые гвардейцами толпились драконы. Так же фигуры гвардейцев виднелись и на крышах домов. Драконов по одному выводили к небольшому стоящему прямо на брусчатке столу, по бокам которого стояло двое рыцарей в чёрно-красных доспехах. Сидящий там чиновник принимал золотой слиток и давал взамен небольшой мешочек с монетами. Чуть поодаль лежало четыре драконьих тела, брошенных друг на друга. В луже собственной крови. Видимо, это давало понять остальным их участь в случае попытки избежать официальной процедуры.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если это тайна, то лучше узнать её вместе с персонажами, иначе это убьет много интереса и тайн.

 

Еще я вижу тайну мира в рыцарских доспехах. Что там за двигатель стоит? Уж даже если мы, люди, опередившие это человечество на, минимум, две трети века, не смогли изобрести компактный и мощный источник энергии для боевых экзоскелетов (хотя продвижения есть).

 

Надеюсь, в тексте таки откроется и тайна этой ксенофобии, что заставляет людей идти на такие вот мерзости, как описываются в тексте.

Edited by Дантист

Share this post


Link to post
Share on other sites

Надеюсь, в тексте таки откроется и тайна этой ксенофобии, что заставляет людей идти на такие вот мерзости, как описываются в тексте.

дантист вот уже в который раз я читаю про то что у людей не может быть ксенофобии.

люди не любят даже других людей только за то что у них другой цвет кожи или иной разрез глаз или ещё что-то "не так". что уж говорить об покрытых чешуёй драконах! ;)

и это часто используется во многих произведениях! эта тема на все времена! :-) конфликт который строит сюжет . . .

даже в произведениях Драко это есть!

  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потому что под такой нелюбовью есть причина. "Те узкоглазые хотят наши острова и войну развязали с нами". Иные же причины - просто нацизм, а это "достоинство" отдельных индивидов, а не расы в целом. И нет полной нелюбви к людям другого цвета кожи или разреза глаз, есть отдельные индивиды, но никто не убивает негров и японцев прилюдно. Подобная жестокость - плод пропагады, воспитания и политики государства, под которыми есть причины. Тут же я таких не вижу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потому что под такой нелюбовью есть причина. "Те узкоглазые хотят наши острова и войну развязали с нами". Иные же причины - просто нацизм, а это "достоинство" отдельных индивидов, а не расы в целом. И нет полной нелюбви к людям другого цвета кожи или разреза глаз, есть отдельные индивиды, но никто не убивает негров и японцев прилюдно. Подобная жестокость - плод пропагады, воспитания и политики государства, под которыми есть причины. Тут же я таких не вижу.

ну тут такая политика есть! лорды не хотят платить золотом "каким-то там ящерицам" за военную технику. ;)

но впрочем я думаю автор всё объяснит лучше. :-)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дантист, donger9 и прочие читатели... Я временно прерываю вещание но примерно через неделю возобновлю его за ново)

 

Относительно ксенофобии - ближе всего к разгадке donger9. В последствии властям было выгоднее поддерживать вражду с экономической и с политической точки зрения (против кого дружить). Но подробнее все карты в скором времени открою в тексте.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...